Путешествие с Чарли в поисках Америки

Купить по лучшей цене:

OZON.ru:
+ Подарок
181RUB руб. купить
My-shop.ru: 181 руб. купить
Лабиринт: 284 руб. купить
смотреть полный список магазинов

Скачать электронную книгу:

Литрес: 139 руб. скачать
полный список магазинов
(4.3)
(0.0)
Читали: 36    Хотят прочесть: 25

Путешествие с Чарли в поисках Америки, Джон Стейнбек

Авторы:

Издательство: ИЗДАТЕЛЬСТВО "АСТ"

ISBN: 9785171155100

Год: 2019

"Путешествие с Чарли в поисках Америки" книга путевых очерков, которая вызвала настоящий взрыв восторга в прессе и стала одним из главных бестселлеров 1962 года. Где же она, та истинная Америка, которую так любил когда-то писатель и которую так отчаянно ищет теперь, наматывая сотни и тысячи миль на спидометр трейлера с говорящим именем "Росинант", в компании любимого пса Чарли? В обожаемой туристами Новой Англии или в сердце Глубокого Юга? На бескрайних просторах Техаса или в столь любимой когда-то Стейнбеком Калифорнии?.. Обо всём этом и не только в книге Путешествие с Чарли в поисках Америки (Джон Стейнбек)

Опьянение Стейнбеком

22
Да, именно в таком состоянии я была после прочтения этой книги - сначала первые страницы, как первый бокал вина, веселят, чувство эйфории начинает накрывать от того, как Стейнбек работает со Словом, какой изысканный вкус отмечаешь после каждого глотка, ой, т.е. абзаца, какая приятная, интеллигентная ирония и чувство юмора сквозит между строк. И рука тянется за вторым бокалом...)) Но часто, когда уже половина бутылки пуста, начинается то состояние, когда хочется пофилософствовать и погрустить, поспорить с другом на злободневные темы, предаться унынию и тоске по более родному и привычному прошлому. Вот так я познакомилась со Стейнбеком, и сразу же, с первой книги, влюбилась в его стиль.

А как было не влюбиться, когда здесь все сошлось: тема путешествия, США, страна, которая как туриста меня привлекает необычайно и где я мечтаю побывать (озера, горы, каньоны, национальные парки, пустыни, водопады, океаны), душевный рассказ писателя об этой реальной поездке, случившейся с ним в 1960 году, в котором помимо описания мест всегда находилась минутка, чтобы порассуждать о людях, о нравах тех лет и тех мест, о стране, что в ней изменилось, какая она, настоящая Америка, сейчас. Писатель, как патриот своей родины, не скрывал своих переживаний и часто даже разочарования по поводу увиденных изменений, поэтому история получилась настоящая, словно я сидела с ним рядом всю дорогу, в его пикапе. Но вместо меня, там был Чарли и, кажется, сейчас самое время рассказать о сюжете.

