Острие бритвы

Купить по лучшей цене:

OZON.ru:
+ Подарок
190RUB руб. купить
My-shop.ru: 165 руб. купить
смотреть полный список магазинов
(4.6)
(0.0)
Читали: 299    Хотят прочесть: 233

Острие бритвы, Сомерсет Моэм

Авторы:

Издательство: ИЗДАТЕЛЬСТВО "АСТ"

ISBN: 9785171130664

Год: 2019

«- Мама спросила "Если я тебе это запрещу, ты послушаешься?" А я ответила: "Нет, мамочка, ни в коем случае". Тогда она сказала: "Ну вот, я так и думала. А раз так, много ли проку будет от моего запрета?" - Ваша мама - на редкость разумная женщина.»

"Острие бритвы" подлинная "школа нравов" европейского и американского общества начала XX века. Пожалуй, в романе собраны самые яркие персонажи, когда-либо выходившие из-под пера Сомерсета Моэма. Ларри Даррел молодой американец в поисках смысла жизни. Изабелла, его невеста, которой предстоит сделать нелегкий выбор между любовью и богатством, мнением общества и желанием жить по-своему. Эллиот Темплтон своеобразный эталон снобизма, поднявшись из низов, теперь он строго следует правилам светского общества. Роман "Острие бритвы" был дважды экранизирован, а фильм 1946 года с Тайроном Пауэром в главной роли получил премию "Оскар". Обо всём этом и не только в книге Острие бритвы (Сомерсет Моэм)

Бросьте в пруд камень — и вы уже немного изменили вселенную

25
Есть книги, которые нравятся с первого же абзаца, с первых же строк. И это ощущение не проходит до последней точки. Эти книги не обязательно должны быть гениальными, но — приятными. Мне лично.

«Острие бритвы» Моэма как раз из этой серии. Начиная с осторожного вступления, в котором автор сам сравнивает данный роман с «Луной и грош», наслаждаешься приятным слогом и некоторыми приманками.

Моэм анонсирует интересного главного героя, но начинает повествование с введения персонажа-закостенелого сноба. Этот Эллиот по-своему интересен и вызывает улыбку, но снобизм у него грандиозный. Вплоть до отношения к религии:

— Господь сказал: «В доме Отца Моего много обителей». По меньшей мере странно было бы поселить простонародье в условиях, к которым оно совершенно непривычно.
Мне подумалось, что райские кущи представляются Эллиоту в виде замка какого-нибудь барона Ротшильда — с панелями восемнадцатого века по стенам, столиками-буль, шкафчиками-маркетри и гарнитурами времён Людовика XV, обитыми вышитым шёлком.


Но постепенно акценты смещаются. И вот уже рассказчик на званом вечере беседует со следующими героями — в повествование вводится племянница Эллиота Изабелла, которой достанется главная женская роль, хотя другие женские персонажи показались мне куда интереснее.

Красивая, но прагматичная. Пожалуй, даже слишком гладко и разумно поступающая относительно тех черт характера, с которыми она вводилась в повествование.

— Дядя Эллиот говорит, что часто дивился вашей наблюдательности. Он говорит, что вы буквально всё замечаете, но что главное ваше достоинство как писателя — здравомыслие.
— Я мог бы назвать более ценное качество, — отозвался я сухо. — Например, талант.


И лишь затем, незаметно, в качестве героя второго плана появляется главный персонаж, из-за которого всё это затевалось. Более того, Моэм применяет замечательный банальный маркетинговый ход: говорит в начале главы, что её можно пропустить, не потеряв нити повествования, и следом же признаётся, что глава эта представляет собой пересказ разговора, из-за которого, собственно, и была написана эта книга:

— «Я» — это не только мой дух, но и моё тело, кто может сказать, в какой мере моё я, моя сущность обусловлена случайностями моего тела? Был бы Байрон Байроном без своей хромоты или Достоевский Достоевским без своей эпилепсии?
— Индусы не стали бы говорить о случайности. Они ответили бы, что это ваши поступки в предыдущих жизнях предопределили вашей душе обитать в несовершенном теле.


Этот главный герой, который не сразу представляется главным, служил на войне в авиации, и, вернувшись домой, не захотел быть такими как все, предпочитая «бездельничать», читая книги, изучая их и ища ответы на свои вопросы. Эти ответы он потом искал во Франции, Германии, Индии. И этого героя не понимали. Особенно американцы, для которых биржа была важнее вопроса о бесконечности бога.

Ларри не предстаёт каким-то сенсеем, не наставляет своих друзей на путь истинный, не отвечает на вопросы, не навязывается тем, кому и не нужна эта мудрость, эти тёмные глаза и это чарующая улыбка, в которую веришь, представляя только в собственном воображении. И она, улыбка, совсем иная, чем у Билла Мюррея (предложение из серии «не смотрел, но осуждаю»).

