Вторая жизнь Уве

Купить в магазинах:

OZON.ru:
+ Подарок
347RUB руб. купить
My-shop.ru: 429 руб. купить
Лабиринт: 585 руб. купить
полный список магазинов
(4.7)
(0.0)
Читали: 399    Хотят прочесть: 211

Вторая жизнь Уве, Фредрик Бакман

Авторы:

Издательство: Синдбад

ISBN: 9785001310846

Год: 2019

«Не с той ноги родился мальчик»

Вниманию всех, кто знает толк в скандинавской литературе и в особенности в шведской: наконец-то на русском языке вышел долгожданный роман Фредрика Бакмана "Вторая жизнь Уве"! На мировой рынок шведы экспортируют преимущественно три категории текстов: детективы (от корифеев - Май Шёваль с Пером Валё и Хеннига Манкелля - до Лизы Марклунд и Ларса Кеплера); психологическую прозу (от Стриндберга и Лагерквиста до Майгулль Аксельссон и Карин Альвтеген); и, наконец, прозу юмористическую. На российском рынке этот последний жанр представлен беднее всего (с налету вспоминается только пресмешной Юнас Юнассон "Сто лет и чемодан денег в придачу"), а жаль: шведский юмор - отдельное явление, сочетающее минимализм и невозмутимость с абсурдом, а то и чернухой. Новый роман призван заполнить эту пустующую и такую нужную нам сегодня литературную нишу.Кто он, Фредрик Бакман?Родился автор в 1981 году в городе Хельсингборг на юге Швеции, изучал в университете историю религии, но бросил, став вместо религиоведа водителем-дальнобойщиком. Одновременно начал писать для местных газет и вести блоги на их сайтах. А потом, в 2012 году, выпустил роман - "Вторая жизнь Уве" - и проснулся знаменитым. Книгу оценили читатели, издатели других стран (ее уже перевели на дюжину языков), драматурги (премьера пьесы по книге состоялась в конце 2015 года - и до сих пор за билетами стоят очереди) - и, наконец, кинематографисты (в Швеции экранизация Ханнеса Хольма стала блокбастером, а в ближайшее время фильм увидят и россияне). Автор продолжает литературный труд, растит сына, пишет фельетоны и посты - но, ежели что, то в любой момент, по собственным уверениям, готов вернуться за баранку фуры."Вторая жизнь Уве"Откуда берутся зануды и склочники?Фредрик Бакман: "Это история довольно склочного 59-летнего мужика из тех, что ездят на "саабе" и вечно цепляются к соседям, стоит тем кинуть мусор не в тот контейнер или въехать в поселок на машине, хотя на табличке шведским по белому написано, что это строго воспрещается".Но вздорными стариками не рождаются. Просто нежное, любящее сердце от одиночества покрывается жесткой коркой, а аккуратность, обстоятельность и рукастость за ненадобностью превращаются в придирчивость к новому, легкомысленному поколению. Внутри зреет обида на мир, жизнь становится в тягость, рука тянется к веревке с петлей - но жизнь непредсказуема. Она ломает все планы, в том числе и такого рода. И вот в самый неподходящий, казалось бы, момент все таланты Уве оказались востребованы, и началось такое!..Фредрик Бакман: "Это веселая книжка, из тех, что помогают скоротать время на остановке автобуса или в аэропорту. Но я надеюсь, что сумел рассказать в ней кое-что еще - и про Уве, и про себя. Кое-что о поколении моего папы - и кое-что о моем. Про машины, на которых мы ездим, про женщин, в которых влюбляемся, про компьютеры, которые нас выбешивают, и про вещи, которых мы боимся".Всемирный феномен: книга о сердитом ворчуне Уве вначале побила все рекорды продаж в скандинавских странах, затем завоевала сердца читателей Европы, а сейчас стремительно покоряет Америку - уже почти полгода не покидает первую десятку бестселлеров "Нью-Йорк Таймс". Права на ее издание проданы в 31 страну мира. Шведская экранизация книги стала одним из самых успешных фильмов в стране за последние полвека, очень популярна и театральная постановка в Стокгольме.Этот угрюмый Уве возвращает нам немного веры в человечествоLitteraturMagazinet Обо всём этом и не только в книге Вторая жизнь Уве (Фредрик Бакман)

Сказка об уволенном викинге

35
Как же, однако, бежит время. Еще недавно я была очарована этим романом, а теперь, перечитав его специально для Книжного Марафона, вдруг поняла: чтобы воспринимать его правильно, надо держать в уме одну мысль. Эта история – сказка.

