Похождения бравого солдата Швейка

Купить по лучшей цене:

OZON.ru:
+ Подарок
373RUB руб. купить
My-shop.ru: 373 руб. купить
Лабиринт: 477 руб. купить
смотреть полный список магазинов
(4.3)
(0.0)
Читали: 377    Хотят прочесть: 181

Похождения бравого солдата Швейка, Ярослав Гашек

Авторы:

Издательство: Эксмо

ISBN: 9785041045623

Год: 2019

«Поручик Лукаш махнул рукой и направился к продовольственному складу. На ум ему пришла парадоксальная мысль: раз солдаты жрут печёночные паштеты своих офицеров — Австрия выиграть войну не сможет.»

Самое популярное произведение чешской литературы, роман Ярослава Гашека "Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны", переведено на многие языки мира. Герой романа, маленький человечек, попавший в водоворот европейской бойни, в плохонькой шинели и разваливающихся сапогах, браво несет службу, постоянно попадая в нелепые ситуации. Наивный простак и мудрый острослов, рядовой Швейк лучше всяких политических прокламаций и общественных протестов разоблачает абсурд и хаос, бессмысленность и бездушность войны. Обо всём этом и не только в книге Похождения бравого солдата Швейка (Ярослав Гашек)

Будь идиотом в стране идиотов, и станешь умным

27
Был у меня один знакомый, он тоже любил читать книги, до того любил, что измысливал самые невероятные ситуации, чтобы отдаться любимому занятию. То тебе станцию специально пропустит, чтобы потом лишних 30 минут ехать до конечной, а потом обратно, и всё это время листать книгу в мягкой обложке. То под машину бросится, сломает ногу и лежит в больнице в ус не дует, знай себе детектив открыл. А то прямо среди бела дня собьёт фуражку со служителя закона и выбьет себе 15 суток заслуженного отдыху, почитать Ницше, Кафку, да обсудить с пьяницами философию Ганди и жизнь Калигулы. И продолжалось сиё до тех пор, пока возмущенное общество не выдало пана заму... то есть женило на матерой женщине. Воспользовались друзья тем, что пан увлекся любовными романами, да и столкнули его с таинственной незнакомкой. Да так столкнули, что уродилось у него трое детишек, тесть с тёщей, да еще всякая сводная родня. И теперь энтузиаст труда вынужден каждую ночь читать детские сказки про мышат, да стишки про котят подрастающему, образцовому поколению. И до того притомился молодой человек, что вылечился, то есть запил.
Прошу прощения за лирическое отступление, к тому же выдуманное. Но такой Йозеф Швейк, человек-история, солдат, собутыльник, подчиненный, друг, блюститель порядка и беспорядка, образцово-показательный идиот. Да так ли всё просто, как кажется?
Ежедневно и еженощно бывший работник на ниве коммерции, то бишь торговли краденными и бродячими собаками с приукрашенной родословной, готов нести свой дозор, развлекать и наставлять всё живое, находящееся в поле зрения. А поделиться Швейку есть чем, похоже что его жизнь состоит из одних анекдотов, да притч, потому что почти все его истории начинаются со слов "Был у меня тоже один", или "Знал я одного". И дальше следует местами кэролловское повествование о том, чем же выделился некий персонаж в светлом прошлом Йозефа.
Как бывший и действующий солдат, Швейк чтит воинский устав, следит за субординацией в меру сил, и четко следует предписанию, что солдат должен не думать, а делать. О чём, он постоянно уведомляет свое начальство, пересказывая армейские байки.
Нулем ты можешь и не быть, но идиотом быть обязан. И следуя своей логике, товарищ Швейк покорно идет по течению, против течения, и перпендикулярно течению. С улыбкой и любопытством ожидая развязки идёт он на суд, в тюрьму, в медицинскую комиссию, лазарет, гаупвахту, рапорт, в плен, да куда угодно. Предпринимает ли он что-то, чтобы избежать неминуемого? И да, и нет, кажется он слишком ленив, и недостаточно прозорлив, отчего попадает в нелепые ситуации. Но скажите, ведь глядя в эти добродушные, нежные глаза, отечески пронизанные любовью по отношению к вам, товарищ генерал, судья, палач и распорядитель судеб, разве можно всерьез сердиться на Швейка, ссылать на нары, вешать или расстрелять? Ай, пусть его идёт идиот, и больше не попадается на глаза, ибо в следующий раз точно будет худо.
