Господа Головлевы

Купить в магазинах:

OZON.ru:
+ Подарок
111RUB руб. купить
My-shop.ru: 110 руб. купить
Лабиринт: 150 руб. купить
FLIP.kz: 977 тг. купить
полный список магазинов
(4.4)
(0.0)
Читали: 288    Хотят прочесть: 96

Господа Головлевы, М. Е. Салтыков-Щедрин

Авторы:

Издательство: Азбука, Азбука-Аттикус

ISBN: 9785389104808

Год: 2015

«Для людей слабохарактерных те внешние грани, которые обставляют жизнь, значительно облегчают бремя ее. В затруднительных случаях слабые люди инстинктивно жмутся к этим граням и находят в них для себя оправдание.»

Творчество М.Е.Салтыкова (Щедрина) занимает особое место в истории русской литературы. Его сатира откликалась на все значительные явления общественной жизни, безжалостно бичуя пороки, обличая ложь и нравственный упадок эпохи "великих реформ". Размышления о судьбе Росси о проблеме "отцов и детей" нашли отражение и в знаменито романе "Господа Головлевы" (1880), а образ главного героя Иудушки Головлева, - бесспорно, принадлежит к числу самых крупных созданий отечественной литературы. Обо всём этом и не только в книге Господа Головлевы (М. Е. Салтыков-Щедрин)

"Это разбойники по большим дорогам грабят, а я по закону действую"

28
История может считаться рассказанной до конца, если заканчивается смертью главных героев, Маркес не даст соврать. Только тогда читатель может охватить всю панораму прожитой жизни и вынести ей окончательный вердикт. Любая жизнь, как и любая история - всего лишь цикл. Смерть придает жизни целостность так же, как ограниченность бумажного полотна придает целостность любой нарисованной картине. Салтыков-Щедрин принадлежит к тому числу рассказчиков, которые рассказывают историю до конца. Правда, смерть у него - не логичное и естественное завершение жизни, а неминуемый и скоропостижный результат неправильного с ней обращения. Смерть - как пиковый индикатор несмываемого смертного греха.
"Господа Головлевы" - это пронзительно печальная семейная сага о вырождающемся семействе, утонувшего во всех семи смертных грехах, гниющего и пожирающего себя изнутри. Салтыков-Щедрин высмеивает обрядную религиозность, но наглядно показывает, почему семь смертных грехов называются именно "смертными". И религия тут вовсе не при чем. Психологическая и физиологическая механика саморазрушения в чистом виде.
В второй половине XIX века многие русские классики обращались к теме семейного кризиса, причем именно в обеспеченной среде зажиточных господ, но только Салтыков-Щедрин возвёл этот кризис в абсолют, пошел, так сказать, до конца. Его сатира уникальна. Полагаю, в "Истории одного города" она несколько иная (пробовал читать - не пошло), но в "Господах Головлевых" она ничуть не похожа на тонкую иронию Николая Васильевича или Антона Павловича. Лично я не нахожу ее хоть сколько-нибудь юмористической. Мрачная, свинцово тяжелая, хладнокровно жестокая, но бесконечно правдивая - вот какими прилагательными хочется ее охарактеризовать. Потрясающе обоняемая и осязаемая атмосфера тлена и разложения поместья Головлевых сочетается с рельефно высеченными персонажами, которые материализуются в воображении с такой резкостью, что невозможно примириться с мыслью, что это лишь плод авторского воображения. Образ же Порфирия Владимировича, сиречь Иудушки, этой раковой клетки семейства Головлёвых, стал для меня одним из самых колоритных и филигранно созданных отрицательных персонажей мировой литературы. Скользкий, жалкий, хлипкий, но стопроцентный подлец до зубного скрежета. Фантастический и реальный до рези в глазах одновременно!
Зло всегда возмущает человеческую душу, но зло, маскирующееся под добродетель, возмущает вдвойне. Когда зло действует открыто, в нем есть первобытная стихийность, даже честность (одна из лучших добродетелей). Скалящий зубы волк не вызывает лютой ненависти, пока не спрячется за кудрявой овчинной шубкой. Иудушка возмущает читателя именно двойным дном: юридическая безупречность при полной безнравственности, обрядная набожность при религиозной распущенности, показная доброжелательность при наглом лицемерии, фальшивая щедрость при скаредности и холодном расчете, бесконечные нравоучения в потоке лживого, зудящего и кровососущего пустословия. Салтыков-Щедрин был первым, кто разработал отрицательного персонажа - Пустослова-Кровососа (непременно с большой буквы!), да еще с таким гениально проработанным синтаксисом. Именно словами Иудушка одурманивает и парализует, тиранит и глумится над умами окружающих, не пользуясь при этом ни обсценной лексикой, ни проклятьями, ни жалобами, не говоря на повышенных тонах и не впадая в неистовство. Напротив, его речи медоточивы, нагромождены нескончаемым сюсюканьем, увешаны уменьшительно-ласкательными словами-бирюльками; они примитивны, казуистичны, ужасно однообразны, насквозь лживы и в высшей степени расходятся с тем, что у него на уме. Они вызывают тошноту, физическую интоксикацию, как от поедания гнилых потрохов. Если и есть для Иудушки что-то бесконечно удаленное и никогда не пересекающееся друг с другом - так это Слово и Дело. Стоит ему только разинуть рот, как вы чувствуете, что у вас просыпается инстинкт убийцы - так бы и треснуть промеж рогов стервецу эдакому, да посильнее. Какой типаж, друзья мои! Любо-дорого!
Как мне показалось, у С-Щедрина не столько социальная сатира, сколько экзистенциальная, собирательная. Русский классик забурился слишком глубоко в гнилую червоточину человеческой души, чтобы считать его роман социальным обличением помещиков, потому-то эти драгоценные изыскания со временем и не растеряли своей силы. Надо называть вещи своими именами - это потрясающее, совершенно гениальное произведение русской литературы, одна из ярчайших его жемчужин и это не напыщенные слова, а медицинский факт (и не спорьте - бесполезно).
P.S. В моем случае особую прелесть произведению придал чтец Александр Клюквин, сумевший невероятно точно прочесть это произведение, придать диалогам правильный интонационный окрас, особенно голосу главного виновника торжества. Всем любителям аудиокниг на карандаш однозначно.

