Бойня №5

Купить в магазинах:

OZON.ru:
+ Подарок
274RUB руб. купить
Лабиринт: 427 руб. купить
полный список магазинов
(4.1)
(0.0)
Читали: 1029    Хотят прочесть: 415

Бойня №5, Курт Воннегут

Авторы:

Издательство: Издательство «АСТ»

ISBN: 9785171035990

Год: 2017

«Мы забыли, что войну ведут младенцы. Когда я увидал эти свежевыбритые физиономии, я был потрясён. «Бог ты мой! – подумал я. – Да это же крестовый поход детей!»»

Доброволец в рядах американской армии во время Второй мировой войны, попавший в плен к немцам, свидетель почти полного уничтожения Дрездена, Воннегут перенес этот опыт на страницы своего самого знаменитого романа – "Бойня номер пять, или Крестовый поход детей", в котором стираются грани между настоящим и прошлым, миром и войной, реальностью и фантазией, безумием и трезвостью. Обо всём этом и не только в книге Бойня №5 (Курт Воннегут)

Самая неправильная книга о войне

43
Это самая замечательная книга о войне. Это самая неправильная книга о войне. Потому что с детства мы как привыкли? Грязь и ужас, кровь и драма; язык таких книг – сплошное царапание груди и выдирание волос. Это я не в рамках стеба, а дабы показать уровень драматизма и накала. «Бойня» решительно не такая. Она нелепая и глупая. Прозаичная, при всем творящемся ужасе. Союзная авиация сплавляет Дрезден в одну сплошную неживую вулканическую массу, а книга вяло резюмирует «такие дела». «Такие дела» – это лейтмотив романа, самая частая фраза и одновременно важный инструмент против расцарапывания груди и выдирания волос. Чтобы страшного и пафосного не случалось, бросаешь в котел щепотку «такие дела» – и восстановительная реакция вмиг ликвидирует кислоты военного пафоса.

Самое странное, что смысл и задачу своего романа Курт Воннегут обозначил и показал читателю в самом начале – в предисловии, которое объясняет вторую часть названия книги. Та война, в которой ему довелось участвовать (а роман для Воннегута во многом автобиографичен, шутки ради он даже вставляет в книгу маленькую сцену с собой – также предельно негероическую и недраматическую), итак, та война была войной детей – юных, одурманенных ореолом героизма, патриотизма солдат-детей. Совсем не понимавших, что же такое война. И всем, кто через нее прошел, следует не воспевать ее, а всеми силами уничтожать в головах людей малейшее романтическое представление о войне.

Сегодня эта книга актуальнее, чем 50 лет назад (а она была издана в 1969 году). Очевидно, что в нашей стране о той войне было написано больше, чем в любой другой. Причем, написано много крайне талантливых книг. А уж снято!.. Но, возможно, написано и снято как-то не так. Вроде бы, везде говорят, что война – это плохо. Но выросло поколение (и даже не одно уже!), войны в своем доме не знающее. И всё чаще можно услышать или прочитать: «Если надо – повторим!». Конечно, ведь люди, это говорящие, думают, что повторять придется военное знамя над рейхстагом. Ну, в крайнем случае, подвиг панфиловцев или Матросова. А скорее всего, они думают, что придется «повторить» пару схваток в «Танках». Но это не так. Повторить придется блокаду Ленинграда, Катынь и Хатынь, Бухенвальд, Нанкинскую резню, Хиросиму. Или вот – бомбардировку Дрездена. Вот что скрывается за фразой «если надо – повторим». Вот что такое война.

