Дети мои

Купить по лучшей цене:

OZON.ru:
+ Подарок
410RUB руб. купить
My-shop.ru: 544 руб. купить
Лабиринт: 682 руб. купить
смотреть полный список магазинов

Скачать электронную книгу:

Литрес: 319 руб. скачать
полный список магазинов
(4.5)
(0.0)
Читали: 170    Хотят прочесть: 72

Дети мои, Гузель Яхина

Авторы:

Издательство: АСТ, Редакция Елены Шубиной

ISBN: 9785171077662

Год: 2018

«4.4 Добавить Купить ...Что оставалось ему теперь? Только любить своих детей. Любить издалека. Любить не видя. Детей, которые никогда не слышали его голоса и вряд ли уже услышат. Детей, которые говорят на другом языке. Которые готовы покинуть его, забыть и предать. Этих странных и чужих детей, которых он почему-то возомнил своими... »

Гузель Яхина - автор Тотального диктанта в 2018 году: три отрывка из нового романа «Дети мои» задействованы в одной из самых масштабных просветительских акций в России.«Дети мои» - новый роман Гузель Яхиной, самой яркой дебютантки в истории российской литературы новейшего времени, лауреата премий «Большая книга» и «Ясная Поляна» за бестселлер «Зулейха открывает глаза».Поволжье, 1920-1930-е годы. Якоб Бах - российский немец, учитель в колонии Гнаденталь. Он давно отвернулся от мира, растит единственную дочь Анче на уединенном хуторе и пишет волшебные сказки, которые чудесным и трагическим образом воплощаются в реальность.«Я хотела рассказать о мире немецкого Поволжья - ярком, самобытном, живом - о мире, когда-то созданном пришлыми людьми в чужой стране, а сегодня затерянном в прошлом. Но это еще и история о том, как большая любовь порождает страхи в нашем сердце и одновременно помогает их превозмочь». Гузель ЯхинаГузель Яхина - писатель, лауреат премий «Ясная Поляна» и «Большая книга». Родилась в Казани, окончила Казанский государственный педагогический институт, сценарный факультет Московской школы кино. Дебютный роман «Зулейха открывает глаза» стал ярким событием в литературе, отмечен ведущими литературными премиями. Издан тиражом более 200 тыс. экз. и переведен на 30 языков. В 2018 года Гузель Яхина стала автором «Тотального диктанта». Три текста для разных часовых поясов, названные «Утро», «День» и «Вечер» - избранные отрывки из романа «Дети мои». Цитата: «Дети не боялись ничего. В их доверчивых взорах и открытых лицах Бах узнавал то же бесстрашие, что наблюдал с рождения в глазах Анче. Голоса детей были полны веры и страсти, а улыбки - любви и надежд. Движения их были свободны, радостны, и они несли эту радость и эту свободу с собой - на покровские улицы, в тесные пространства местных рабочих клубов, театров, читален. Детей не пугали рыбьи и мышиные морды взрослых - возможно, дети их попросту не замечали: они проходили сквозь чужие страхи - как через мелкий брод, оставаясь при этом сухими. Мир распадался надвое: мир испуганных взрослых и мир бесстрашных детей существовали рядом и не пересекались». Обо всём этом и не только в книге Дети мои (Гузель Яхина)

Любить своих детей можно по-разному...

24
Ох уж эта современная русская литература, никак не могу я оставить ее в покое, все рвусь почитать, хоть и заранее знаю, что из этого выйдет… Правда, на этот раз все закончилось не так уж и плохо, определенное удовольствие от чтения книги «Дети мои» я получила. Гузель Яхина - новый для меня автор, хоть сейчас и у всех на слуху, но я чересчур распиаренную «Зулейху» не читала, поэтому ожиданий каких-либо не имела. В результате впечатления от второго ее романа оказались сильными, но двойственными.