Это очень добрая и душевная сказка, в которой нашлось место и правде жизни, и честной тоске, и неглупым мыслям о том, что с миром, в котором мы живем, не все правильно. Но завернуть это все Бакман, полный любви и сочувствия к своим героям, решил в сахарную вату. Теперь это мешает.

Сюжет истории прост. Старик (на самом деле, не старик, Уве всего 59 лет, для шведа это особенно мало) оказался вычеркнут из жизни.

У него умерла любимая жена, а на работе его решили списать в утиль за старость. Детей нет. В глупых хобби вроде чтения книжек Уве не замечен. Он всю жизнь предпочитал дела словам и эмоциям. Но без конца чинить дом и машину, которые и так работают, как часы, невозможно. Поэтому Уве приходит к логичному решению: покончить с собой.

Тут-то и начинается сказка. Жизнь упорно мешает Уве умереть, вмешиваясь иногда так ловко, что невозможно удержаться от смеха. Вскоре ты уже заранее знаешь: стоит Уве взять в руки ружье или горсть таблеток, будь на часах хоть три ночи, сейчас грянет, как гром небесный, дверной звонок, или еще что-нибудь разразится.

Оказывается, жизнь не может без Уве. Никак ей без Уве не справиться. Людям не справиться, животным не справиться, целому поселку не уцелеть. Стоило Уве захотеть умереть – и началось.

Да, именно так коварная жизнь и рушит Увины планы: постоянно требуя помощи или благородства. То надо отвезти соседа в больницу. То срочно спасать «кошака», который решил замерзнуть насмерть именно под крыльцом Уве. То вообще именно Уве, старомодному и очень неполиткорректному, выпадает защищать юного гея от гнева его отца (это уж совсем ни в какие ворота). В общем – маленький спойлер: Уве все эти люди, которым он, оказывается, позарез был нужен, так достали, окружили своими любовью, благодарностью и общественными поручениями до такой степени, что он обрел вкус жизни, новую почти семью и передумал кончать с собой. Да и в поселке все как-то пошло на лад: пока Уве выяснял свои отношения с жизнью и смертью, целых четыре одиноких сердца нашли друг друга. Два гея даже поженились. Более традиционная пара – съехалась.

Ну ладно. Хватит патоки.

Ведь история на самом деле, если повернуть ее другой стороной, серьезная и грустная.

Уве – это гибрид старого зануды и викинга, по ошибке заброшенного в наши времена. Может, он и не совсем викинг. Но среди викингов точно бы не пропал. И он точно не тот человек, каким надо быть в современной Швеции: женоподобной, равнодушно-бюрократической, политкорректной, часто беспомощной – никто гвоздь забить не умеет. В стране бюрократов в белых рубашках и айтишников в «женских» свитерах: обе эти группы Уве терпеть не может.

Уве – человек прежде всего сильный, крепкий и надежный. Молчун. Очень рукастый. И, как говорила о нем жена Соня, «когда другие бегут от пожара, Уве бежит на пожар». Да, именно так юный сирота Уве и потерял когда-то дом, построенный своими руками: пока спасал из горящего дома соседского ребенка, занялся его собственный дом, а приехавшим пожарным тушить огонь не позволяла какая-то бумага. То ли не тот район, то ли еще что-то бюрократическое. Бюрократы издевались над такими, как Уве, всю жизнь. И это уже не смешно.

Уве старомоден. Он верен старым вещам, ценит прочность, держит слово. Соблюдает правила и ждет этого от других, любит называть вещи своими именами. Все это в современной Швеции не нужно. Только ведь – именно такие рукастые, грубоватые молчуны когда-то создали Швецию. Эта мысль не высказана в книге прямо. Но она там есть.