И так уж получается, что вовсе не обязательно быть умным, или просто стоит обладать умом другого порядка, ведь весьма иронично и иноязычно бравый солдат Швейк умудряется "опустить" и офицерство, и батюшку императора, добродушно пожурить коррупцию и воровство, запутанную букву закона и деспотов-начальников, притесняющих своих подчиненных.
Конечно, ему не раз попадет за то, что сам того не ведая, он наступает на мозоли и вскрывает нарывы людям с нечистой совестью, но зато как молодцевато он вытягивается по стройке смирно, козыряет, приветствуя старших по званию и докладывает, придерживая спадающие штаны, так как едва встал с отхожего места. А что, солдат есть солдат, устав нужно соблюдать!
Так уж складывается, что не всегда возможно идти к нужному пункту назначения напрямую. Иногда, чтобы попасть на юг, нужно пойти на запад, затем на юг, на восток, на север, попасть в ту же точку, где был, и рискнуть-таки опробовать северную дорогу на юг. Но даже, если заплутаешь, тебя проводит добрый человек, слегка к походу принуждая, и прикрутив к винтовке штык. Главное, что в конце ты попадешь куда нужно, и сможешь доложить "Товарищ обер-лейтенант, я прибыл".
Служба-служба. Не сахар, но ты не ворчи, взял 30 кг за спину и в поход, здесь не покормят, там тоже, но зато возместят деньгами, хотя и покупать-то нечего. Разве что одну высушенную старостью корову, о которую зуб сломать можно. Помни, все страдания, они во славу государя-императора, и нет ничего почетнее, чем принять на грудь как можно больше вражьих пуль и отдать жизнь за отечество, за нашу австрийскую армию. Есть у меня про это одна история… Не хотите? Тогда потом расскажу.
Мне кажется, нет более несокрушимой, невзыскуемой, непотопляемой и неудержимой силы чем Швейк. Кто встанет на пути, будет горько плакать, рыдать, прекратить пытку. Ведь что можно сделать с человеком, который сам соглашается, что должен быть посажен, расстрелян, образцово показательно выпорот? Нет, братцы, похоже, это всё-таки не тупость, а весьма неординарные, незаурядные способности. В мире, где успеха добиваются самые хитрые, люди недалекие, но наглые, солдафоно-головые и вороватые, в мире идиотов нужно и самому быть идиотом, а не то пропадешь. Да лучше быть самым-самым идиотом, просто до кретинизма. Главное не терять лица, и оставаться добрым и исполнительным. А там уже высшие силы позаботятся о том, чтобы ты не пропал.
Я слышал про эту книгу очень давно, видел забавные иллюстрации будучи ещё ребёнком, и знал, что рано или поздно возьмусь за этот большой талмуд, чтобы оценить юмор и сатиру Гашека. Что ж, опыт произведен, результаты оглашены. Воистину писатель вложил в книгу жизнь, и последние строки надиктовывал, находясь в тяжелом болезненном состоянии, перед ранней кончиной. Остаётся только сожалеть, что труд незакончен. Есть, конечно, продолжения от последователей и подражателей, но вряд ли они способны затмить оригинал. Ту мощь слога, неприкрытого цензурой, тот неудержимый житейский юмор, и ситуации, ставшие, на мой взгляд, интернациональными. Так как через всю эту кутерьму, бюрократизм и воровство проглядывает не только австрийская жизнь 20-х годов прошлого века, но и наша современная действительность. Надеюсь, не нужно объяснять, почему эта книга заслужила пятерку.
И после прочтения задумайтесь над вопрос, кто всё-таки по-настоящему глуп, а кто по-своему умён и прав.