«Дети мои» - роман о немцах-переселенцах, живущих в Поволжье. Основное время действия романа – 1920-е-30-е годы. Главная тема книги вынесена в ее заглавие. «Дети мои» - это и немцы-переселенцы, которых так называла Екатерина II, и, конечно, Анче и Васька, дети Баха. Несмотря на всю историческую подоплеку книги и на масштабность описываемых событий, я бы определила его жанр не как исторический роман, а именно как семейную сагу, ведь тема родительской любви и самопожертвования – главная для автора.

В чем же двойственность моих впечатлений от книги? Прочитав первые страницы, я была приятно удивлена четкой композицией романа, необычным стройным стилем повествования, множеством аллюзий и многообещающим зачином. Казалось бы, в романе есть все, чтобы порадовать и удивить требовательного читателя. Есть красота и сложность, есть исторический фон и есть сказка, есть явное следование традициям русской литературы.

Но к сожалению, есть в книге и многое другое – нерешительность автора, непонятность ее позиции, заимствования из самых разных литературных произведений – от Водолазкина и Сорокина до Гоголя и Шолохова. Все это создает впечатление какой-то вторичности, неоригинальности, поддельности.

А главное: в этой книге, чем дальше ее читаешь, тем явственнее чувствуешь какой-то порок, изъян. Вроде бы и повествование ровное, последовательное, хоть и слегка растянутое. И сюжет развивается согласно своей внутренней логике. И герои выписаны детально. И темы поднимаются серьезные. Но ощущение, что что-то здесь не так, не оставляет.

Продираясь сквозь текст по извилистой узкой тропинке, не понимаешь, зачем и куда ведет тебя автор. Описания природы, которые должны бы восхищать, оглушают, чувства и переживания оставляют на душе пустоту, а историческая составляющая романа вызывает легкое недоумение. При этом я чувствовала, что упускаю что-то важное, что в тех же описаниях Волги есть красота и магия, но по каким-то причинам они на меня не действуют. Я очень старалась, но так и не смогла попасть под очарование «высокого» слога автора. Мне было душно в этой книге, душно от нагромождения слов и фраз, от изобилия красок и чрезмерности звуков, от вороха ненужных вещей и чувств, от повседневной рутины, от неопределенности и иносказательности.

Главный герой – Якоб Бах – «маленький человек», выписанный вполне в традициях русской классики. Но его образ весь роман не давал мне покоя. Да, он мне не нравился, но дело не в этом. Его поступки вызывали у меня не жалость и не сопереживание, как, видимо, задумывалось автором. Они оставили меня равнодушной. Я ни на секунду не поверила, что это живой человек, не смогла заставить себя увидеть его настоящим.

Он для меня остался просто куклой – марионеткой в руках автора-кукловода. Причем кукловода не очень опытного, слишком уж заметны для меня были дерганья за ниточки. Вот автор представляет его как учителя, любящего детей и «высокий» немецкий язык. Потом он превращается в одержимого, который в грозу не может усидеть дома. Затем – во влюбленного, какого-то, правда, нерешительного. О своей любви к книгам он просто забывает. Потом автор отбирает у него речь, потом дает в руки карандаш и заставляет писать. И так далее. Но все эти перемены в его жизни происходят как-то слишком резко и надуманно. Нет в них ни внутренней логики, ни убедительности. Мне часто при чтении хотелось возразить: «Не верю! Не верю, чтобы человек, живший книгами, литературой, просто так перестал бы читать. Не верю, что влюбленный мужчина может вести себя так… Да я вообще не верю, что он мужчина… Не верю, что такой богатый внутренний мир съеживается до одного лишь страха. Да и сам этот страх за дочь для меня неубедителен, хоть я и сама родитель и т.д.»

Историческая составляющая книги для меня осталась не совсем понятной. Идея показать сложное для России время через судьбы отдельных людей, через их страхи и переживания ясна. Революция, Гражданская война, коллективизация, продразверстка, голод в Поволжье, массовое беспризорничество – все эти события показаны в «летописи» Баха. Он видит происходящее в стране лишь урывками, не осознавая масштабов, просто бежит от всего этого, прячется. Лишь в конце романа, попав на дно Волги (или в Чистилище?), Бах видит картину целиком.
На мой взгляд, писать об этом периоде истории нельзя с недомолвками, умалчиваниями, выдавливая какими-то малозначимыми деталями жалость из читателя. Не нужны тут никакие сказки и аллегории, это жестокость, смерть и голод, как на них не смотри.