В один прекрасный день, в довольно уже взрослом возрасте, Стейнбек, долго время живя в Нью-Йорке, вдруг почуствовал, что не знает своей страны (ведь Нью-Йорк не Америка, Париж не Франция и Лондон не Англия).
"Я - американский писатель, пишущий об Америке, - работаю, полагаясь только на память, а память и в лучшем-то случае источник ненадежный, того и гляди получится перекос. Я давно не слышал говора Америки, не вдыхал запаха ее трав, деревьев, ее сточных вод, не видел ее холмов, рек и озер, ее красок, ее теней и света. О переменах, которые произошли в ней, мне известно только из книг и газет. Но мало того, за последние двадцать пять лет у меня исчезло ощущение, какая она, эта страна. Короче говоря, я писал о том, о чем не имел понятия, а, по-моему, для так называемых писателей в подобной практике есть нечто преступное. Разрыв в двадцать пять лет сделал свое дело - воспоминания мои порядком оскудели."
Мне запомнилась фраза, объясняющая причину, по которой автор отправился в путешествие в одиночестве: "когда вас двое-трое, нарушаются ваши личные взаимоотношения с окружающей средой". Я тоже предпочитаю такой вид отдыха, когда ты уезжаешь один куда-то с целью лучше узнать себя или тот другой, чужой мир, который ты хочешь для себя открыть. Так порой проще услышать собственные мысли.
И мне понравился тот задор, настрой, с которым Стейнбек решился в эту поездку, словно этот мальчишка-непоседа так и не повзрослел или, наоборот, повзрослев, захотел убежать от старости, оседлав своего Росинанта (так он назвал пикап, купленный специально для длительного путешествия, кличка лошади Дон Кихота была выведена на борту машины испанским шрифтом 16 века). А чтобы не посещало на первых порах чувство сиротливости и беспомощности в дальней дороге, взял в напарники себе пожилого "господинчика французской национальности - пуделя по имени Чарли".
"Он прирожденный дипломат. Переговоры всегда предпочитает дракам и правильно делает, ибо драки - не его призвание. За десять лет своей жизни он только раз попал впросак, наткнувшись на пса, который отказался вступить в переговоры. Чарли потерял тогда кусочек правого уха. Но как сторож он вполне на высоте - у него львиный рык, рассчитанный на то, чтобы сокрыть от ночных бродяг тот факт, что ему и бумажного пакетика не прокусить! Чарли - добрый друг и отличный дорожный товарищ, путешествия для него самое разлюбезное дело, лучше которого ничего и не придумаешь."
Возможно, собака - это лучший вариант для такой поездки, как эта (через всю страну с востока на запад - от штата Нью-Йорк до штата Вашингтон, они проехали на юг по Калифорнии и вернулись домой через Аризону, Нью-Мексико, Техас, Луизиану, Миссисипи, Алабаму, Теннеси, Виргинию), когда есть кому излить душу, и кто будет смотреть на тебя понимающими глазами, а Чарли был из такой смышленой породы, но при этом не станет сильно спорить, в худшем случае порычит и проявит недовольство, вильнув хвостом, а ведь нам иногда нужно просто выговориться... Хотя, справедливости ради, нужно сказать, что не всё гладко было с песиком в поездке, пару раз старичок заставил своего хозяина сильно испугаться, я и сама жутко перенервничала, ибо за время этой поездки он стал дорог даже мне, простому читателю))) А однажды, пес изрядно удивил нас обоих, дав понять, что разорвет местных медведей в национальном парке, как тузик грелку, только выпустите его из машины! Были и смешные моменты бесцеремонного знакомства Чарли с красоткой породы шпиц. Как же я хохотала над описанием этой сцены и реакцией ее хозяйки, особы претенциозного вида!
Стейнбек - воистину мастер Слова, очень точно каждый раз подобранного, острого, тонкого, красочного, что ни фраза, то вкуснятина! Наверное поэтому я своими глазами смогла увидеть каждую придорожную кафешку, подышать воздухом на берегах бухт и островов, удивиться неразговорчивости жителей некоторых штатов и преданности своему краю, мерзнуть вместе с автором во время ночных стоянок, поражаться уникальному свойству чашки кофе заводить знакомства, ужасаться чудовищному явлению тех лет на юге Америки - расизму. До сих пор перед глазами сцена у школы, к которой каждый день приходили "зазывалы" - белые женщины, хотя у меня язык не повернется назвать их даже людьми, цель которых публично, на камеры, как можно более громко, мерзко и гадко сообщить маленькой негритянской девочке, сопровождаемой охраной до дверей школы, что она виновата в том, что она родилась с таким цветом кожи. Тема расизма была поднята Стейнбеком с такой болью и осуждением, что кажется будто сам автор скорее предпочел бы сменить цвет своей кожи, чем осознавать, что его белый народ может так низко себя вести.
Во время поездки многое случилось, и приятные встречи с родными людьми, и радость знакомств, и отзывчивость посторонних, когда нужно было найти ночлег. Теплые беседы у пикапа, разочарование от современного общепита, когда за стерильным ход-догом в пленке теряется вкус, всплески бешенства, когда попадавшийся в пути чиновник напоминал автору о его ненависти к всякому правительству. А сколько было вопросов задано автором на вечные для любой нации темы! Ох, столько всего хочется рассказать об этой книге, о том, что поразило писателя, ведь его глазами я увидела ту настоящую Америку, чуть лучше узнала о менталитете ее народа, об обычаях и даже истории, о том хорошем и плохом, чем она жила в далекие 60-тые, но лучше посоветую прочитать эти путевые заметки яркого представителя американской литературы.
Спасибо за это путешествие, Джон Стейнбек! И до новых встреч!

