Герой нашего времени

Купить по лучшей цене:

OZON.ru:
+ Подарок
173RUB руб. купить
смотреть полный список магазинов
(4.5)
(0.0)
Читали: 3125    Хотят прочесть: 174

Герой нашего времени, М. Ю. Лермонтов

Авторы:

Издательство: Детская литература

ISBN: 9785080057700

Год: 2018

«Странная вещь сердце человеческое вообще, и женское в особенности. »

"Герой нашего времени" - роман гениального поэта и писателя-классика XIX века М.Ю. Лермонтова.Для детей старшего школьного возраста.

Образ Печорина в романе Михаила нашего Юрьевича Лермонтова «ГНВ» или Иногда банан – это только банан

17
Заголовок в виде шаблонного названия школьного сочинения я выбрал намеренно. Ибо перечтение романа «Герой нашего времени» впервые после школьной скамьи требует ревизии оценки главного героя. И оценка эта спустя двадцать лет стала – фуфло.

Товарищи, я не то, чтобы совсем дурак. Я понимаю, что Лермонтов сам построил книгу таким образом, чтобы изначально – поверхностным впечатлением, так сказать – Печорин воспринимался читателем негативно. А потом. Постепенно. Погружаясь в материал – ты постигаешь всю сложность, всю глубину и противоречивость сильной, но неприкаянной натуры Григория свет Александровича.

А я не постиг. Совсем.

Наверное, с годами становишься требовательнее. Но одного умения «производить впечатление» и быть «не таким как все» для меня ныне маловато. Потому что давно уже не ценю людей по оболочке (ну, если только совсем красоточка). А быть «не таким как все» и быть «самим собой» - для меня далеко не синонимы. Позерство не терплю.

И при этом – сколько же всего наговорено про очередного «сильного, но лишнего человека». Вот, например: «Внешне Печорин - здоровый, физически развитый, привлекательный мужчина, офицер, к тому же острого ума и хорошо образован. Это сильная личность: активная, целеустремленная, пылкая, храбрая и отважная. Печорин волевая натура, во внутреннем мире которой постоянно происходит работа, непрерывное развитие».

Закрыв книгу, я просто не поверил, что люди пишут это все про Печорина серьезно.

Печорин глуп. В «Княгине Лиговской» описана биография нашего пациента. Он поступил в университет, но практически не ходил туда, экзамены не сдал. Потом его хотели отправить в Юнкеркую школу, но тут началась война в Польше, и Печорин упросился у маменьки на войну… По мне, так «митрофанушка»: образования нет, знаний нет, офицерскую должность получил сугубо за голубую кровь, не имея даже малейшей подготовки. Очень хорошо виден «острый ум» Печорина в «Тамани». Там он случайно стал свидетелем встречи контрабандистов. Тут же рассказывает все одной из них, а когда деваха зовет его ночью в лодке в море – едет. Едет и чудом остается жив. Непохоже на умного человека.
Что касается истории с княжной Мэри, то вся якобы хитрая комбинация с Грушницким удается Печорину только потому, что он случайно подслушал сговор против себя. Вообще, Лермонтов для Печорина роялей по всяким кустам. Та же пуля Грушницкого задела его ровно настолько насколько надо, чтобы смочь продолжить свою забаву над бывшим юнкером. Пьяный хам на балу, изголявшийся над княжной, будто создан был дл того, чтобы Печорин смог проявить свое рыцарство.

Печорин трус. Ему захотелось Бэлу, но он не похищает ее сам. Использует других, продает и покупает, как торгаш. Похищенную горянку эта «сильная личность» упорно подкупает подарками. Вот честно, разбойник Казбич в разы благороднее Печорина выглядит.

Печорин не «лишний человек». Всего этого якобы неприятия Печориным гнилого светского общества не существует. Интрига против княжны Мэри и Грушницкого, это не вызов, не отклонение. Это светская норма. Обратимся вновь к «Княгине Лиговской», там все подробно разъяснено. В самом начале своего выхода в свет Петербурга Печорин сходным образом поступил с Негуровой: добился ее и бросил. И в книге прямо поясняется: новичку нужно было добиться авторитета в тусе высшего общества, который «называют светскою известностию, то есть, прослыть человеком, который может делать зло, когда ему вздумается». В Пятигорске было то же самое. Так что Печорин жил КАК ВСЕ. Он не особенный. Он стандартный.

