Мы живые

Купить по лучшей цене:

OZON.ru:
+ Подарок
458RUB руб. купить
FLIP.kz: 3800 тг. купить
полный список магазинов
(4.6)
(0.0)
Читали: 104    Хотят прочесть: 142

Мы живые, Айн Рэнд

Авторы:

Издательство: Альпина Паблишер

ISBN: 9785961459531

Год: 2017

«— Ты знаешь, где место таким девочкам как ты? — Да, там, где таких мужчин как вы, не пустили бы даже через черный ход.»

Цитата Это редкий дар - уважать себя и свою жизнь, желать самого лучшего, самого высокого в этой жизни только для себя! Представлять себе рай небесный, но не мечтать о нем, а стремиться к нему, требовать! (Айн Рэнд) О чем книга Это первый роман известной американской писательницы русского происхождения. Главная его тема - человек против государства, личное счастье против общественного блага - мастерски проведена через фон драматических событий в жизни Петрограда-Ленинграда начала 20-х годов. Почему книга достойна прочтения Прочтение первого романа Айн Рэнд поможет в дальнейшем по-настоящему понять идеи романа "Атлант расправил плечи", а также философско-публицистических книг. Это одна из самых трогательных и правдивых книг о драматических событиях начала 20 века. На протяжении десятилетий книга не теряет актуальности. Яркие исторические персонажи напоминают наших современников, а главная проблема романа - борьба... Обо всём этом и не только в книге Мы живые (Айн Рэнд)

Поблекшее золото, потускневшие кружева

19
Вначале на ум приходят кадры из мультфильма «Анастасия», где героиня кружится по заброшенному Зимнему дворцу и перед ней оживают картинки из прошлого. На смену этому приходит «Лебединая песня» Шуберта, грустная, лиричная, до боли трогательная. Это всё о данной книге.
Вернуться, чтобы умереть. Вернуться – чтобы выжить. Два абсолютно несовместимых понятия. Смерть – освобождение, свобода от мук, лежащее на снегу в луже крови. Не нужно слов, просто один взгляд в пустоту и неизвестность. Лучше бы я не знала судьбы Айн Ренд, которая и являлась героиней книги. Невозможно даже представить, что всё было так, но Лео Коваленский был живым, родные Киры тоже не выдуманные персонажи. Только одно слово приходит в голову – всепоглощающий человеческий ужас, смешение жизни, смерти.
Длинные, раскачивающиеся тени, стоящие часами в очередях и ждущих хотя бы грамм хлеба. Это не блокадный Ленинград, это 20е годы. Сейчас люди злы и жестоки, но чтобы настолько… Страшно не от того, что людей расстреливали, не от того, что вокруг царил голод, а страшно от того вида смерти, что витал вокруг. Смерть от голода, смерть без помощи – больницы для партийцев. Взгляд в потолок и застывший крик «Я хочу жиииииииить». А дальше пустота и звёздное небо и песня разбитого бокала. Старинные ковры и вазы, покрывшиеся пылью, лежащие в деревянных гробах памяти. Я рада, что родилась в другое время, рада, что не видела всего этого, я бы и сама, как Кира не смогла остаться, не смогла смириться с той существующей реальностью.
Человек, как говорится, привыкает ко всему. Привыкает нежиться в постели, но если нужно готов и вылизывать сапоги. Жить же нужно и ради неё можно отказаться от своих принципов. Всё это пустое «Я никогда не стану как они». Человек желает властвовать, не важно, каким путём, рано или поздно человек становится похожим на окружающую его действительность. Единственный способ бороться – это умереть. «Что стоит один аристократ, по сравнению с пролиториатом»? По сути дела абсолютно ничего, сила на стороне большинства, но прав тот, кто сказал «Аристократия была цветом и душой, вы убили душу». Что остаётся после этого? Глухое подчинение окружающей действительности, без права жить, без права существовать и дышать.
Я не люблю политику, не люблю рассуждать о ней, и она мне абсолютно не важна. Просто тема, очень близко подходит к теме политики. Но в ней ли дело? Не в ней. Не важно, что за люди у власти, неважно какой режим в стране, важно лишь то, что в душе у тех людей, которые пытаются строить жизнь по новому укладу. Один из таких – Андрей Таганов. Человек, оказавшийся на распутье между прошлым и будущим. Говорят, есть только 2 пути – либо ты белый, либо ты красный. Есть и 3 путь – ни тот ни другой. Как это вообще возможно? Рассмотрим на примере Андрея. Всем сердцем он любил партию, потому что она дала ему возможность выжить, когда он нуждался, отомстить тем, кто причинил ему боль, но он ненавидел те методы, которыми руководствовался этот орган. В его смерти нет вины никого, он сделал это не от унижения, не от предательства, а от того, насколько сильно он заблуждался в своих выводах. Он не был своим среди партийцев и не был своим среди «отверженных», он был посередине.
Прошу вас, те, кто будет читать эту книгу, не ищите в ней политический подтекст, его в нём нет. Это не книга о том, что Ленин – святой и коммунизм это вершина человеческого благополучия. Это не книга о том, что как было здорово, когда колбаса стоила 2р. 50 коп. Это книга о том, как человек выступает против всего общества, сталкиваясь с ним лицом к лицу. Когда человеку всё равно, что вокруг, ведь у этого человека есть мечта – построить мост. Мост куда? Мост к собственной личности и самосознанию. Герои не могут жить так, как им предлагают, это период не демократии, это период руководства партии. Это книга о личностном поступке и личностном решении. А таких людей обычно никто не ценит. Почему обязательно нужно принадлежать к чему-то, поймите люди, это не обязательно. Но выбор таким людям не даётся…
Другой аспект – это выбор любви. Лео или Андрей. Они очень похожи, они в чём-то сходятся во мнении, единственное различие в том, что как они считают, они по разные стороны баррикад. Сначала, я симпатизировала обоим, два очень сильных мужчины, со своими взглядами. Но постепенно я стала разочаровываться в Лео Коваленском. Он говорил, что он против всех, не правда – он был за себя, за свои интересы. Любил ли он – нет, он сам сказал «Ты мне не нужна, ты лишь красивая шлюшка». А вот Андрей действительно любил Киру и действительно встал на путь бунта – пошёл навстречу смерти и навстречу обществу. Глупый, не оправданный риск, но и такая желанная свобода. Больно от того, какой выбор был сделан, ведь это было известно изначально, что этот человек погубит Киру Аргунову. И вот уже перед нами заснеженное поле, и девушка, распростёртая в луже крови в старинном платье похожая на невесту смерти. Это трагически красиво…
Не знаю, как охарактеризовать это произведение – скрытая биография, драма, и даже есть элементы готики. Всё вокруг чёрное, не цветное, полное тумана и хаоса. Я бы хотела увидеть это в кино, но цвета не должны быть яркими, как в списке Шиндлера. Я знаю, что была экранизация этого романа в послевоенные годы, но мне хочется увидеть это произведение глазами современников, чтобы они почувствовали личность человека, а не политическую идею. Чтобы люди поняли, что в действительности борьба – это не шествие с оружием, не доказательство перед репортёрами кто прав, а кто нет. Борьба – это выбор каждого человека. И спасибо тому, кто порекомендовал эту книгу, это нужно прочесть обязательно.
Прочитано в рамках книжного флэшмоба http://bookmix.ru/groups/viewtopic.phtml?id=1570&begin=80&num_point=20&num_points=20 (по рекомендации Jula696).