"Головлево — это сама смерть, злобная, пустоутробная..."

12
Уж сколько было историй о вырождающихся семействах, о разлагающихся и обращающихся в тлен семейных ценностях, но сатирику Салтыкову-Щедрину, удалось написать, наверное, самую жуткую, мрачную и беспросветную. Читаешь и с каждой страницей, с каждой главой все больше и больше становится не по себе, но оторваться от текста не можешь. Этот мрак просто поглощает тебя целиком.

Он царит везде, не только в душах главных героях, но и в их имении. Кажется всеми силами они отгораживаются от всего хоть сколько-нибудь светлого. Скрываются от солнца за задернутыми шторами, не зажигают свечей, чтобы их свет не разогнал сгущающуюся над семейством тьму, и даже свет лампадок перед иконами больше пугает, оживляя во всех углах зловещие колеблющиеся тени. Что уж говорить о свете душевном... Луч света в этом темном царстве мелькает лишь раз, ближе к концу романа, чтобы тут же погаснуть.

Луч света ворвался в существование Анниньки. А именно, трагик Милославский 10-й прислал из Самоварнова письмо, в котором настоятельно предлагал ей руку и сердце. Аннинька прочла письмо и заплакала. Целую ночь она металась, была, как говориться, сама не своя, но наутро послала короткий ответ: "Для чего? для того, что ли, чтоб вместе водку пить?" Затем мрак сгустился пуще прежнего...

В Головлево темно, как в могиле... И его обитатели копошатся там, как могильные черви, рядом со своими "умертвиями" и все время что-то жрут. Причём еда зачастую тоже отдаёт мертвечиной - ослизлые, "припахивающие" огурчики, протухшая солонина. Поначалу "покуда всей старой гнили не приест", к новому семейство не прикасалось, чуть позже начинается настоящая оргия чревоугодия. Они, как бездонные бочки, поглощают все - и порченное и свежее, и сладкое и соленое, и постненькое и икорку, и картофелец, и капусточку, и строганинку, и запивают все квасцом и чайком. И во всех этих уменьшительно-ласкательных названиях еды есть что-то неприятное, как будто от этих слов еда сама станет приторной или у неё появится приторно-сладкий запах гниения и разложения.

За поглощением пищи, которая не насыщает тело, и разговорами, которые не насыщают ни ум, ни душу, проходит жизнь трёх поколений. Да и сами разговоры уже не первой свежести, бесконечные истории о прошлом, о том, как и что запасалось, и что поедалось, разглагольствования о Боге и молитвах.

Кажется, что жизнь для Головлевых особо интереса и не вызывает, они умело отгораживаются от всего живого. И это все страшно. И ещё страшнее, когда начинаешь проводить параллели с реальной жизнью, и видишь в ком-то знаком тень Иудушки.