А его мрачный образ и мизантропическая философия – это всего лишь мода на Байрона. Способ нравиться девочкам. Кстати, в «Княгине Лиговской» Печорин описывается как внешне не особо привлекательный. Так что, чтобы нравиться девочкам – надо было стать местным байроном. Как, например, Грушницкий корчил из себя разжалованного в солдаты офицера.

И ещё стандартная цитата из сочинений: «Значение образа Печорина в том, что герой не находит применения своим незаурядным способностям, сила его духа никому не нужна».
Про «незаурядные способности» я уже написал. Беда еще и в том, что не ищет он ничего. Перед нами типичный потребитель, у которого есть главное – деньги, положение. Он не использует их стандартно, его «маета дурью» местами оригинальна. Но она не перестает быть именно маетой дурью. Как и описано в «Герое» в глазах Печорина скука. Этот баловень судьбы просто не знает, чем себя занять. Ему нужны новые и новые игрушки, ему нужно щекотать себе нервы…

Собственно, извините меня за полторы страницы рассуждений о том, что давным-давно заявил сам Михаил Юрьевич: «Герой Нашего Времени, милостивые государи мои, точно портрет, но не одного человека: это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения».
Вот и все.

А потом всякие литературоведы, отрабатывая зарплату, начиная с Белинского, вовсю накрутили. Напридумывали. Напроецировали.

А иногда банан – это только банан (с).

Очень прозаический Печорин

16
«Герой нашего времени» Михаила Лермонтова – роман единственный в своём роде. Причём не только в русской литературе. Особенно удивляет он, если задумываешься о том, что написан-то в первой половине XIX века, когда всякие психологизмы в прозе популярными не были. Ну, какие-нибудь романтические атрибуты в описании персонажей – сколько угодно. Бледность лиц, обмороки у восторженных барышень, горящие взоры благородных воителей – это пожалуйста, но нечто более глубокое, не внешнее – нет, нет и нет.

Слово «герой» в ироническом смысле тогда тоже не употреблялось. Герой – действительно тот, кто совершил нечто необычное, памятное для гордого народа, образец добродетели в том виде, в каком люди своих пределов её воспринимали. Тут же, у Лермонтова, всё наоборот. Уже в предисловии к роману он прямо указывает, что в центре его внимания – человек, наделённый типичными негативными свойствами известного ему общества. То есть автор предупреждает читателя, что представит ему антигероя. При этом он вовсе не намеревается проповедовать способы исправления оного в частности и его окружения в целом: «Но не думайте, однако, после этого, чтоб автор этой книги имел когда-нибудь гордую мечту сделаться исправителем людских пороков. Боже его избави от такого невежества! Ему просто было весело рисовать современного человека, каким он его понимает, и к его и вашему несчастью, слишком часто встречал. Будет и того, что болезнь указана, а как ее излечить – это уж бог знает!»

Следующее непривычное для художественной словесности обстоятельство – события романа описываются не в хронологическом порядке. Мало того, что всё произведение состоит из нескольких отдельных историй, которые при желании можно воспринимать как самостоятельные повести и рассказы, так они ещё как бы и переставлены… Но этот момент легко объясняется желанием писателя сконцентрировать внимание читателя именно на психологии главного действующего лица. Сначала о нём можно кое-что узнать из рассказа другого персонажа, Максима Максимыча («Бэла»). Потом он уже сам предстаёт перед публикой, но неотчётливо, в непродолжительном эпизоде («Максим Максимыч»). Далее автор сообщает, что располагает записками этого непонятного пока человека, и предлагает их прочитать, чтобы хоть как-то прояснить для себя загадочный характер. «История души человеческой, хотя бы самой мелкой души, едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого народа, особенно когда она – следствие наблюдений ума зрелого над самим собою и когда она писана без тщеславного желания возбудить участие или удивление. Исповедь Руссо имеет уже недостаток, что он читал ее своим друзьям», – пишет Лермонтов в предисловии к «Журналу Печорина».