Воннегут написал книгу от имени поколения «детского крестового похода». Новому поколению детей, которые опять хотят «поиграть». Что интересно, в романе вы не найдете ни одной фразы типа «война – это плохо, это ужасно». Но всё равно, вам не найти более антивоенной книги. Ибо главной своей целью автор поставил дегероизацию войны. Прямо начиная с протагониста романа – новобранца Билли Пилигрима. Человека максимально неподходящего для того, чтобы быть военным героем. «Он походил на немытого фламинго». Слабый, вялый, просто никакой во всех смыслах этого слова, Билли идет на войну. И попадает в плен, сделав на этой войне пару шагов. Кстати, рядом есть другой персонаж – Роланд Вири. Вот он герой, и мечтает быть героем. А мы видим просто садиста. Вот такие герои войны. Немцы взяли в плен всех. Не кровожадные фашисты, а замерзшие, усталые люди. И собака их дрожала, поджала хвост, и вообще ее звали Принцесса – всё в книге нацелено на дегероизацию.

Билли Пилигрима (Билли Странника) вообще трудно назвать героем, как субъектом повествования. Ощущение, что он ничего особо так и не понял. Ужасно, но он даже ничего особо и не почувствовал. Несуразный Билли просто показал нам всю нереальность войны. Именно нереальность, ибо не может быть, не должно быть такой жизни. Это какая-то выдумка, а не деяние человеков разумных. Особенно, на фоне прочих сцен.

А прочих сцен немало, и они важны. Прежде всего, контакты Билли с инопланетянами с невыговариваемой планеты Тральфамадор. Самое странное в антивоенной книге, не находите? Билли уже после войны похищают инопланетяне. Благодаря им Пилигрим жил в зверинце, совокуплялся с кинозвездой, научился говорить «такие дела», а еще они научили его жить вне времени. И началось: «Билли лег спать пожилым вдовцом, а проснулся в день свадьбы». Точно также он перемещался из промерзлого концлагеря в теплую семейную спальню. И так далее.

Я долго не мог понять: зачем нужен был этот странный и даже слегка нелепый сюжетный ход. А потом не понял – почувствовал. Только так Курт Воннегут мог написать честную книгу о войне без ужасов, без воплей, без пафоса. Ведь он был на войне, был в плену у немцев. И лично пережил бомбардировку Дрездена. Кто бы смог о таком писать отстраненно? И Воннегут стал трафальмадорцем. Выдумал их и стал одним из них. Как его герой Билли улетал из фашистского плена в 60-е, 70-е годы своей жизни, так, наверное, и писатель вставал из-за машинки, выходил на крыльцо за молоком или газетой. А потом садился за рабочий стол. И набивал: «такие дела». А за этими девятью буквами – смерть его товарищей. Или незнакомых людей, жизнь которых не стала менее ценной от того, что они не были знакомы. Или сразу 25-ти тысяч жителей Дрездена.

Только философия людей (или нелюдей), для которых нет времени, для которых сегодня равнозначно любому другому дню, могла примирить непутевого солдата Билли с реальностью войны. Не абсолютизировать ее ужас, мучения и страдания людей. А отстраненно их показать. Вот ты в бойне № 5 пережидаешь массовую бомбардировку Дрездена, а вот ты едешь в машине… ну, не знаю, в супермаркет за покупками. И невозможно представить, что такие две ситауиции могут сосуществовать в одной реальности.

Но увы, оно так и есть. Ты сейчас прихлебываешь чаек и с монитора считываешь мои попытки описать прекрасную книгу, а где-то в этот самый момент кто-то кого-то убивает. Или держит в плену. Или осуществляет точечную бомбардировку, не осужденную ООН. Прямо в этот момент. В одной с тобой реальности.

Можно смело говорить: такие дела. Потому что кто-то наверняка умер.

