Ледовая книга

Купить в магазинах:

OZON.ru:
+ Подарок
100RUB руб. купить
полный список магазинов
(4.8)
(0.0)
Читали: 5    Хотят прочесть: 8

Ледовая книга, Юхан Смуул

Авторы:

Издательство: ЛЕНИЗДАТ

ISBN: xxxxxxx

Год: 1982

«Видимость - и в море и в душе - плохая.»

В однотомник лауреата Ленинской премии Юхана Смуула вошли широко известные произведения разных жанров, посвященные труженикам моря: дневник "Ледовая книга", очерки "Японское море, декабрь", пьеса "Йынь с острова Кинху - Дикий капитан" и киносценарий "Полуденный паром".
Завершает книгу послесловие критика Юрия Суровцева.
Авторизованный перевод с эстонского Леона Тоома. Обо всём этом и не только в книге Ледовая книга (Юхан Смуул)



Книга удостоена премий:


Люди бывают трех родов: те, кто живы, те, кто мертвы, и те, кто плавает в море

22
Настоящая рецензия является второй в цикле )), посвященном любимым книгам моего детства, после рецензии на «Повесть о настоящем человеке» Б. Полевого, и полна, как и предыдущая, спойлеров, субъективизма и ностальгии по одной шестой части суши, обведенной единой государственной границей.
Ничего в детстве я не обожал так, как фотографию императорского пингвина из «Ледовой книги» Юхана Смуула. До сих пор не могу себе простить, что врезал по шее своему старшему сыну, который – в детской попытке за что-то мне отомстить – посадил на Святого Пингвина своего домашнего грызуна. Грызун летел быстрее лани и смачно плюхнулся в стену. Саня рыдал. Я злобно захлопнул пингвина, предварительно разгладив его пальцами, и спрятал подальше в шкаф. Но вам покажу.
Юхан Смуул – эстонский журналист, участник плавания на теплоходе «Кооперация» к берегам Антарктиды. Послать эстонца к пингвинам – на это была способна только советская власть. «Кооперация» везла на пересменку полярников, Юхан Смуул наблюдал и записывал. По счастью, и взглядом, и языком он обладал исключительно острым. Что имеем в результате?
Живейшие картины советского быта, начиная с рассказа о пребывании автора в гостинице «Москва» в первой главке. Превосходная гостиница, великолепная. Один недостаток – жильцы. Они в ней – абсолютно лишний аксессуар. Надо быть полным эстонцем для того, чтобы пережить и живописать инвентаризацию номера в исполнении советского административно-хозяйственного персонала, врывающегося с громким стуком «Откройте» во время твоего послеобеденного сна:
- Подушек?
- Четыре, - говорит дама в красном несколько неуверенно, потому что все четыре подушки у меня под головой, а на второй кровати подушек нет.
- Запишем четыре? - вопрошающе произносит полная дама.
- Запишем четыре, - отвечает дама в красном и бросает на меня подозрительный взгляд: все ли четыре подушки у меня под головой, не съел ли я одну из них.
- Дорожек?
Одна из девушек достает рулетку и приступает к тщательному обмеру.
Процедура продолжается довольно долго, пока наконец девушка не сообщает:
- Восемь метров сорок два сантиметра.
- Вы говорите, восемь сорок два? - и полная дама вопросительно поднимает брови. - Значит, запишем восемь сорок два.