Официальный идиот

26
Как ни странно, знакомство с главным, но, увы, неоконченным трудом Ярослава Гашека порядком тормозили однотипные мультяшные иллюстрации, красующиеся почти на всех переплетах самых различных книжных издательств. Выяснилось, что вездесущность этих иллюстраций не случайна. Их сделал некий Йозеф Лада, современник Гашека, знавший его лично. Гашеку понравились рисунки Лады, он их одобрил и тем самым – увековечил. Автору, конечно, видней, но меня они раздражают так же, как почти все иллюстрации к юмористической литературе. Кроме того, глядя на эти чрезвычайно незатейливые эскизы, я воображал, что «Похождения Швейка», если не детская, то уж точно подростковая литература, но и здесь я заблуждался. Если это утверждение и справедливо, то лишь отчасти. Швейк это не целомудренные похождения Василия Тёркина, здесь не мало обсценной лексики, грубого солдатского юмора, в том числе – ниже пояса. Гашек грубоват и жаргонен (это не упрек, а констатация факта), но те, кто служил в армии, скажут вам в один голос, что это произведение с невероятно сглаженными углами. В армии накал идиотии и грубости несоразмерно выше. Но дело даже не в этом. А в том, что среднестатистический подросток вряд ли разглядит шикарные авторские обобщения и оценит произведение с точки зрения едкой сатиры, а не юмористической эпопеи об одном неуклюжем простофиле, попадающего в различные передряги.

Уж насколько роман кажется гротескным и абсурдным, самое ценное в нем то, что многие события и невероятных героев Гашек списал из собственной бурной и такой же комичной жизни. Некоторым героям он даже не менял имена - до того он был прямолинеен. Ни для кого не секрет, что писатель столкнулся лоб в лоб с Первой мировой войной. Поскольку по природе своей Гашек слыл весьма эксцентричной личностью, он неустанно превращал мрачные военные реалии в круглый фарс. Гашек явился в полк в военной форме, но в цилиндре, так же, как и солдат Йозеф Швейк, попадал с сумасшедший дом (с той лишь разницей, что добровольно: путем банального розыгрыша), занимался жульничеством, продавая перекрашенных собак с поддельной родословной, симулировал ревматизм, расцененный как попытку дезертирства, за которую его осудили на три года, так что на фронт он ехал в арестантском вагоне. Помимо этого, работая в журнале "Мир животных", - что перекочевал в произведение с этим же названием - придумывал новые виды животных, выпуская в печать такие фантастические названия, как "домашние серебристо-серые вурдалаки", "табу-табуран" или древний ящер "идиотозавр". Словом, сплошные проекции и никакого высасывания из пальца. Гашек с удивительным задором высмеял то неспокойное военное время, в котором ему пришлось жить, высмеивая даже то, над чем едва ли можно улыбнуться. Здесь, кстати, необходимо подчеркнуть, что как в обманчивой 2-ой части ("На фронте"), так и в остальных частях вплоть до последней неоконченной - Швейк ни разу не участвовал в военных действиях. С одной стороны Швейк не предпринимает попыток к бегству, желая дезертировать, с другой - из-за своих злоключений он никак не доберется до линии огня: он либо теряет свою бравую 11-ую маршевую роту 91-го полка, либо она движется в непонятном направлении, либо задерживается с отправкой из-за расхлябанной организации войск. Кульминацией в цепочке нелепостей становится случай, когда Швейк по собственной глупости попадает в плен к русским. Гашек медленно и методично проходится по такой прекрасной вещи как вышеуказанный армейский идиотизм, обыгрывая знакомую русским фразу: "Кто в армии служил, тот в цирке не смеется".

- Не прикидывайтесь идиотом.
- Ничего не поделаешь,- серьезно ответил Швейк.- Меня за идиотизм освободили от военной службы. Особой комиссией я официально признан идиотом. Я - официальный идиот.