О неграх, сосисках и пуделях

6

В субботу 23 сентября 1960 года из рыбацкой деревушки Сэг-Харбор, штат Нью-Йорк, выезжает небольшой грузовичок со странной витиеватой надписью на борту. Прохожий, знакомый с творчеством Сервантеса, не без удивления узнал бы в названии автомобиля имя верного коня Дон Кихота. За рулём Росинанта восседает крупный мужчина зрелых лет со щёточкой усов и седеющей бородкой. Кресло рядом с водителем занимает более необычный пассажир -- пудель бурого цвета, с интересом обозревающий окрестности.



Мужчину зовут Джон Стейнбек, он известнейший американский писатель и через два года получит Нобелевскую премию по литературе. Пудель откликается на имя Чарли и по праву считает себя отпрыском древнего французского собачьего рода. Титулованные пассажиры задумали не много не мало - проехать всю Америку и своими глазами увидеть, чем живёт их родная страна.

"Может скончаться от сердечного приступа в любой момент", - сказали врачи, обследовав Стейнбека. Но жена писателя отпускает супруга одного в путь-дорогу. Наверное потому, что видит: ему надо попрощаться. Ему надо заново встретиться.

Есть на свете книжки уютные. И очень часто этим уютом веет от книг-путешествий. Так бы и плыл с тремя приятелями и Монморанси в лодочке по солнечной Темзе, так бы и брёл с героями Нормана Линдси по просёлочным дорогам Австралии, встречая местных жителей и слушая бесконечную балладу старика-матроса... Так бы и ехал с Джоном и Чарли по автострадам Америки, днём заглядывая в придорожные закусочные, а вечером согреваясь крепким кофе в компании встречного незнакомца. В очередной раз убеждаешься, что Нобелевские премии абы в какие руки не раздают.

Чем это "Путешествие" выгодно отличается от других -- так это своей реальностью. Согласитесь, изрядную долю очарования не менее уютным рассказам сельского ветеринара с псевдонимом Хэрриот придаёт именно правдивость историй. А в нашем случае повествование ещё ближе к правде -- книга считается публицистической, и, кстати, после выхода в свет заняла первое место в списке бестселлеров газеты The New York Times в категории документальной литературы.

Стейнбек умеет писать интересно, вкусно и с юмором. Казалось бы, какой сюжет в этом "Путешествии"? Ни пальбы, ни погонь, ни экзотических пейзажей, ни поисков кладов, да и лилипуты не встречаются. А ведь захватывающе! Каждый абзац можно смаковать, как хорошее вино. Ну пусть не каждый. Но можно.

Описание природы - особое умение, которым по праву гордится русская классическая литература. Надо сказать, что Стейнбек в этом отношении от Тургенева не отстаёт. Кратко и выразительно -- так можно охарактеризовать его пейзажные зарисовки. Полюбуйтесь вместе с автором на осеннюю природу штата Висконсин:
"В начале октября ... воздух там золотился от солнца, как сливочное масло, и был не вязкий, а свежий, прозрачный, так что принарядившиеся в иней деревья стояли каждое особняком, холмы не сливались в единую линию, а поднимались каждый отдельно, каждый сам по себе. Свет пробивался сквозь толщу вещества, и я как бы видел всё насквозь, проникал взглядом до самых глубин, а такое освещение мне приходилось наблюдать только в Греции."

Но Стейнбек решился на поездку не только ради любования красотами природы. Что беспокоит в Америке писателя, "выразителя чувств эпохи"? Своим последним художественным романом "Зима тревоги нашей" он уже дал понять, что не верит в "американскую мечту", что нечего гнаться за фальшивым успехом, за золотыми горами... Вот только какой жизненной целью заменить это, Стейнбек понять не смог.

Путешественник с тревогой описывает глобализацию Америки. Местные лавчонки, раньше служившие своеобразным клубом для обмена мыслями и идеями, превращаются в однотипные кафе, облицованные пластиком. "Я заказал жареную колбасу с кислой капустой и своими глазами видел, как повар сорвал целлофановый чехольчик с сардельки и бросил ее в кипяток", - грустно описывает всеобщее оболванивание автор.