Атлант расправил плечи — версия СССР

7
Если вы читали романы “Атлант расправил плечи” и “Источник”, то главная идея первого романа Айн Рэнд не станет для вас сюрпризом. Концепция разумного эгоизма, философия объективизма, идея о приоритете личного счастья человека над интересами общества в целом. Идея та же, но рассказанная в других декорациях. Место действия - послереволюционным Петроград 20-х гг. прошлого столетия, действующие лица - русская интеллигенция, революционеры и коммунисты.

Роман рассказывает о том, как жил послереволюционный Петроград, как победители устанавливали новые порядки, а побеждённые пытались, каждый по-своему, к нему приспособиться. Автор довольно чётко поделила героев на два лагеря, почти как на шахматной доске, с той только разницей, что тут черные=красные. Русская интеллигенция, потерявшая все после революции, презирающая новые порядки и коммунизм - белые, а революционеры, коммунисты и рабочие - разумеется, черные (чего ещё ждать от эмигрантской писательницы?). Но жизнь не шахматная партия, герои романа - живые люди и меняют мнение и убеждения в зависимости от внешних условий или по голосу совести и сердца. Белые становятся чёрными, красные - белыми.

Не вызывает сомнений, что симпатии автора на стороне представителей белой интеллигенции, а не красных коммунистов. Но основная идея романа по сути не попытка очернить СССР, не отрицание революции 1917 года, и, возможно, прочти я этот роман лет пять-семь назад, я не уловила бы разницы. Но она есть. Айн Рэнд выступает не против революции, а против того, чем стало общество после революции, где отвергается право отдельно человека на счастье, когда похороны совершившего самоубийство члена партии становятся праздником во имя светлого будущего коммунистической партии и рождения нового человечества. Но каким оно будет, это новое человечество, каким будем мы, если будем следовать аксиоме “сотни тысяч рабочих погибли в гражданской войне и почему бы одному аристократу не отдать свою жизнь за Союз Советских Социалистических Республик?”

“Мы – живые!” восклицает главная героиня и, не обращая внимание на трудности, закрывая глаза на партийные лозунги презирая условности, пытается просто жить – ради себя, ради своей мечты, ради своей любви, ради простого человеческого счастья. И бежит из этой страны, где люди умирают: умирают не физически (хотя такое не редкость), а духовно – и становятся просто винтиками общественной системы.