Там есть много недоуменных, печально беспомощных вопросов: когда и как так получилось, что верность, честность, трудолюбие, порядочность стали считаться в Швеции чем-то старомодным и чуточку смешным? Почему «старый пень» Уве – единственный на станции, кто знает, что делать, когда кто-то неожиданно теряет сознание и падает на рельсы перед идущим поездом? Единственный мужик, у кого хватает смелости спрыгнуть на рельсы, и сил, чтобы поднять упавшего на платформу? Почему более молодые, группа «патлатых», в этой ситуации способны лишь с задержкой следовать указаниям Уве? Мужики они или ни разу нет?

А еще вопросец. Когда и как завелся порядок, при котором чужие люди в белых рубашках решают, что могут и должны забрать от любящей и самоотверженной жены в дом престарелых мужа, больного Альцгеймером. Разве жена их об этом просила? Или муж?

Ответов нет. И книга их не даст. Только рассказывает истории.

Уве и самому когда-то предлагали сдать в дом инвалидов его любимую жену Соню. Так настойчиво предлагали, будто имели в этом деле личный интерес. Так что Уве пришлось швырять в «доброжелателей» туфлями Сони, а потом расспрашивать персонал больницы, не видели ли они, куда полетели туфли. И тут Соня впервые после той страшной аварии, в которой потеряла здоровье и ребенка, расхохоталась своим прежним серебряным смехом. И с тех пор уже не переставала улыбаться и бороться. Рядом с ней и бирюк Уве был другим. Соня научила его видеть жизнь цветной и веселой. Ни до нее, ни после Сони он не умел так жить. Вообще не умел нормально жить. Работать без выходных умел, жить и радоваться – нет. У него и с Богом отношения давно разладились. Уве не то чтобы перестал в Него верить, просто решил, что Бог слишком часто поступает с ним «по-свински».

Но Господь, видимо, устыдившись, все же послал Уве Соню. Девушку-солнечный лучик, в кофточке клубничного цвета и с золотой заколкой, обожающей все то, чего Уве не понимал: книги, музыку, смех, мечты, путешествия, веселые истории, цветы. Потрясающие написан этот образ у Бакмана – эта вечно весенняя оптимистка Соня. И Уве рядом с ней – нет, не то чтобы изменился. Но научился любить жизнь, даже когда она ему гадила.

Но вот Сони не стало, ее съел рак. И теперь остались только Уве и Швеция. Та новая Швеция бюрократов и айтишников в «женских» кофтах, толстяков, геев, иностранцев и прочих странных людей, которые молотка от отвертки не отличат. И Уве для всех них – ненужная старая рухлядь. Прямо ему об этом, конечно, не скажут, тут все в общем вежливые. Но Уве не настолько прямолинеен, чтоб уж совсем намеки не понимать.

Наверное, не случайно тот мир, который невольно приходит к Уве на помощь, почти целиком состоит из неправильных шведов (правильных как-то не осталось). Возглавляет эту команду спасения иммигрантка из Ирана Парване, кстати, жена «безрукого» айтишника. Парване, между прочим, страшно похожа на Соню. Только такой тугодум, как Уве, может долго этого не замечать. Входят в эту команду... Да кто только не входит. Единственный нормальный человек там – молоденький машинист, с которым Уве успел встретиться взглядом, прежде чем броситься под его поезд, а потом подумал, что нехорошо оставлять парню такое воспоминание. А нет, есть еще нормальные, той же породы, что и Уве, старики – старые друзья-враги Анита и Руне. Но остальные... Лучше не начинать.

Ну и замыкает эту бригаду спасенный от безвременного замерзания «кошак». Куда же современной доброй книге без кота?

С одной стороны, старая Швеция себя не оправдала: исчезла, растворилась, умерла. С другой стороны, автор как бы хочет сказать: новая Швеция, с мигрантами и геями, тоже ничего, не все так плохо.