И я оставлю описания этого персонажа таким поверхностным, чтобы не портить вам впечатления от книги, если вы соберётесь её прочитать. Чтобы вы сами смогли составить мнение о его поступках и мотивах. Ларри стоит того, чтобы о нём прочитали, раз уж настоящее имя осталось для общей массы читателей неизвестным. Там нет ничего мега-сложного — Моэм не стал писать о том, в чём он не разбирается, — но пищу для размышлений найти можно.

У Моэма получается иронизировать, и это, безусловно плюс. Но куда больший плюс — создающийся эффект присутствия. Автор описывает все события и действия, будто присутствовал на всех них (что, разумеется, не так — и он в этом признаётся) и записывал (как замечательна писательская память).

После таких историй невольно задумываешься, где заканчивается реальность и начинаются необходимые художественные приёмы. И кто он, этот загадочный прототип?

Социопатные бунтовщики Сомерсета Моэма

14
Временной интервал между изданиями «Луна и грош» (1919) и «Острие бритвы» (1944) достаточно велик, однако между ними нащупывается целый ряд общих черт, обозначив которые можно получить более четкую картину, пускай и не всего творчества писателя, но хотя бы одной его составной части. Об этом сходстве косвенно упоминает и сам автор во вступительной главе к «Острию бритвы», где делает отсылку к роману 1919 года, сравнивая принципы подхода к написанию настоящего романа с предыдущим.
Если «Луну и грош» Моэм посвятил биографии Поля Гогена (по роману Чарльз Стрикленд), в котором для наиболее широкого раскрытия характера, «пользуясь правом писателя на вымысел», «сочинил целый ряд эпизодов», то в «Острие бритвы» он постарался отобразить своего нового героя Ларри Даррела (на этот раз читателю неизвестно имя прообраза) таким, каким он его сам знал при жизни. Не пуская столь ретиво, как прежде, в ход художественную фантазию для компенсации пространных пробелов в его жизнеописании.
«Я хочу писать только о том, что мне доподлинно известно».
Как итог, «Острие бритвы» вышло не столь трагическое, связное и оттого менее захватывающее, нежели «Луна и грош», но в нем тоже есть свое очарование. Мне нравится, что здесь Моэм пишет как-то по-особенному искренне и непосредственно. Что попеременно ведет диалог с читателем. Что внимание не так ревностно сосредоточено на протагонисте, как в предыдущей работе. Что увеличена глубина резкости, ближе и четче охватывающая судьбы второстепенных персонажей. Они как раз и заполнили имеющиеся пустоты в биографии Даррела. Придали роману дополнительных пестрых стежков и новых оттенков.
Так что обвинить автора во «вторичности» было бы несправедливо.
Но суть остается та же: и в первом и во втором случае мы имеем дело с посвящением реальному человеку, с которым Моэм знался лично, ставшим для него источником вдохновения. В обоих случаях рассказчиком является посторонний наблюдатель, которого можно смело приравнять к личности писателя. Здесь он и не пытается скрыться за маской «лирического героя». Свою фамилию в отличие от остальных персонажей он даже не стал изменять.
При всем различии характеров и судеб этих двух уникальных людей, их явственно объединяет общее начало. Это бунт против общественных ценностей и стереотипов. Бунт во имя достижения поставленной цели. Причем бунт не социальный, а исключительно духовный. Такой же, какой разрождается в сердцах религиозных отшельников, решивших уйти из суетного мира в безлюдные места.
Оба героя жили в цивилизованном мире, покорно следуя по отшлифованным дорожкам буржуазного благополучия, где ничто не предвещало никаких житейских бурь. Оба пошли наперекор окружению и общепринятым устоям. Оба сыграли ва-банк, в одночасье пожертвовав всем, что у них было: семьей, друзьями и материальным благополучием, опустившись до бедственного состояния ради того, чтобы посвятить свою жизнь тому, чего они хотят.
Но если Стрикленд отдал себя живописи, то герой «Острия бритвы» кинулся в неизведанное, на поиски ответов на извечные вопросы человечества об Истине, Боге и смысле жизни.
Герои Моэма – это социопаты. Он ими восхищается и не пытается осудить за те причуды, которые общество принимало в штыки. Бурный интерес писателя к подобного рода личностям вполне объясним. В детстве Моэм тоже по-своему не вписался в свое окружение, что, бесспорно, роднит его со своими героями. Он быстро осиротел и воспитывался в черствой семье своего дяди. В детстве его обучили французскому языку и, живя в Англии, он плохо говорил по-английски. Он рано стал заикаться, был очень низкорослый, застенчивый и слабый здоровьем. Все это пагубно сказывалось при нахождении общего языка со сверстниками. Помимо всего прочего, Моэм был бисексуалом, что построило дополнительный барьер с окружающими.
«…я инстинктивно сторонился людей, что мешало мне с ними сходиться".
При этом поразительно, что подобный букет из физиологических недостатков и угнетающей атмосферы не сделали из него вызывающего циника наподобие Уайльда или морализатора каким был старик Диккенс (не подумайте, что я пытаюсь в чем-то их попрекнуть). Моэм хоть и тонко иронизирует над буржуазным снобизмом элитарного общества, поощряя своих неоднозначных героев-одиночек, в его прозе нет обличительства, надрывного противопоставления двух полюсов, между которых пролегала бы жирная разделительная полоса, по одну сторону которой скрывается добродетель, а по другую – обнажается порок. Моэм – писатель тонкий и деликатный: его ирония едва уловима, а восхищение очень дозировано и осторожно.
Его классические произведения отличаются воздушной, прозрачной легкостью, которая позволяет воспринимать их как беллетристику в самом хорошем смысле этого слова. Здесь он выдерживает идеальный баланс. Противник выспренности и нарочитого усложнения грамматических форм, он смог сделать идеальную корреляцию между двумя, казалось бы, взаимоисключающими величинами. Сокрушать интеллектом небогатую эрудицию рядового читателя никогда не стоит в его задачах, хотя за ним чувствуется довольно богатый запас знаний и умений, которыми он мог бы при желании воспользоваться.
Напротив, Моэм извечно приветлив и искренен перед читателем. Я бы даже сказал, заботлив. Он заинтересован в том, чтобы его произведения было интересно читать, что никак не отражается на качестве исполнения.
Он прекрасно умеет рассказывать историю. Пускай она будет без претензий на гениальность, оригинальность или интеллектуальность, но он знает, как ее правильно подать. Моэм – это писатель-архитектор. Помимо гуманитарной стороны вдохновения, он никогда не забывает о стороне технической. За кажущейся композиционной небрежностью «Острия бритвы», отчетливо видна стройная и цельная структура произведения. Он не жульничает, не халтурит, всегда играет честно и по правилам. Поэтому с ним и интересно вести читательскую игру.
Так что, дорогой мой Уильям Сомерсет Моэм, еще увидимся. С вами приятно иметь дело!