Швейк предстает эдаким неуклюжим и туповатым увальнем с блаженными голубыми глазами, делающего все наперекосяк и уверяющего каждого встречного-поперечного, что он "официальный идиот", но только слепой не увидит, что он не такой дурак, каким кажется. Для стопроцентного идиота он нередко оказывается слишком хитрым и находчивым, парнем себе на уме, каким был и тот, кто его придумал. На одном допросе председатель комиссии говорит о нем скорее правду, чем ложь:

Этот молодчик думает, что ему поверят, будто он действительно идиот... Вы вовсе не идиот, Швейк, вы хитрая бестия и пройдоха, вы жулик, хулиган, сволочь!.

Да, Швейк попадает в нелепые ситуации не от большого ума, но он лишь часть одного большого Первого мирового идиотизма, поражающего своими масштабами куда больше, чем его частные и попросту банальные глупости. Швейк служит неким передвижным орудием для его вскрытия. Он всегда находится в движении и в каждом пункте своей остановки Гашек разыгрывает точный сатирический пассаж на заданную тему.

Вот секретные агенты, рыскающие по городу, расставляющие капканы для честных граждан, чтобы засадить их на долгие года за решетку за неосторожно оброненное слово. Вот отчаявшиеся симулянты, готовые принести себя в любую жертву, будь она хуже самой войны, лишь бы не уходить на фронт. Вот фельдкурат Отто Кац, никогда не бывающий трезвым, что пошел в служители господни, лишь бы ему не вручили вместо кадила винтовку, а вместо ризы - военную форму. Вот военный следователь Бернис, который "постоянно забывал обвинительный материал, и это вынуждало его придумывать новый, он путал имена, терял нити обвинения и сучил новые, какие только приходили ему в голову; он судил дезертиров за воровство, а воров - за дезертирство; устраивал политические процессы, высасывая материал из пальца; он прибегал к разнообразнейшим фокусам, чтобы уличить обвиняемых в преступлениях, которые тем никогда и не снились, выдумывал оскорбления его величества и эти им самим сочиненные выражения инкриминировал тем обвиняемым, материалы против которых терялись у него в постоянном хаосе служебных актов и других официальных бумаг". А тщедушный и жалкий подпоручик Дуб, получивший от Швейка прозвище “полупердун”, что вечно пытается унизить и наказать каждого встречного солдата, думая, что таким образом он вселит в подчиненных уважение и священный трепет перед вышестоящим чином. Настоящая находка!

Уверен, что все это не плод больной фантазии чешского писателя, а самые настоящие срисованные натуры. Примеров можно привести целую массу и все бы хорошо, если б Гашек так мучительно не затягивал повествование, нагромождая его избыточными событиями и повторяющимися приколами с зависающим сустейном. Особенно остро это ощущается в “Торжественной порке”, где мое терпение стало медленно подходить к концу. Когда анекдот становится слишком длинным, он перестает быть таковым. Но самое убийственное заключается в самом Швейке. Он наделен одной примечательной чертой: о чем бы не шла речь, он вечно вкручивает в разговор так называемые "истории по случаю", находящиеся у него в таком бесчисленном количестве, что его хочется застрелить, вторя негодованию героев книги. Черта сама по себе потешная, но Гашек ею непомерно злоупотребляет. Постепенно она становится настолько навязчивой, что швейковские истории хочется пролистать, чтобы не отвлекаться от сюжета. Более того, эта склонность травить байки всплывает и у других героев романа, и вот это уж точно тактическая ошибка писателя. Один прием нельзя "продавать" направо и налево безнаказанно. В результате на одном дыхании читается, дай бог, половина похождений, дальше едешь исключительно на холостом ходу.

Вот, пожалуй, и все, что я хотел сказать, однако ж не хочется заканчивать рецензию на негативной ноте, чтобы она не перечеркнула все положительные моменты, описанные выше. Поэтому скажу следующее: будьте такими же оптимистами, как пан Гашек, и не забывайте, что с юмором по жизни всегда легче, даже если сидишь в глубокой жо..., э-м-м, глубоком окопе.