Тут, кстати, хочется сделать отступление и заметить, что, наверное, если бы мои соседи, будь они хоть тысячу раз не геи и не мигранты, так бесцеремонно вторгались бы в мою жизнь, как делают это нечаянные спасители Уве, частично превратившие его дом в филиал своего, так спокойно навязывали бы мне своих детей и животных, я бы, пожалуй, тоже захотела повеситься.

Но то я. А вот на Уве вся эта кутерьма действует благотворно. И вместо самоубийства он чем только не занимается: отвоевывает старого друга у дома престарелых, чинит соседские батареи, учит юного дурака чинить велосипеды, спасает жизни, обучает персиянку вождению, а другого приезжего восточных кровей учит толерантности к собственному блудному сыну.

Повеситься уже реально некогда. Да и не на чем: веревки в современном мире делают очень некачественные. Ты на них вешаешься – а они рвутся. Безобразие.

А если по-русски – и смех, и грех.

Вот и вся книга такая. То сладкая, то горько-соленая. Временами очень хорошо понимаешь, где лежит фундамент – грубая, унылая, корявая правда жизни, в которой никто не помешал бы Уве умереть, бедолагу на станции переехал бы поезд, а Руне увезли бы в дом престарелых. А где поверх этого фундамента добрый Бакман намазал помадку, варенье и крем: добавил неравнодушных соседей, придав их неравнодушию ускорение за счет персидского темперамента Парване, придумал добрых, хотя и непутевых людей, да еще так вовремя сломавшиеся батареи Аниты.

А стоит ли ругать человека, который так искренне хочет сделать мир чуточку уютнее, добрее и правильнее, хотя бы в своей фантазии? А пожалуй...

Пожалуй, не стоит. Пусть живет и здравствует эта добрая сказка.

Печально я брюзжу на ваше поколение…

23

Однажды судьба свела меня с о шведским колумнистом и блогером Фредериком Бакманом, а точнее – с его книгой. Не могу объяснить почему, но как только увидела на стеллаже с новинками его книгу «Вторая жизнь Уве» - сразу поняла, что она должна быть моей. Возможно, это и есть первая книжная любовь…