Знак ∞

32
В 1929 году Эрнест Хемингуэй написал одно из самых своих проникновенных произведений – «Прощай, оружие!» В этом романе через призму любви капитана транспортного отделения и медсестры рассматривается вопрос о фатальности человеческого существования в кровавой мясорубке войны. «Когда люди столько мужества приносят в мир, мир должен убить их, чтобы сломить, и поэтому он их и убивает». К таким выводам приходит автор. Спустя 40 лет другой американский писатель напишет роман о другой войне. Его персонажи будут моложе, но их судьбы также будут предопределены. Имя этого писателя – Курт Воннегут, а роман, безусловно, - «Бойня №5 или крестовый поход детей».
В центре романа история Билла Пилигрима, путешественника по собственной жизни. Причем, если верить самому Биллу, данное путешествие носит физический характер, а не является просто перебором случайных воспоминаний. Вместе с ним мы вернемся в прошлое для первого посещения бассейна, заглянем на свадьбу, переживем гибель жены, проведем несколько лет в компании симпатичной актрисы в качестве экспоната зоопарка на далекой планете Тральфамадор. Однако в какие бы закоулки мы не заглядывали, все дороги снова и снова выводят нас на главную сцену – февральский Дрезден сорок пятого года в момент бомбардировки. В день, который стал трагедией для тысяч семей, трагедией для Пилигрима, трагедией для Воннегута. Подобно огненному смерчу, что прошел в тот день над городом, проносится герой по своей памяти, горя и полыхая в эпицентре, постепенно затухая, сходя на нет.
Кроме Билла Пилигрима в романе присутствует ряд специфических персонажей и элементов, которые в совокупности составляют вселенную или мифологию Воннегута. Это и писатель-фантаст Килгор Траут, в котором автор в ироничных тонах изображает себя, это и Элиот Розуотер - миллионер, с гипертрофированной совестью (дай бог ему здоровья), это и тральфамадорцы - существа, живущие в четырех измерениях. Этим персонажам посвящены отдельные книги, но так или иначе упоминания о них присутствует в большинстве романов Курта. Также к числу повторяющихся элементов и идей можно отнести рок, некоторую предопределенность, довлеющую над жизнью любого существа.
Стоит заметить, что идея о предопределенности человеческой судьбы является практически главной в творчестве Воннегута. Но если в других романах писателя фатальность существования была обусловлена наличием некой движущей силы, будь то инопланетные цивилизации (как в «Сиренах Титана») или же сам автор произведения («Завтрак для чемпионов»), то здесь мы сталкиваемся с роком иного порядка. В этой «новой теории неизбежности» по-прежнему нельзя ничего изменить, если предначертано умереть – умрешь, положено выжить – выживешь, однако у вас появляется право выбрать себе день, в котором вы хотели бы существовать. Представьте себе час, в котором вы были наиболее счастливы. Вот в это мгновение вы можете возвращаться снова и снова, прячась там от внешних проблем и невзгод. Получается своеобразный день сурка, помноженный на бесконечность, вот только вы выступаете в качестве стороннего наблюдателя. Согласитесь, эта идея кажется заманчивой, если бы не одно «но», перечеркивающее всю ее привлекательность. И это «но» - война, через которую прошел Билл Пилигрим.
От этой войны сложно сбежать. Даже если в разгар бомбежки вы вспоминаете о счастливом детстве или грезите о грядущем, потом, позже, память (или вы сами?) будет кидать вас снова и снова в переполненный вагон, везущий в неизвестность военнопленных, на бойню номер 5, ставшую на время чем-то вроде дома, в разрушенный до основания Дрезден. Дрезден, о котором хотят забыть военные, отдавшие спорный приказ о бомбардировке, и политики, впоследствии обвинившие автора в отсутствии патриотизма. В действительности, в книге нет ни геройских подвигов, ни славных побед, ведь Курт писал не оду, воспевающую жизнь солдат на войне. Нет, это скорее реквием по детям, мальчишкам 16-17 лет, нелепо одетым, в которых враг не признает солдат. Отчасти таким ребенком был и сам Воннегут. Каждому такому ребенку война сломала жизнь. Кому-то поставила жирную точку в повествовании, кому-то точно скальпелем рассекла жизнь пополам. Но самое страшное то, что, пережив подобную трагедию однажды, вы не сможете от нее избавиться, она станет частью вас. И вы снова и снова будете переживать этот мрачный день сурка, помноженный на бесконечность.
Читая «Бойню №5», невольно осознаешь, сколько все-таки мужества принесли в мир эти дети. Дети, которые не являются ни образцами героизма, ни примерами отваги. И тогда перед вами вновь всплывают слова Хемингуэя: «Когда люди столько мужества приносят в мир, мир должен убить их, чтобы сломить, и поэтому он их и убивает».