Пересекая на своём пути бесконечное множество промышленных центров, Стейнбек замечает, что города со всех сторон окружены стальным кольцом своих же отходов, и неизвестно, кто в этой войне победит.
Однако главной заботой писателя остаются люди. Он огорчается, видя, что американцы замкнулись в себе, перестали спорить даже перед выборами, а во всех бедах, от незабивающегося в стену гвоздя до нашествия моровой чумы, привычно винят русских. Стейнбек печально смотрит на молоденькую официантку, потерявшую вкус к жизни, на матроса-подводника, которому "платят хорошо и виды на будущее неплохие", на служащего, который приехал в чужой город, чтобы изменить жене, но после оставшегося ещё более одиноким.

Каждое воскресенье писатель посещает церковь -- только всякий раз новой конфессии. Писатель не атеист, но он не может поверить протестантскому проповеднику, пугающему с амвона-трибуны адом с новейшими паровыми котлами. Вообще, мироощущение Стейнбека, потихоньку приближалось, наверное, к мироощущению двадцатитилетнего солдата Второй мировой, в гимнастёрке которого нашли написанное перед боем стихотворение:

...Ты знаешь, с детских лет мне говорили
Что нет Тебя.
И я, дурак, поверил!
Твоих я никогда не созерцал творений...
И вот сегодня ночью я смотрел
Из кратера, что выбила граната,
На небо звездное, что было надо мной, –
И понял вдруг, любуясь их мерцаньем,
Каким жестоким может быть обман...


А вот уже отрывок из Стейнбека:
"...По ночам в этом воздухе, лишенном влаги, звезды спускаются совсем низко – еще немного, и коснешься их пальцами. Во времена раннего христианства в такую пустыню уходили отшельники и жили там, проникая чистой, незамутненной мыслью в тайны бесконечного. Возвышенные идеи о цельности и величии всего строя мироздания, видимо, всегда рождались в пустынях."

Но, увы, на своем пути настоящего священника писатель не повстречал. Хотя... Истины ради следует привести строки о тифлисской православной церкви святого Давида из "Русского дневника", который был написан в 1947 году после поездки в СССР:
"...Это была восточная богатая церковь с сильно почерневшими от ладана и времени росписями. Здесь толпился народ. Службу вел седовласый старик в золотом венце, он был так красив, что казался нереальным. Этот старый человек называется Католикосом, он глава грузинской церкви, и одеяние его пышно заткано золотом. Служба шла величественно, а звучание большого хора было несравненным. Дым от ладана поднимался к высокому потолку церкви, и сквозь него пробивалось солнце, подсвечивая купол."

Однако и в родной Америке (и страшно, если бы это было не так) Стейнбек остаётся оптимистом. Он умеет видеть в людях хорошее. Он умеет это хорошее ценить. Писатель счастлив узнать, что есть такой механик, который задумал открыть первую в округе передвижную ремонтную станцию. Он не может скрыть восхищения владельцем захудалой заправки, который в нужную минуту пришёл на помощь. Он помогает юнцу выбраться из-под отцовской опеки в большой город, увидев в пареньке стремление к общественно полезной жизни и наивное желание "повидать мир". Стейнбек счастлив жить в одной стране с такими людьми, какие ему иногда встречаются, и он не может скрыть своей любви к ним.

Американские писатели двадцатого века редко проходили в своем творчестве мимо темы расовой дискриминации. Кто-то посвящал этому целые романы, кто-то обязательно вводил в свои произведения сюжетные линии, связанные с борьбой за права негров. Мне кажется, Америка нынешняя должна поклониться этим бойцам невидимого фронта, которые во главе с Гарриет Бичер-Стоу сначала отменили рабство, а потом переломили сознание народа, считавшего "чёрных" чем-то вроде домашнего скота.

Джону Стейнбеку на этот раз ничего выдумывать не пришлось. Своими глазами он увидел драму под названием "Белые против чёрных". А случилось вот что. Даже не случилось, а происходило. Происходило всего каких-то пятьдесят лет назад, в передовой империи мира.

В Новом Орлеане в одну из школ были зачислены две негритянские девочки. И каждое утро около входа в учебное заведение собиралась огромная толпа, напирая на специально поставленные ограждения и тесня ухмыляющихся полицейских. Из толпы выделялась кучка женщин, которые хорошо отрепетированной площадной руганью встречали несчастных малышек, а через некоторое время и "белого" ребёнка, которого родители посмели отдать в одну школу с "чёрными".