Во всяком случае, от картинки с носатым старичком и кошаком на обложке сразу повеяло теплом и добротой. Теперь, уже прочитав книгу, я могу сказать, что выбранная издательством «Синдбад» картина Валентины Губаревой очень точно передает образ Уве – 59-летнего человека, который, похоронив любимую жену, не видит больше смысла жить дальше и всеми способами пытается покончить с собой. Однако непреодолимым препятствием на пути к этой цели становится доброта и человеколюбие Уве, которые он надежно скрывает под маской постоянной ворчливости. Во всяком случае, ему так кажется, но окружающие-то знают, что пожилой сосед никогда в помощи не откажет. Даром что вид у него суровый, и за порядком в округе тщательно следит, с любым, любым, кто его нарушает, готов сразиться в честном бою… Только сердце у Уве на самом деле доброе, просто нежничать не приучен. Как говорится, человек не слов, а поступков. И если уж полюбил кого, то всегда защищать будет и оберегать, до последнего вздоха. Яркий тому пример – его супруга Соня. Какие бы трудности не подстерегали их на пути – не сдался Уве. Боролся как умел, до последнего дня. История их жизни, такая трудная и простая, грустная и веселая одновременно вдруг стала для меня примером настоящей любви. Не влюбленности, когда видишь избранника только в радужных красках, а он в свою очередь готов луну с неба достать лишь бы удивить свою единственную и покорить навсегда. Нет, именно любви, когда ты будто прорастаешь в другом человеке. Знаешь, что он не идеален и даже в чем, но все равно лучше нет на свете. Потому что в любой, даже самой сложной ситуации одного жеста или взгляда достаточно, чтобы почувствовать, что все хорошо, и ничего непоправимого не случилось. Впрочем, Соня сказала об этом гораздо лучше меня: «… Полюбить кого-то – это все равно, как поселиться в новом доме. Сперва тебе нравится, все-то в нем новое, и каждое утро себе удивляешься: да неужто это все мое? Все боишься: ну ворвется кто да закричит: дескать, произошло страшное недоразумение, никто не собирался селить вас в такие хоромы. Но годы идут, фасад ветшает, одна трещинка пошла, другая. И ты начинаешь любить дом уже не за достоинства, а скорее за недостатки. С закрытыми глазами помнишь все его углы и закутки. Умеешь та хитро повернуть ключ, чтоб не заело замок и дом впустил тебя с мороза. Знаешь, какие половицы прогибаются под ногами. Как открыть платяной шкаф, чтоб не скрипнули дверцы. Из таких вот маленьких секретов и тайн и складывается твой дом».
По-моему, очень точное описание любви. При этом в книге нет затертых до дыр романтических описаний, которые имеют мало общего с повседневной реальностью. Как и Уве – человек не из современного мира, будто заблудившийся во времени. Он не знает, что такое Интернет, айпад и прочие современные штучки, без которых мало кто сегодня представляет жизнь. Зато четко понимает, что такое честь, честность, доброта, преданность. О чем многие из нас давно забыли. Вот и решайте, что важнее…
А пока вы думаете, Уве продолжает жить. Каждый день борется за сохранение порядка во дворе, как умеет, распекает молодежь на все лады, но при этом никому не отказывает в помощи. «Сонечке от меня привет и спасибо за тебя», - шепчет соседка Парване на ухо Уве. Я же от души благодарю за знакомство с ним Фредерика Бакмана, издательство «Синдбад» и… многочисленных поклонников старого доброго ворчуна.
Дело в том, что сначала Уве появился в Сети, в блоге господина Бакмана. Истории о нем настолько очаровали читателей, что они пожелали увидеть отдельную книгу об Уве. В 2012 году она увидела свет, а в 2016-м дошла до русскоязычных читателей. Теперь и мы можем познакомиться с этим удивительным человеком, который мне показался так похожим на наших дедушек и бабушек, загрубевших от тяжелой жизни внешне, но с большим и добрым сердцем. Всегда готовых помочь.
Кстати, по это книге снят фильм, который я бы очень хотела посмотреть.