Хрупкие люди

27
О чем книга? О бомбардировке Дрездена? Да вроде нет, там даже самой бомбардировки-то не показано. Может быть шире - о войне? Уже ближе, но тоже нет. Несколько выстрелов и плен - какая же это война? Дети не могут воевать. Зато они могут умирать. Такие дела.
Нелепые, хрупкие люди, беспомощные, запертые в настоящем, не способные толком вспомнить прошлое, ничего не знающие о будущем. Люди, которых так легко убить - убить физически и морально, уничтожить, стереть с лица земли как стерли с его Дрезден. Умирать нелепо, но и жить тоже нелепо. Судьба прописана во времени как кинофильм на пленке. И это трагикомедия... или третьесортный фантастический роман. А старого учителя Эдгара Дарби расстреляли за кражу чайника. За несколько дне дней до конца войны. Такие дела.
Хорошо, что есть другие люди, взрослые люди. Они зовут нас на войну, они напишут о том как было важно бомбить Дрезден. Мне таким, пожалуй, уже не стать. Наверное таким надо родиться. А если я жив, то это случайность. И скоро это кончится. Такие дела.
Средний балл оставивших отзывы: 3.79
  • Книга действительно шизофреническая, как сам Воннегут писал. Я понимаю, что человек, пережив великую войну, мог с ума сойти. Но я не увидела в книге, почему и как это произошло. О бомбежке Дрездена собственно пара строк, все остальное - его последствия....
  • 75
    +

    «Господи, дай мне душевный покой, чтобы принимать то, чего я не могу изменить, мужество изменять то, что могу, и мудрость всегда отличать одно от другого»

  • 21
    +

    «....когда человек умирает, нам это только кажется. Он все еще жив в прошлом...»

Книгу «Бойня №5» Курт Воннегут можно приобрести или скачать: в 2 магазинах по цене от 274 до 427 руб.

Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Добавьте объявление первым!


  • Бойня номер пять

    Бойня номер пять

    Издательство: Neoclassic, АСТ, 2017

    ISBN: 9785179825074

    Купить данное издание можно здесь

  • Бойня №5

    Бойня №5

    ISBN: 9785170828685

    Купить данное издание можно здесь

  • Бойня номер пять, или Крестовый поход детей

    Бойня номер пять, или Крестовый поход детей

    Издательство: АСТ, АСТ Москва, 2010

    ISBN: 9785170635948

    Купить данное издание можно здесь

  • Бойня номер пять, или Крестовый поход детей

    Бойня номер пять, или Крестовый поход детей

    Издательство: АСТ, Астрель, 2010

    ISBN: 9785170687961

    Купить данное издание можно здесь


Интересные посты

Обсуждение в группах

Выбираем тему мая 2020 (ФТЧ)

Фантаст-привет всем! Друзья, давайте выбирать, чо будем читать в мае! Расшифровка и пояснения к...

Заметка в блоге

Мысли книгомана-4

Не читается мне. От слова совсем. И не только потому, что работать приходится даже больше, чем...

Заметка в блоге

И тут пусто! [5]

Зверски мечтая о путешествиях, вспоминая прошедший год, и, в частности, Италию, нашла тему для...

Новости книжного мира

Сегодня, 8 апреля, в истории

В этот день родились: 1792 - Василий Львович Давыдов, поэт-декабрист. 1795 - Владимир...