Да, имя у героя интересное – Григорий Александрович Печорин. Однажды в русскую литературу явился Онегин, теперь вот извольте полюбоваться на Печорина. Перекличка с Пушкиным, Онега – Печора? Разумеется, и это уже не раз подмечено. Но если у Онегина ещё был шанс пережить чувство, пусть и запоздалое, проявить в себе человека, хоть на что-то годящегося, то удел Печорина – только смерть. Этот так и не нашёл ни занятия по уму, ни соседа по пониманию жизни, ни любви, ни цели. Лишь несколько как бы обещающих настоящую радость возможностей, за которые он опять-таки как бы хватается – но всё быстро оборачивается пустой суетой. Впрочем, нельзя не предположить, что отвергнутый Татьяной Онегин станет таким же Печориным.

Вернёмся, однако, к журналу. В нём, в свою очередь, три части: «Тамань», «Княжна Мери» и «Фаталист». Многие читатели частенько забывают, что объяснять через них личность и поступки самого Лермонтова нельзя, хотя, конечно, что-то от себя в эту общую картину современника писатель добавил. Вероятно, Печорин мог бы сказать: «И скучно, и грустно, и некому руку подать», – но мог ли он добавить к этому: «В минуту душевной невзгоды»? Были ли у него эти настоящие душевные невзгоды? Когда-то были – есть такие намёки в его записках, – но он научился не занимать сердце чужими страданиями, спокойно использовать ближних для получения лёгкого нервного раздражения, заменяющего глубокое чувство.

«Да, такова была моя участь с самого детства. Все читали на моем лице признаки дурных чувств, которых не было; но их предполагали – и они родились. Я был скромен – меня обвиняли в лукавстве: я стал скрытен. Я глубоко чувствовал добро и зло; никто меня не ласкал, все оскорбляли: я стал злопамятен; я был угрюм, – другие дети веселы и болтливы; я чувствовал себя выше их, – меня ставили ниже. Я сделался завистлив. Я был готов любить весь мир, – меня никто не понял: и я выучился ненавидеть. Моя бесцветная молодость протекала в борьбе с собой и светом; лучшие мои чувства, боясь насмешки, я хоронил в глубине сердца: они там и умерли. Я говорил правду – мне не верили: я начал обманывать; узнав хорошо свет и пружины общества, я стал искусен в науке жизни и видел, как другие без искусства счастливы, пользуясь даром теми выгодами, которых я так неутомимо добивался. И тогда в груди моей родилось отчаяние – не то отчаяние, которое лечат дулом пистолета, но холодное, бессильное отчаяние, прикрытое любезностью и добродушной улыбкой. Я сделался нравственным калекой…», – так рисует он свой путь к тому состоянию, в котором мы его застаём.

Перед нами человек, который не дорожит, в общем-то, ничем. Он несколько развлекает себя маленькими приключениями, которые иногда подбрасывает судьба, а иногда и сам для себя организует. Особенно показательна в этом смысле интрига с княжной Мери и Грушницким. Самоуважение девушки растоптано, парень, всё несчастье которого в заурядности, расстрелян почти в упор. Есть, правда, маленький эпизод, связанный с отъездом Веры: Печорин загоняет насмерть лошадь, чтобы успеть проститься с любовницей перед разлукой. Рыдает, когда не хватает всего десяти минут, чтобы домчаться до Пятигорска. Но и быстро успокаивается: что бы дало это свидание, кроме прощального поцелуя, к чему оно вообще? Стало быть, дело и не в Вере, а в досаде из-за десяти минут неуспеха.

«И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг, такая пустая и глупая шутка», – кто в юности ни повторял этих печальных слов вслед за поэтом, надеясь, тем не менее, на то, что таковой его жизнь не будет? «В первой молодости моей я был мечтателем, я любил ласкать попеременно то мрачные, то радужные образы, которые рисовало мне беспокойное и жадное воображение. Но что от этого мне осталось? одна усталость, как после ночной битвы с привидением, и смутное воспоминание, исполненное сожалений. В этой напрасной борьбе я истощил и жар души, и постоянство воли, необходимое для действительной жизни; я вступил в эту жизнь, пережив ее уже мысленно, и мне стало скучно и гадко, как тому, кто читает дурное подражание давно ему известной книге», – отмечает Печорин. Холодное внимание к жизни – вещь опасная. Пережить её мысленно – значит, лишить себя необходимой душевной пищи, привыкнуть воспринимать каждого встречного только как дубль чего-то уже бывшего на твоём пути, стало быть, неинтересного и, что самое ужасное, – не заслуживающего собственно человеческого отношения. Что такое Бэла? Игрушка на несколько недель. А Максим Максимыч? Смешной свидетель чего-то уже забытого, неважного.