Жизнь, как она есть

21
Всем же известно, что Бакман – это блогер и колумнист. А если кто не знает, так верьте мне на слово, я это в его собственной книжке вычитала. Так вот. Бакман блогер и его книга именно в блоге и зародилась. Поэтому не странно, что в ней собраны все «язвы» современной старой Европы. Наверное. Наверное, все. Ладно, давайте посмотрим, что обнаружила я.
Ну, первым делом, конечно толерантность. Толерантность ко всем сомнительным явлениям, терзающим европейское общество. А кто не знает, что нынче терзает Европу тому я скажу, что терзания номер раз касаются, конечно же, иммигрантов. Иммигранты хорошие, пишет Бакман. Они вносят новую струю свежего, горячего воздуха в харАктерную и характЕрную холодность скандинавского жителя. Они разбавляют размеренный быт движением и способны обливаться потом даже в самый лютый мороз. И вообще, они полезны, говорит Бакман. Они вам не дураки. Они через многое прошли и если уж они очутились с вами по соседству, то они кое-чего да стоят.
Возможно, Бакман этого в виду не имел и вся вина за то, что я увидела именно это целиком и полностью ложится на мою совесть, но в книге как будто сравнивается старый, закосневший европейский мир, которому так не хватает свежих эмоций, свежей крови, свежих необдуманных поступков и носители другой совершенно культуры, прибившиеся к чужим холодным берегам. И, через образы второстепенных героев, показывается, как удачно европейские ценности ассимилируют новоприбывших.
За эту удачную ассимиляцию говорит сомнительная история одного гея из иммигрантской семьи. Оценили, да? В два раза толерантней, я считаю. Именно в эту историю я не поверила. Не в то, что в семье выходцев с Ближнего востока может объявиться лицо с нетрадиционной сексуальной ориентацией, а в то, что главный герой с его консервативными принципами так спокойно к этому явлению отнёсся. Это смотрится неестественно. Знаю я парочку подобных «пеньков», которые мобильные телефоны не признают, уж они бы этого арабского бедолагу с ног до головы бы обплевали. Не, ну в дом переночевать пустили бы, конечно, но мозг бы вынесли. Ну неестественна подобная толерантность в данном конкретном случае. Из-за этого некоторая дискомфортность восприятия и ощущается. Потому что подобное поведение идёт в разрез с характером главного героя. Вообще-то, к концу книги стало слишком много няшности, на мой взгляд, если честно, что вывело книгу из разряда реальных историй за жизнь в плоскость немного сказочного повествования.
Следующая, поднятая автором проблема – это люди с ограниченными возможностями. Слушайте, сложилось впечатление, что они там в своей Швеции совсем помешались на желании кого-нибудь у семьи отобрать и запихнуть в дом престарелых/инвалидов/приют. Ну и ладно бы с обоюдного согласия сторон, но ведь вопреки и силой. Не нытьем так катаньем, доводя людей до ощущения полной своей неполноценности. Это вот что ли светлое будущее? Какое-то оно, знаете ли, пугающее.
И на фоне этой вот проблемы людей с ограниченными возможностями и всплывает чуть ли не главная линия в книге борьбы маленького человека с системой, с «белыми рубашками» «которых отличал одинаково пустой взгляд. Точно внутри у них ничего нет – полые оболочки, влезающие в чужую жизнь, чтобы её разрушить». Хотя, говоря откровенно, сам главный герой своими закоснелыми и нерушимыми правилами и принципами сам как система, такой же твердолобый, не гибкий и неповоротливый. Хотелось иногда треснуть его, да. А эта история вражды чуть не полувековой выдержки с другим таким же твердокаменным соседом. Да вы посмотрите только, из-за чего они ругаются? Кому снег убирать и газон стричь… Не, ну, в этом-то, пожалуй, и кроется главное отличие системы простого человека от системы государства. Маленькие люди борются за то, чтобы делать всё самим.
Ну и конечно, проблема одиночества пожилого человека, вдруг обнаружившего, что он никому не нужен в этом обществе. Так вот Бакман-то и говорит, что ничего подобного, ещё как нужен. Посмотри – эти сопляки ни хрена не знают о жизни, они ничего не умеют, им нужен кто-то, кто сможет наставить их на путь истинный и поставит их мозги на место. Так и кто же если не ты? Ты что, хочешь чтобы это делал кто-то другой? Ну и не разводи потом руками, дивясь полученному результату.
Вообще же это самая обычная история про самую обыкновенную жизнь. О том, что мир уже не станет прежним. История, помогающая немного лучше понять этих упрямых стариков, которые никак не могут подстроиться под новые реалии и так быстро устаревают со своими взглядами. Да мало того, что устаревают, так ведь ещё и навязывают свои устаревшие конструкции окружающим, вставляя палки в колёса их молодой жизни. Обычная история, да. Даже не понятно, почему она производит такое сильное впечатление. Наверное, всё-таки из-за поднимаемых общечеловеческих вопросов и предлагаемых автором понятных решений, основанных на общих принципах добра и справедливости. И из-за изумительной истории одной очень сильной и настоящей любви.
И, несмотря на то, что Бакман колумнист и блогер и книга его первоначально зародилась в его блоге, в ней нет ничего «энтернетного». Она написана очень хорошим языком, тут, возможно, надо сделать реверанс в сторону переводчика, но некоторые обороты явно авторские. Причём поначалу ничего такого особенного и нет, а вот уже ближе к концу книги появляются всякие витиеватые обороты и озадачивающие образы:
«- Это Амель! Хозяин кафе – Слова вылетают у неё изо рта с ускорением, как туристы с водяной горки, и все, приземляясь, указывают на квадратного мужика».
Книга полноценна и очень хороша. А чем хороша я сказать затрудняюсь. Она уютная какая-то. Атмосферная. Тёплая. Она с юмором и со слезами. Она о понятном. О том, что нас окружает. А может, она хороша потому, что говорит нам – на людях ещё рановато ставить крест. Не настолько они и плохие эти люди. А некоторые, так даже ещё и хорошие.
Ах, да. Ну и как же без котиков.
Средний балл оставивших отзывы: 4.76
  • Во всех отзывах и рецензиях говорится о том, какая это трогательная добрая история, история о человеке с большим сердцем. Все так, абсолютно согласна. Но хочется отметить язык - очень разговорный, скорее подходящий для интернета, а не для печатной книги (а ведь Бакман и начинал писать истории об Уве в фейсбуке). Меня вначале эти разговорные обороты сильно смущали - ерунда какая-то происходит. А потом постепенно сквозь эти резкие выражения и "дворовые" словечки передо мной стал открываться образ главного героя - человека не слова, а дела. Хитрый авторский прием: мы сначала видим Уве глазами окружающих, ворчливого старика, ругающего почем свет стоит все, что "не по-моему", так же, как его увидели Парване и ее семья, а потом уже узнаем что скрывается за этой ворчливой оболочкой. Большое сердце, уж извините, что повторяюсь, но это словосочетание лучше всего описывает Уве.