Дороги, которые мы выбираем

12
Это книга о разных, нравственно и духовно, людях, о том как сложилась их судьба. Они разные по происхождению, воспитанию, образованию. У них разная жизненная философия. Кто они? Чего они жаждут от жизни?

Первые (их большинство)старались жить по законам и нормам того мира в который они стремились войти и в который они влились к своему удовольствию. Они потратили свою жизнь впустую на исполнение чужих капризов, желаний, на развлечения, не принося никакой пользы обществу. Имея при этом доброе сердце и не совсем испорченную душу, они отдаются своим инстинктам, своим чувственным желаниям, для получения мгновенного, мимолетного наслаждения. В иной ситуации используя свои незаурядные способности, и прирожденные таланты все у них могло бы сложиться иначе.

Вторые (их достаточно много) не смогли или не стремились порвать узы их привычного с рождения общества, мира полного роскоши и удовольствий. Они научились, они умеют, так как их окружение этого от них требует, подавлять свои истинные чувства и эмоции. Они не хотят потрясений, они желают степенного, беззаботного и устроенного бытия. Жизнь в роскоши и праздности, обманывая себя и окружающих показными, фальшивыми правлениями чувств, для них важнее настоящего счастья, но, без высокого положения в обществе и всего что прилагается к этому.

Третьи, (их очень мало) рано повзрослев, или никогда не взрослея, сами выбрали свой путь в жизни, не обращая внимание на непонимание и порицание общества, близких, любимых, искали смысл жизни в лишениях, странствиях и скитаниях по всему миру. Они целиком отдаться духовному началу, аскетизму, укрощению плоти, стремятся к самосовершенствованию их дорога - к божественному началу. Они готовы на самоотречение, готовы страдать и переносить боль и мучения, чтобы достичь просветления разума, очищения духа, открыть смысл вселенной.

Такие разные несхожие жизненные приоритеты и мировоззрения, разные судьбы...

Средний балл оставивших отзывы: 4.91
  • Сейчас в процессе чтения - исключительно интересный главный герой! Вспоминаешь то Симора, то Мартина Идена, то Валентайна Майкла Смита)
  • 14
    +

    «Я думаю, что Бог либо внутри меня, либо нигде.»

  • 12
    +

    «Одно время меня считали неплохим юмористом, а все потому, что я говорю людям правду. Это казалось им так удивительно, что он думали - я шучу»

Книгу «Острие бритвы» Сомерсет Моэм можно приобрести или скачать: в 3 магазинах по цене от 164 до 190 руб.

Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Добавьте объявление первым!



Интересные посты

Обсуждение в группах

Отдыхаем хорошо! (июль 2020) Тематические Чтения

Всем привет!!! У многих в этом году планы на отпуск сорвались, но отдыхать-то надо, верно...

Новости книжного мира

В Петербурге установят еще один памятник Блоку

Он появится возле дома-музея поэта Правительство Петербурга приняло решение о внесении изменений...

Заметка в блоге

Сектор "Приз"

"Рассказ Служанки" вышел в свет в 1985 году, а я добралась до него только в 2019 году...

Новости книжного мира

Лауреаты премий BookMix.ru (Июнь 2020)

Итоги прошедшего месяца, связанные с вашей активностью, наши дорогие участники, уже готовы и теперь...