Стейнбек видел эту толпу, и с тончайшим психологизмом описал состояние маленьких отщепенцев. А потом он подвозил молодого студента-негра, который горел состоянием борьбы за свой народ. Писатель рассказывал про идеи "пассивного сопротивления" Мартина Лютера Кинга, говорил, что надо бороться, ждать и терпеть... Парень кивал головой, а потом вдруг горько засмеялся и воскликнул:
"Мне стыдно... Нельзя же быть таким эгоистом. Но я хочу это увидеть... Живой, а не мёртвый. Здесь, у нас! При жизни хочу! И поскорее!"

Оторвавшись от чтения книги, я произвёл нехитрые расчёты и понял, что если того паренька не линчевали, если он дожил до наших дней, то он дожил и до своей победы. В семьдесят лет он опустил бюллетень с голосом за чернокожего кандидата в урну, и через день проснулся в Америке с президентом-негром. И мы понимаем, что это и благодаря ему. И благодаря Стейнбеку тоже.

Итак, книжка прочитана. Чему мы научимся у великого писателя, осилив его нехитрые путевые заметки? Наверное, мы поймём, что любая страна сильна отдельными людьми. Сильна мной и Вами, уважаемый читатель. Сильна не столько президентами и министрами, сколько дальнобойщиками и фермерами. Нарисовав перед нами разношёрстную вереницу американцев своей эпохи, Джон Стейнбек не объявил их рабами времени, не заставил быть подданными государства. Писатель показал, как все они зависимы от наличия блеска в своих глазах, от того, добры они или прижимисты, лицемерны или искренни, заносчивы или смиренны.

И ещё он всех пожалел. Прожив жизнь, Джон Стейнбек ясно понял, что чем больше в людях отрицательных свойств, тем тяжелее им самим живётся, понял, что они сами зачастую этого не осознают. А потому автор, примерный семьянин, искренне переживает за неведомого постояльца отеля, который изменяет жене, незаметно для себя становясь всё более несчастным. И за борца с неграми, который брызжет слюной и трясётся от ненависти к "чёрным", Стейнбек тоже переживает.

А потому мы, читая "Путешествие с Чарли в поисках Америки", становимся чуть добрее. Внимательнее к окружающим. Может, даже, увидев пьяного на улице, теперь будем скорую вызывать. Хотя это вряд ли. Мы же пока не Нобелевскую не получили.
Средний балл оставивших отзывы: 3.5
  • Я очень долго пыталась домучать эту книгу. Она собственно ни о чем. Писатель с собакой едет, размышляет. Обрывки, кусочки из которых нельзя сложить цельную картину. Если меня сейчас спросить о чем книга, я наверно не смогу толком ответить....

Цитат из «Путешествие с Чарли в поисках Америки» пока нет. Добавьте цитату первым

---
Случайная цитата из произведений писателя:
«Может быть, именно любовь заставляет человека сомневаться и не верить. Говорят, когда любишь женщину, все время в ней сомневаешься, потому что сомневаешься в себе.» (Джон Стейнбек)

Книгу «Путешествие с Чарли в поисках Америки» Джон Стейнбек можно приобрести или скачать: в 5 магазинах по цене от 139 до 284 руб.

Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Добавьте объявление первым!

  • Путешествие с Чарли в поисках Америки

    Путешествие с Чарли в поисках Америки

    Издательство: АСТ, Астрель, ВКТ, 2010

    ISBN: 9785170669349

    Купить данное издание можно здесь

  • Путешествие с Чарли в поисках Америки

    Путешествие с Чарли в поисках Америки

    Издательство: Армада-пресс, 2002

    ISBN: 5309002294

    Купить данное издание можно здесь


Интересные посты

Интересная рецензия

"Котик-братик, котик-братик, несет меня лиса за синие леса..."

А там, за синими лесами, вековечная, непроходимая парма, с воинством стерегущих ее, требующих...

Интересная рецензия

Прихватите словарик Даля

Посолонь – это по часовой стрелке. Óхлупень – это конёк на крыше избы. Дымогон – это, видимо...

Новости книжного мира

Сегодня, 17 сентября, в истории

В этот день родились: 1841 — Фёдор Решетников (ум. 1871), русский писатель («Подлиповцы»). ...

Интересная рецензия

Движение в сторону Зоорландии

Вне всякого сомнения, многие слышали известное творение Набокова про нимфетку Долорес, я про нее...