А вот вставки про Вождя, особенно его игра с Гитлером в бильярд, показались мне нелепыми. Автор и здесь проявила себя как неопытный кукловод, ее телодвижения слишком заметны, а нежелание напрямую занять какую-либо позицию очевидно. И опять же я не смогла убедить себя, что этот странный образ может иметь хоть какое-то отношение к реальной исторической личности. А если это очередная сказка, то не слишком ли страшный и реалистичный выбран для нее сюжет?! И мне показалось, что в них прослеживается попытка оправдать репрессии?

Теперь о сказках. Критики относят роман к жанру магического реализма, но этой самой «магии» мне и не хватило. В случаях, когда автор описывает будничную жизнь немецких переселенцев, рассказывает о ежедневном тяжелом труде, она весьма убедительна. А вот как только речь заходит о чем-то, лежащим за рамками реальности, начинаются сложности. Я понимаю, что это сложности моего восприятия, это я не могу представить того, что описывает автор, хоть и считаю себя человеком, наделенным воображением. Например, мне кажется совсем неубедительным эпизод, когда Бах не может вернуться с хутора домой, потому что тот его «не отпускает». Меня не трогают и написанные им сказки, которые начинают сбываться (Бах в роли Творца?!). В том-то и суть, как мне кажется, этого особого жанра, что магическое и реальное неотличимы друг от друга, они должны переплетаться органично, без стыков и швов, которые у Яхиной очень заметны. И это очень раздражает при чтении, отвлекая от красот языка и наполненности символов.

P. S.: Книга «Дети мои» прочитана мной для игры «Черная метка», причем то, что мне выпало критиковать роман, я узнала еще до прочтения. Возможно, это повлияло на мои впечатления от книги, перечитав свою рецензию, я поняла, что, возможно, слегка сгустила краски. Роман заслуживает твердой «четверки» - за живость образов (особенно Васьки-бунтаря), сочность языка, за красоту и мощь Волги-матушки.

Издалека долго течет река Волга

24
Итак, я окончательно разломала собственную закостенелость и обратила свой взор к современной русской литературе. Наконец-то!

Гузель Яхина в этой книге рассказывает историю немецкой колонии в Поволжье, привнося в эту суровую историю некоторую сказочность, и получается настоящий магический реализм, сдобренный волжским пейзажем.

Якоб Бах - шульмейстер, который с утра до вечера учит детей, звонит в сельский колокол и “мятежный просит бури” - при первых признаках грозы идет ей навстречу, теряя связь с реальностью - за это Бах считается у соплеменников странным, но ладно уж, с образованными людьми и не такое может приключиться. Бах - обычный человек в какой-то полуреальной действительности обособленной колонии далеко от большого мира. Именно он, кажется ни на секунду не потеряв своей обычности, становится героем повествования Яхиной. До какого-то момента есть невольная ассоциация со Стоунером - та же любовь к литературе (у Баха чуть уже - к поэзии), то же самозабвенное ее преподавание, та же внутренняя отстраненность от мира и какая-то внешняя неказистость - на такого не посмотришь в первую очередь.

Плывя по течению, нет ни Волги, жизни, Якоб Бах отправляется учить невидимую ученицу, влюбляется в нее, чувства оказываются взаимными, но герои преодолев всех злодеев, оказываются не в счастливом “жили они долго и счастливо”, а в суровой реальности. Но здесь пока “сказочное” - Якоб и Клара убегают на таинственный хутор - на том берегу Волгу.

Хутор этот действительно волшебное место - окружен со всех сторон, природными препятствиями, он не видим окружающему миру, но наблюдать за окружающим миром из хутора можно. Там есть все необходимое для жизни - стены, чтобы укрыться от непогоды, в том числе жизненной, земля, чтобы вырастить пропитание, а в оставшихся от хозяев сундуках достаточно одежды. И когда герои оказываются на этом хуторе, уж очень хочется, чтобы они больше никогда оттуда не выходили, чтобы так и дальше жили там, укрывшись от мира, чтобы их маленькое степенное счастье обошла стороной большая общая беда. Но, увы, даже для сказки, это невозможно по канону.