И т.д. и т.п. На «Чапаеве – предмете искусства» я упал с кровати. Смуул продолжал спокойно лежать. В Антарктиду его, в Антарктиду! Но сначала погрузим на теплоход. Человек он необычайно дотошный, поэтому не поленится оставить для истории список экипировки участника экспедиции: 1. Ватник с капюшоном. 2. Ватные штаны. 3. Сапоги. 4. Теплый свитер. 5. Куртка. 6. Теплые перчатки. 7. Снегозащитные очки. 8. Зеленый брезентовый мешок, в который все это было сложено. Также у него было с собой: 1. Два костюма - темный и светлый. 2. Дюжина сорочек. 3. Белье. 4. Носовые платки.5. Фуфайка. 6. Куртка из ветронепроницаемой ткани.7. Десять пар косков. 8. Две пары полосатых шерстяных носков, связанных моей матерью.9. Бритва.10. Сто бритвенных лезвий.11. Сто пачек "Казбека". 12. Сто коробок спичек. 13. Пять бутылок коньяка.14. Три бутылки вина. Техническое снаряжение: 1. Фотоаппарат "Зоркий". 2. Узкопленочный киноаппарат "Киев", принадлежащий Таллинской телестудии). 3. Фотоэкспонометр "Ленинград". 4. Полевой бинокль "Бинокуляр М 36*ЗО". 5. Пять катушек пленки для фотоаппарата. 6. Две тысячи пятьсот метров узкой кинопленки. 7. Три авторучки. 8. Шесть блокнотов. 9. Бутылка чернил. 10. Две пары очков. 11. Перочинный нож. 12. Пилка для ногтей. 13. Аварийная шкатулка с иголками, нитками, пуговицами и порошками от головной боли.
На меня одного в детстве подобные списки производили такое же романтическое впечатление, как шум Бискайского залива (воображаемый, одна штука) и летучие рыбы Индийского океана (воображаемые, две дюжины)?
Плыли они долго, поэтому у Юхана было время пофилософствовать. На разные темы. О противных женских голосах. О том, «как хорошо принимать хорошие решения» и как трудно их выполнять. О привязанности, заставляющей человека отказывать себе в любви. О том, что море способно превратить любую страсть к путешествиям «в пепел и клочья». И о многом другом.
Как известно, Эстония – морская держава. Ну, хорошо, островная. Поэтому читать описания моря у Смуула – одно удовольствие. Мне, как человеку, говорящему не штормы, а штормА хотя бы просто из принципа, даже завидно, как складно подбираются у Смуула слова: шторм – это «взлетающая вода и непрерывный надсадный вой». При сильном шторме «кажется, что волны из-за силы ветра уже не могут вздыматься выше - буря придавливает их гребни, утюжит их». Отчаянный парень – это Северное море! Все так, и я бы сказал так, если бы умел. Это – вообще гениально: «Чтобы описывать корабль, надо быть либо профессиональным моряком, либо полным профаном, не отличающим носа от кормы».
Юхан Смуул полностью лишен «угнетенства» и малонациональных комплексов. Это сказывается и в его восприятии мира, и в отношении к людям. Удивительно он описывает своего соседа по каюте, известного метеоролога Васюкова, считающего лучшим поэтом ХХ века Эйнштейна: Про него можно сказать: "Светлая личность". У эстонцев редко встретишь столько сердечности, теплоты и отзывчивости, сколько их у Васюкова. Они есть и у нас, но мы как бы стыдимся их даже тогда, когда их проявляют по отношению к нам другие, и поначалу испытываем скрытое стеснение. Хороший человек Юхан Смуул, и для хорошего он всегда находит хорошее слово. И для людей, и для зверей. Полярные лайки – «славные, крепкие, интеллигентные звери». Не сомневаюсь.
Не спеша идет «Кооперация» через моря-океаны, и не спеша разворачивается повествование Смуула. Полярники делают стенгазету к ноябрьским праздникам, мучаются от морской болезни, травят полярные байки, изнывают от жары, мерзнут, ждут и получают радиограммы из дома, смотрят фильмы, «где много любви и мало крови», празднуют пересечение экватора... И среди опытных исследователей, водителей вездеходов, радистов, парашютистов (по совместительству парикмахеров) и других будущих сотрудников полярной экспедиции плывет эстонец Смуул - с открытыми глазами и сердцем, желающий и готовый узнать и понять. В этом секрет странного обаяния этой книги. И в абсолютной честности автора. Одна из основных тем книги: «Те двери в нашей душе, что ведут в ночь, изрядно расшатываются в море. Есть такие двери и во мне». Если в море писание дневника помогало Юхану захлопнуть эти двери, ничто не мешало ему исключить эти фрагменты при публикации. Он сознательно не стал этого делать. Не смакуя своих ошибок, страхов, мнительности и неуверенности в себе, он позволяет нам заглянуть в «двери ночи». Поэтому интересно. Где бы мы ни находились, куда бы ни плыли, всюду человек возит с собой основные свойства своего характера, в том числе жадность и мелочность. Но если бы на "Кооперации" плыли ангелы и боги, мне бы не было никакого смысла торчать здесь, несмотря на такое синее море и такое теплое солнце.
Смуул распахнет перед нами даже ту страницу дневника, на которой он, только что выговоривший себе возможность остаться в Мирном на три месяца вместо нескольких дней, перебирает аргументы «за» и «против». Казалось, что уж там, пятьдесят дней плыли, раз в жизни выпадает такой шанс – любой из нас бы сразу остался. Ан нет, все мы люди, все мы человеки, у всех дома обязанности и родные, у всех есть обычная жизнь, и мало кто способен «вычеркнуть» из нее три месяца.
Один из главных вопросов, за ответом на который Смуул рвался в антарктическую экспедицию и который кажется мне еще более актуальным сейчас, когда образ «милого бухгалтера» и «мальчика за компьютером» почти окончательно вытеснил из галереи мужских образов дядьку в ушанке с заиндевелой бородой и ослепительно улыбающегося майора Гагарина, это вопрос «Зачем?» На кой черт сдалась она им, эта Антарктика? Смуул предлагает нам разные ответы. Например, такой: «Нансен превосходно сказал: "Человек стремится к знанию, и, как только в нем угасает жажда знания, он перестает быть человеком". Очевидно, главным образом от того, сколько мы платим или готовы заплатить за счастье или чувство удовлетворения, и зависит, насколько они велики. Но жадность к счастью у людей неодинакова. Одни платят за чувство удовлетворения дешево, другие дорого. Полярные исследователи, все без исключения, платят дорого.
Почти никто не погибнет. Только молодой инженер-аэролог Чугунов, отравившись газом во время приготовления обеда для участников экспедиции. И Ридли Скотт, не дойдя 11 миль до последнего лагеря.
В общем, сплавали полярники в 1957 году в Антарктиду на теплоходе 1929 года издания. А мы получили в мастерском исполнении хорошего журналиста и хорошего человека Юхана Смуула увлекательную книгу о путешествии, достаточно объективный очерк советского быта, характеров и нравов, много интересных фактов об антарктических исследованиях и не только, и спокойную мужскую философию о (бывает философия о?) том, что человек всегда наедине с собой – в синем безмолвии океана, в белом безмолвии Антарктиды, в тесно заполненном кубрике. Ну и пингвины – они превосходны. Гораздо лучше, чем гостиница «Москва».
Средний балл оставивших отзывы: 5
  • Увлекательное путешествие переживаешь вместе с писателем. И жара, и льды, и океан... Поэтично, хоть и написано простым языком, нет привычных приключений, зато есть мужество. Повседневными событиями выглядят поступки, на которые не каждый отважится. И хочется тоже пуститься в плавание, пусть и не такое грандиозное, чтобы хоть немного прикоснуться практически к другой жизни.
  • 1
    +