Сказ про то, как чехи на Москву ходили

11
И дошли. Правда, не до Москвы, а до Урала, но это уже частности. Ибо как заметил бы главный герой этого похода - не всё ли равно, каким образом? Главное - дойти.
Йозеф Швейк столь же патологический правдолюбец, сколь и паталогическй лжец. Ведь самая отвратная ложь - это полуправда, и здесь Швейк проявляет себя во всей красе. Он ни говорит ни слова фальши - но не стоит верить ни единому его слову. Посему бравому солдату удаётся постоянно избегать петли, расстрела, тюрьмы, дурдома. И кое-кто начинает бравого солдата ценить... Например, командир батальона Сагнер.
А если серьёзно - то вот вам причина поражения Австро-Венгрии в Первую Мировую. Некоторых своих героев автор встретил уже после войны, и уже в Чехословакии. А это значит - Швейк не самый дурной человек на всю империю. Чтобы не сказать - самый умный. Впрочем, крайне жёсткий юмор Гашека - это лишь способ уйти от ужасов войны. Ремарк погружается в печаль, Гашек постоянно ёрничает. Но смеются ли глаза рассказчика?
Книга, между тем, представляет из себя весьма интересный исторический материал. Очень ярко прописаны взаимоотношения между австрийцами и чехами, чехами и венграми, и с боснийцами внутри империи. На фронте мы видим уже австро-венгерские и германские конфликты, местное русинское население, сложные церковные вопросы между греко-католиками и православными. А также пленных русских, что оказались черкесами и татарами.
Но и это не всё. В конце первой части автор активно полемизирует, дозволительно ли описывать непристойности, и вставлять нецензурщину в текст. И горячо отстаивает отражение правды жизни в книге. Ну, не говорят в армии и в кабачках изысканным салонным языком. А я от себя добавлю, что как человек начала XXI-го века, уже пресыщен этой правды в литературе в частности и в искусстве вообще. Однако же, Гашек творил за век до меня... И потом, даже такую правду жизни надо уметь подавать. У Гашека получилось.
Средний балл оставивших отзывы: 4
  • Наверное это была первая книга, от которой я хохотал во весь голос. Уж точно первая и единственная, откуда я выписывал цитаты.
  • 10
    +

    «В сумасшедшем доме каждый мог говорить все, что взбредет ему в голову, словно в парламенте.»

  • 6
    +

    «Пусть было, как было, — ведь как-нибудь да было! Никогда так не было, чтобы никак не было.»

Книгу «Похождения бравого солдата Швейка» Ярослав Гашек можно приобрести или скачать: в 4 магазинах по цене от 373 до 477 руб.

Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Добавьте объявление первым!


  • Похождения бравого солдата Швейка

    Похождения бравого солдата Швейка

    Издательство: Время, 2018

    ISBN: 9785001121053

    Купить данное издание можно здесь

  • Похождения бравого солдата Швейка

    Похождения бравого солдата Швейка

    Издательство: Эксмо, 2018

    ISBN: 9785040981007

    Купить данное издание можно здесь

  • Похождения бравого солдата Швейка

    Похождения бравого солдата Швейка

    Издательство: АСТ, 2018

    ISBN: 9785171076900

    Купить данное издание можно здесь

  • Похождения бравого солдата Швейка

    Похождения бравого солдата Швейка

    Издательство: ИЗДАТЕЛЬСТВО "АСТ", 2016

    ISBN: 9785170935154

    Купить данное издание можно здесь


Интересные посты

Заметка в блоге

Подарок от bookmix или (не?)почётное второе

Помнится в своё время, участвуя в одном из чемпионатов рецензий на форуме Кинопоиска, получил...

Заметка в блоге

И почему мы так популярны?

Мы - это журналисты. люди моей профессии. Очередное тому подтверждение - голливудский фильм...

Заметка в блоге

Приятные мелочи)

Так чудесно, когда любимый муж оказывает знаки внимания

Новости книжного мира

«Онегин» на каталонском языке получил премию за лучший перевод

Как сообщается на странице Премии города Барселона, литературной награды Barcelona City Awards за...