Таким образом, Яхина с одной стороны описывает реально происходившие события, но с другой - все больше и больше вплетает сказку в реальность, пока Бах, в конце концов, не опускается на дно Волги и видит все беды последних двадцати лет - те беды, о которых он знал, но предпочитал не то чтобы не видеть, не участвовать в них. Теперь же Бах выныривает из этого путешествия и говорит “Я готов.” Готов к чему? Тут, конечно, можно только догадываться, но предположу, что готов разделить страдания вместе со всеми.

Почему так? Почему реалистичная книга так полна сказочности?
Позволю себе небольшое отступление - напиши я рецензию сразу после прочтения, я бы наверное обвинила автора в малодушии - боится называть вещи своими именами, боится говорить о серьезном серьезно. Но начала читать книгу про мифы в кино и литературе, в которой автор как-то сразу напоминает, что мифы - это символы, якоря, с помощью них можно эффектнее показать даже самую простую идею. Да, и в конце концов - не все же делать исключительно драмами.

Таким образом, Бах живя на своем волшебном хуторе и наблюдает со стороны за происходящим, не являясь участником, и в то же время проживает все происходящее очень глубоко. Наверное и мы так относимся к событиям, отстающих от нас на одно-два поколения - сопереживаем непосредственным участникам событий, но это происходит уже не с нами.

Конечно, в книге яркий образ реки. В начале есть фраза о том, что человек живущий всю жизнь на берегу большой реки всегда может безошибочно определить в какой она стороне, а по ней и сориентироваться, если вдруг случилось заплутать. Река в книге некая аллегория - как река жизни и река времени. Бах наблюдает как по Волге идут то те, кто ищут лучшей доли, то те, кто бегут от худшей. Там он с одинаковой заботой хоронит что телят, что детей. Реку он пересекает, чтобы сбежать в свой сказочный хутор и укрыться от реального мира, по реке в этот мир возвращается. Ну и конечно, Волга в итоге так метафорично заставляет Баха осознать все, что он пропустил в неумолимо текущей реке истории.

В целом, книга мне, безусловно, понравилась. Как-то с первых глав поняла, что это хорошее, что это мое. Но все-таки не могу не сказать - какая все же книга бабская, уж простите. Бах, особенно по отношению к Кларе, ведет себя и чувствует сугубо так, как этого хотелось бы женщине. Да и слезодавилка местами - когда оставалось дочитать страниц семьдесят не бралась почти неделю, списывала, конечно, то на усталость, то на дела, но когда села дочитывать поняла, что опасалась, что вот сейчас меня морально раздавит. И точно - и ком в горле, и глаза на мокром месте.

Но уже спустя несколько дней вместе с Бахом выныриваю на поверхность и говорю: “Я готова”.

Жизнь "русских" немцев в Поволжье

20
Что это за наваждение? Только закончила читать дилогию Мельникова о волжских лесах и горах, как следом мне в руки попадается новая книга Яхиной «Дети мои», и тоже о Волге, о людях, живущих по ее берегам. О тех же местах. Так же поэтично и красочно. Только теперь не о староверах, а об иноверцах, пришлых, как их называли у нас на Руси испокон веку. Германские крестьяне переселились в Россию по приглашению императрицы Екатерины. Это она им кричала: « Дети мои! Радушно принимаем вас под надежное крыло наше и обещаем защиту и родительское покровительство! Взамен ожидаем послушания и рвения, усердия и служения новому отечеству!» Но не только эти слова, взятые из контекста, служат названием книги.

В центре повествования новой истории Гузель Яхиной школьный учитель немецкого языка в немецкой колонии в Повольжье Якоб Бах. Щуплый, невысокий, неразговорчивый, тщедушный человек со своими странностями, но одаренный высокопарным слогом, умеющий красиво изложить свою мысль на бумаге, а в дальнейшем и сочинять новые или пересказывать слышанные ранее сказки, эпос своего народа. Волею случая и судьбы женился на своей ученице.