А Щедрин заставляет тебя глядеть, глядеть на это все не отрываясь. Вчитываться в каждое слово. И потом снова и снова мысленно возвращаться к этому семейству, даже если ты уже давно перелистнул последнюю страницу книги.

Вот так-то. Очень рада, что даже не пыталась читать эту книгу в школьные годы, и что она нашла меня сейчас. Спасибо Книжному флэшмобу и Tiraell'ю.

Волосы дыбом от такого комизма!

11
Страшная книга, друзья. Да это же подробнейшее исследование деградирующего человеческого сознания! Салтыков здесь и с Достоевским потягается! Только Головлёвы погибают один за одним, не остаётся и надежды. У Фёдора Михайловича в страшной семье Карамазовых был прекрасный, светлый Алёша, а у Головлёвых лишь мрак и ужас. Едва ли найдётся более беспросветный роман. Салтыков-Щедрин, конечно, непревзойдённый мастер, если позволите, психологического триллера.
Средний балл оставивших отзывы: 4.67
  • Жуткая, ужасающая, гениальная книга.
    Негатив, негатив, негатив...
    Достаточно реалистичный и настоящий (не без перегибов конечно).
    Положительных черт в героях не помню. Неоднозначные есть, а вот с положительными не густо.

    Хотите узнать как не надо жить, какими не надо быть? Там всё есть.
    История одной смерти.
    Людей всегда привлекало рождение и смерть, созидание и разрушение. Тут про разрушение. Очень глубокие образы разрушения.

    В конце все умерли, но есть ещё и другие, которые тоже умрут, но позже...

    Если мы являемся тем, что мы читаем, то я не хочу быть этим.
  • 3
    +

    «Пошлость имеет громадную силу; она всегда застаёт свежего человека врасплох, и, в то время как он удивляется и осматривается, она быстро опутывает его и забирает в свои тиски. Всякому, вероятно, случалось, проходя мимо клоаки, не только зажимать нос, но и стараться не дышать; точно такое же насилие должен делать над собой человек, когда вступает в область, насыщенную празднословием и пошлостью. Он должен притупить в себе зрение, слух, обоняние, вкус; должен победить всякую восприимчивость, одеревенеть. Только тогда миазмы пошлости не задушат его.»

  • 2
    +

    «Мы, русские, не имеем сильно окрашенных систем воспитания. Нас не муштруют, из нас не вырабатывают будущих поборников и пропагандистов тех или других общественных основ, а просто оставляют расти, как крапивы растет у забора. Поэтому между нами очень мало лицемеров и очень много лгунов, пустосвятов и пустословов. Мы не имеем надобности лицемерить ради каких-нибудь общественных основ, ибо никаких таких основ не знаем, и ни одна из них не прикрывает нас. Мы существуем совсем свободно, то есть прозябаем, лжем и пустословим сами по себе, без всяких основ.»

Книгу «Господа Головлевы» М. Е. Салтыков-Щедрин можно приобрести или скачать: в 3 магазинах по цене от 110 до 150 руб.

Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Добавьте объявление первым!


  • Господа Головлевы. Сказки

    Господа Головлевы. Сказки

    Издательство: БАО, 2016

    ISBN: 9789663387338

    Купить данное издание можно здесь

  • Господа Головлевы

    Господа Головлевы

    Издательство: Директ-Медиа, 2015

    ISBN: 9785447549633

    Купить данное издание можно здесь

  • Господа Головлевы

    Господа Головлевы

    Издательство: АСТ, 2014

    ISBN: 9785170809363

    Купить данное издание можно здесь

  • Господа Головлевы

    Господа Головлевы

    Издательство: Азбука, Азбука-Аттикус, 2013

    ISBN: 9785389050815

    Купить данное издание можно здесь


Интересные посты

Заметка в блоге

А как вчера было...

Вот вроде только вчера зарегистрировалась на Букмиксе, а сегодня обнаружила письмо от Айсона, уже 6...

Интересная рецензия

Не у всех бывает хорошее детство

Я читала эту книгу и меня преследовала мысль: "Зачем я это делаю?" Книга мрачная, жуткая...

Новости книжного мира

Сегодня, 25 сентября, в истории

В этот день родились: 1792 — Иван Иванович Лажечников (на фото), русский писатель. Родился в...

Новости книжного мира

Сегодня, 24 сентября, в истории

В этот день родились: 1717 - Хорас (Гораций) Уолпол (на фото), английский писатель, основатель...