Мне бы не хотелось, чтобы эта рецензия всколыхнула споры между противниками и сторонниками революции 1917 года о том, кто прав и кто виноват. Я же, слава богу, не жила в то смутное время и не знаю ответа на этот вопрос. Роман “Мы – живые”, хоть и посвящён от первой до последней строчки революции, послереволюционным событиям и судьбе революционеров и контрреволюционеров, но продвигает одну простую мысль – все мы люди и все имеем право на жизнь, на счастье. Не ценить жизнь – преступление.

Очарование опровергает марксистскую теорию: оно не знает классовых различий.

2
Доводящий до состояние праведного гнева, вызывающий целый бурный калейдоскоп различных человеческих чувств, окутывающий туманно-кровавой дымкой пост-революционных дней, пропитывающий необъяснимым страхом за героев перед смертоносный машиной ГПУ - роман Айн Рэнд, «Мы живые», оставил во мне неизгладимое неоднозначное впечатление и внес существенный вклад в мое развивающиеся мировоззрение.
Большинство событий происходящих в романе находит животрепещущие неподдельное сопереживание моей души. Каждая оплошность главных героев, даже само маломальская, была личной моей ошибкой, и коробило мне душу. Так же, как и любая, даже самая незначительная и маленькая, как капля весеннего теплого дождя, радость победы, праздновалось мной во внутреннем мире, отражаясь зеркальным образом на лице, виде добродушной счастливой улыбки.
Потрясающие Петроградские пейзажи лишь добавляли определенный значительный шарм в общую картину происходящего, будто создавали темно-золотистую легкую рамку, вокруг истинного шедевра. Хотя большинство мест Ленинграда, мне не знакомы, я довольно таки четко мог представить: Всю ландшафтную картину, пропитанную тяжестью и потом тех тяжелых времен, мог представить ржаво-багровые закаты, беломраморные заплесневелые колоны зданий, мрачные узкие улочки, со всех сторон окруженные вымощенной кирпично-бетонной кладкой.
Все вышеперечисленное относится лишь к художественному изложению и душевным эмоциям, если сказать здесь и сейчас, но есть и монументальная часть, которая выражается в умозаключение автора, на счет главный темы – борьбы с коллективизацией человека.
Обращая внимание на философский подтекст дебютного романа культовой американской писательницы, я довольно-таки обстоятельно сформулировал позицию по отношение к такому «прогрессивному» в те времена виду политическому веянью, как коммунизм. Нет ничего более утопического и фривольного, чем учение о том, что 150 миллионов человек должны иметь: 300 миллионов рук, 300 миллионов ног и одну коммунистическую голову.
Да, если говорить до конца честно, раскрывать все карты, то роман имеет гротескную гиперболическую форму и может не совпадать с той реальной действительностью, которая происходила в те послевоенные годы. Но я думаю, что это абсолютно неоспоримо, что в той или иной степени, проявление: коррупции, голода, насильственных смертей, перемалывание на огромной огнедышащий кумачовый машине целых семейных судеб, несправедливые и своенравные, подвластные лишь прихоти большому начальства решение – все это являлось несомненным атрибутом тех революционных годов.
Решать Вам дорогие друзья, чем для вас станет этот роман, откровением или дикой ложью. Если бы меня спросили меня об этом, я бы улыбнувшись, ответил: «Нельзя составлять представление о целой эпохи, по одному роману, ведь ни ко не составляет впечатление о галереи по одной картине… правда некоторые картины, могу дать больше, чем целая галерея»
Средний балл оставивших отзывы: 4.38
  • У автора не раскрыта тема медведей с балалайками. К тому же ее комиссары не пьют водку из самовара.
    Это что-то... Нет слов. Штампы и клише.
  • 6
    +

    «Любой бог — какой бы смысл ни вкладывали в это слово — это воплощение того, что человек считает выше себя. А если человек ставит выдумку выше самого себя, значит он очень низкого мнения о себе и своей жизни.»

  • 6
    +

    «Война не опасна до тех пор, пока ты не сдаешься»

Книгу «Мы живые» Айн Рэнд можно приобрести или скачать: в 2 магазинах по цене от 458 до 655 руб.

Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Добавьте объявление первым!



Интересные посты

Обсуждение в группах

Опрос "Лучшая рецензия ноября 2017"

Рецензии читаем здесь: Оке Эдвардсон "Танец ангела" (отEnyusha) - рецензия "Темная...

Интересная рецензия

Книги для души

Если Можно ли выделить отдельный вид книг - Книги для души - то эта "Сказки старого...

Интересная рецензия

Надо отпускать своих любимых...

Книга «Блаженны мертвые» заявлена как триллер, хоррор, история о зомби…под все эти жанры она...

Обсуждение в группах

Новая экранизация: ОНО

Экранизация романа Стивена Кинга "ОНО" год - 2017 страна - США, Канада слоган - «А...