Книга поделена на главы, из которых суть повествования проясняется заранее. Так, нам становится понятно, что будет у него дочь, сын и ученик. Но все не так односложно и просто. Каждая глава таит в себе скрытый подсмысл и глубину человеческих отношений. Автор мастерски нам это демонстрирует уже во второй свой писательский опыт. Книга немного пропитана мистикой, повествование похоже на сказку или быль, даже притчу. Писательница опять нам рассказывает историю о сложном времени нашей страны- коллективизации, раскулачивании, становлении Советской власти. Опять в центре маленький и слабый человек. И снова борьба, ломка, перерождение, переосмысление себя через призму событий в стране. Видно, эта тема близка автору. События опять на Волге, под Саратовом, ниже Казани, как в «Зулейхе», и теперь не о татарской женщине, а о «русском» немце. Если объединить оба произведения, мы получим широкое полотно жизни людей разных национальностей того непростого времени в нашей стране. И как не укрывалась Зулейха в маленьком захолустном ауле, а Якоб Бах в хуторе на непроходимом правом берегу Волги в лесу, все же события страны доставали людей и там, и ввергали их в общий водоворот изменений и потрясений.

Каждый читатель найдет в этом романе что-то свое, а я вот обратила внимание на образность многих вещей, на потаенный двойной смысл и символизм. Это и фамилии героев, и образы-сравнения, описания внешности людей и их характеров, способностей, и метафоры. Наверное, автор хотела нам показать, что у нее все, как и в жизни реальной, имеет второе дно, и все друг с другом взаимосвязано.

Новая книга Яхиной мне очень понравилась и не разочаровала. Рекомендую тем, кого интересует тематика правления Сталина, жизнь наших предков в это время. А так же тем, кто любит повествование-быль, искусно окрашенную богатой палитрой русского языка, интересный сюжет и семейные истории.
Средний балл оставивших отзывы: 4.43
  • Автору вновь удалось показать, насколько же красив, богат и изящен русский язык; и это побуждает обратить внимание на то, как мы говорим и пишем и в какой ничтожной степени владеем своим родным языком. После такого стилистически красивого текста повседневная речь кажется серой и невыразительной.
    Сюжет завораживает контрастом между замкнутой жизнью отшельника Баха, которая за два десятилетия не поменялась ни на йоту (и таков был его личный выбор и способ сохранить свой крошечный мирок неизменным), и стремительно меняющейся жизнью новой России, которая строилась на руинах Царской империи.
    Ключевую роль занимает тема любви – сначала между мужчиной и женщиной, а потом между родителями и детьми. Любви, которая может заменить собой весь мир или, наоборот, задушить.
    Я не сравниваю между собой «Дети мои» и «Зулейха открывает глаза», т.к. каждый из этих романов прекрасен и заслуживает всех присужденных наград и любви читателей.
  • 3
    +

    «Мир распался надвое: мир испуганных взрослых и мир бесстрашных детей существовали рядом и не пересекались.»

  • 3
    +

    «Историю движут идеи. Они не только овладевают массами и приобретают необходимый общественный вес; они облекаются в плоть и кровь конкретных, не всегда подходящих для этого людей.»

Книгу «Дети мои» Гузель Яхина можно приобрести или скачать: в 5 магазинах по цене от 319 до 682 руб.

Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Добавьте объявление первым!



Интересные посты

Заметка в блоге

時間が経ちました...新しい章がもうすぐ始まります!

Новости книжного мира

Милан Кундера получил премию имени Франца Кафки

Литературная премия имени Франца Кафки, одна из самых престижных в Чешской Республике, в этом году...

Интересная рецензия

Кто умеет в буднях быть счастливым, тот и впрямь счастливый человек

Я приглашаю вас в путешествие. Кто не мечтал в детстве на уроках английского языка, заучивая фразу...

Новости книжного мира

Объявлены победители конкурса иллюстраций к книге Роулинг

Книга на русском языке «Икабог» появится в продаже в ноябре Опубликованы иллюстрации-победители...