    Он помогает окружающим не потому, что его связывают обещания, или общественное положение, или какое-то внешние факторы. Помогает просто потому, что по-другому не может. Потому, что ради любимой и единственной на свете женщины готов на все. Человек-скала, для которого важнее всего в жизни - стабильность и верность, распорядок и привычка. Кажется, что таких людей в нашем современном мире уже не осталось.

    Поразила фраза Уве про то, что его тридцатилетние коллеги жалуются на недостаток свободного времени, как будто ходят на работу только чтобы отдохнуть потом от нее. Знакомая ситуация, да? Много ли людей сейчас ходят на работу с вселенским спокойствием, получая от ежедневно повторяющегося процесса удовольствие.

    Много чему можно поучиться у Уве, как и сказано в аннотации: хотелось бы, чтобы в каждом из нас было немножко Уве.

    Та книга, дочитав которую, еще долго вспоминаешь те или иные моменты, в которой смех сменяется слезами и наоборот.
  • 19
    +

    «Полюбить кого-то – это все равно, как поселиться в новом доме. Сперва тебе нравится, все-то в нем новое, и каждое утро себе удивляешься: да неужто это все мое? Все боишься: ну ворвется кто да закричит: дескать, произошло страшное недоразумение, никто не собирался селить вас в такие хоромы. Но годы идут, фасад ветшает, одна трещинка пошла, другая. И ты начинаешь любить дом уже не за достоинства, а скорее за недостатки. С закрытыми глазами помнишь все его углы и закутки. Умеешь та хитро повернуть ключ, чтоб не заело замок и дом впустил тебя с мороза. Знаешь, какие половицы прогибаются под ногами. Как открыть платяной шкаф, чтоб не скрипнули дверцы. Из таких вот маленьких секретов и тайн и складывается твой дом.»

  • 15
    +

    «Можно тратить время на то, чтобы умирать, а можно - на то, чтобы жить.»

Книгу «Вторая жизнь Уве» Фредрик Бакман можно приобрести или скачать: в 3 магазинах по цене от 347 до 585 руб.

Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Добавьте объявление первым!


  • Вторая жизнь Уве

    Вторая жизнь Уве

    Издательство: Синдбад, 2016

    ISBN: 9785905891977

    Купить данное издание можно здесь


Интересные посты

Интересная рецензия

«Приходили и уходили красные, появлялись и исчезали белые»

Каждый раз, когда берёшь в руки книгу, написанную советским автором о событиях начала века...

Заметка в блоге

Граф Мрякула одобряет :)

Нашла в своих закромах старенькую, но от этого не менее великолепную книгу "Копи царя...

Новости книжного мира

Storytel создал бота по выбору аудиокниг

Пока наибольшей популярностью у слушателей пользуются книги по психологии и истории Для всех, кто...

Интересная рецензия

Ибо человек, который...

Общество. Каким оно было и какое оно сегодня. Прошли столетия, а люди те же, да и пороки...