Не будем путать Печорина и с Вуличем. Он не фаталист. Предсказание скорой смерти другому – всего лишь поза, привычная для всякого циника, требующего, однако, от окружающих поминутного признания своей оригинальности. «После всего этого как бы, кажется, не сделаться фаталистом? Но кто знает наверное, убежден ли он в чем или нет?.. и как часто мы принимаем за убеждение обман чувств или промах рассудка!.. Я люблю сомневаться во всем: это расположение ума не мешает решительности характера – напротив, что до меня касается, то я всегда смелее иду вперед, когда не знаю, что меня ожидает. Ведь хуже смерти ничего не случится – а смерти не минуешь!», – признаётся сам Печорин после того, как Вулич погибает-таки. То есть к смерти он относится без мистического придыхания. Но и живёт без воодушевления. «И, может быть, я завтра умру!.. и не останется на земле ни одного существа, которое бы поняло меня совершенно. Одни почитают меня хуже, другие лучше, чем я в самом деле... Одни скажут: он был добрый малый, другие – мерзавец. И то, и другое будет ложно. После этого стоит ли труда жить? а все живешь – из любопытства: ожидаешь чего-то нового... Смешно и досадно!», – запись накануне дуэли с Грушницким.

Роман Лермонтова не отличается раздутым объёмом, это тоже его сильная сторона. Замечательная проза, не терпящая ни одного лишнего слова, не утомляющая необязательными подробностями в каждой сцене и не терзающая повторяющимися банальностями в исповедальной составляющей. Лирические отступления главного героя в его журнале случаются далеко не на каждой странице, но тем более ценными они кажутся читателю. Автор прав: Печорин беспощаден к себе, а сам тот факт, что журнал он писал, не рассчитывая на чьё-нибудь любопытство, то есть абсолютно честно, даёт нам повод всё-таки пожалеть героя, превращённого не без помощи общества в антигероя. Что же до формулировки «нашего времени» – то, увы, более чем через полтора столетия её всё ещё возможно применить и к нашей ситуации. Если бы кто-нибудь взялся изобразить портрет некого современного Ладогина, вряд ли удалось бы этому смельчаку использовать пленительные светлые краски.