    «В иные моменты отнюдь не лестно быть центром внимания.»

  • 1
    +

    «... За последние годы я научился довольно легко переносить критику, но все еще по-прежнему донимает грызущее чувство вины из-за какой-нибудь незначительной с виду ошибки - по-прежнему падаю духом из-за недоброжелательного слова или хотя бы интонации.»

К сожалению, в данный момент книги «Ледовая книга» нет в продаже :(

Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Добавьте объявление первым!


  • Ледовая книга

    Ледовая книга

    Издательство: Лениздат, 1982

    ISBN: oz1427058

    Купить данное издание можно здесь

  • Ледовая книга

    Ледовая книга

    Издательство: Ээсти раамат, 1977

    ISBN: oz3602567

    Купить данное издание можно здесь


Интересные посты

Интересная рецензия

О нашумевшем и довольно популярном в списках прочитанного - истории Билли Миллигана

Книга "Таинственная история Билли Миллигана" - довольно нашумевшее произведение и...

Заметка в блоге

Спасение рассыпающихся

Сомневалась, стоит ли об этом писать. Вряд ли здесь есть такие же безумные "шляпники" как...

Интересная рецензия

101 причина ненавидеть Китай

- Ладно. А что мы предложим в качестве доказательств? Жук ухмыльнулся: - Зачем нужны...

Заметка в блоге

Получили от bookmix и ozon «Рик и Морти. Путеводитель по самому гениальному мультфильму всех галактик»

Йеее, книга пришла! Очень крутая! Красивая обложка, хорошие белые странички и отличная...