C "Героем..." по жизни

12
Если хочешь, чтобы читатель возненавидел литературное произведение - добавь его в школьную программу. Лично я большинство школьных произведений прочитала не только после школы, но и после института, накопив кой-какого жизненного опыта и необходимых знаний. Роман М. Ю. Лермонтова "Герой нашего времени" как раз в числе таких книг, которые, будучи школьницей и студенткой, я много раз открывала и закрывала, не решаясь прочесть. И только сейчас, почувствовав необходимое настроение и свою способность ПОНЯТЬ "Героя...", я с упоением прочла этот роман.
Я прекрасно помню, как со школьной скамьи в аудиторию института переходили бесчисленные сочинения на единственную тему "лишнего человека", и как мы вырывали самые общие и самые пустые фразы из учебников, пытаясь составить что-то наподобие анализа художественного произведения, успешно избегая при этом упоминания заданной темы... Так и шли мы по жизни с "Героем нашего времени", имея узкое о нем представление, но произнося высокопарные речи, уподобляясь господину Грушницкому из этого самого романа.
Но теперь, уже безо всякого притворства и действительно имея это ввиду, я считаю этот роман шедевром русской литературы. Роман, действие которого разворачивается на фоне величавых и гордых пейзажей Кавказа и бурного южного моря, рисует нам такой же непреклонный, стойкий и бурлящий характер Печорина - героя того времени.
По словам самого Лермонтова, Печорин - "портрет, составленный из пороков всего нашего поколения в полном их развитии". Но почему же этот сплошной порок невольно вызывает у нас симпатию? Перед нами человек, пресыщенный жизнью, которому все наскучило. Повинуясь извечному сплину, он бесцельно скитается по миру, не зная, чего ищет, но при этом оказывая огромное влияние на судьбы других людей (при чем только негативное и разрушительное).
Печорин полон противоречий и сомнений. У него холодный рассудок, он непоколебим в критических ситуациях, но сердце его при этом готово вырваться из груди от волнения и азарта. Он неприкрыто жесток в словах и действиях, его сердце зачерствело, обожженное былыми страстями и овеянное безжалостным временем, но одни лишь воспоминания о прошлом вызывают в нем все былые чувства, как трагические, так и радостные, - он не чужд сентиментальности. Печорин властен и любит подчинять своей власти действия других людей, но сам не знает зачем. К женщинам он относится как к породистым лошадям, измеряя белизну их зубов, он ненавидит людей и их общество. Постоянные сомнения разрывают его душу.
Все это Печорин соединяет с прекрасными чертами характера, что еще более подчеркивает противоречивость его натуры. Он умен, благороден, храбр и всегда держит свое слово. В своем журнале он не скрывает своих недостатков, здраво анализирует свои поступки и чувства, критически оценивает свой характер. Он всегда является самим собой, он не носит масок и не притворяется. Согласитесь, мало кто из людей был и будет способен на такое. Именно это возвышает его среди других людей и усиливает его разочарование в них. Журнал Печорина заставляет читателя понять его душу, а "мы всегда извиняем то, что понимаем". В этом, на мой взгляд, и есть причина нашей любви и некоего сочувствия к герою.
Время в каждом поколении создает своих героев, делает их в конце концов своими жертвами. И так эти герои-жертвы бесцельно и бездейственно путешествуют по жизни, повинуясь ее временами бурному, иногда спокойному, но всегда непредсказуемому течению...
Средний балл оставивших отзывы: 4.41
  • Одним словом – классика. Можно много и долго обсуждать этот роман, но хотелось бы остановиться на главном действующем лице.

    «Неужели зло так привлекательно?» Главный герой произведения проявляет себя, как циник и негодяй. Даже название «Герой нашего времени» - всего лишь ирония на него. Но есть, есть в нем свое очарование. Безумно подкупает его прямота и честность (в первую очередь, конечно, - по отношению к себе), его равнодушие к происходящему, легкое отношение к жизни и смерти. И пусть поступки «Героя» неоднозначны, раскрывая перед читателями свой ход мыслей, свою душу, Печорин добивается не только восторга, но понимания и желания подражать ему со стороны читателя.

    В школьные годы обошла это произведение стороной. Наверное, правильно сделала – не смогла бы я тогда оценить многогранную психологию человека, не хватило бы социального опыта, чтобы понять роман. Зато теперь я сполна насладилась им.
  • 59
    +

    «Я люблю врагов, хотя не по-христиански. Они меня забавляют, волнуют мне кровь. Быть всегда настороже, ловить каждый взгляд, значение каждого слова, угадывать намерения, разрушать заговоры, притворяться обманутым, и вдруг одним толчком опрокинуть все огромное и многотрудное здание их хитростей и замыслов, — вот что я называю жизнью.»

  • 30
    +

    «Я был готов любить весь мир, - меня никто не понял: и я выучился ненавидеть.»

Книгу «Герой нашего времени» М. Ю. Лермонтов можно приобрести или скачать: в 1 магазине по цене 173 руб.

Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Добавьте объявление первым!


  • Герой нашего времени

    Герой нашего времени

    Издательство: Детская литература, 2018

    ISBN: 9785080059247

    Купить данное издание можно здесь

  • Герой нашего времени

    Герой нашего времени

    Издательство: Эксмо, 2018

    ISBN: 9785040966561

    Купить данное издание можно здесь


Интересные посты

Обсуждение в группах

Какие детские книги написаны совсем не для детей?

Предлагайте, пожалуйста, ваши варианты с обоснованием.

Заметка в блоге

Доктора вызывали?

Обожаю совпадения. Когда вашу маму и тут, и там показывают. Открываю Букмикс - Живаго. Открываю...

Интересная рецензия

Что же ты ищешь, мальчик-бродяга…

Девушка у окна с чашкой ароматного кофе и книгой и мужчина, который старательно скрипит пером...

Заметка в блоге

Просто интересные иллюстрации

Однажды в книжном увидела интересную открытку, напомнившую мне о Снежной Королеве, правда открытка...