Ящик для письменных принадлежностей

Купить в магазинах:

OZON.ru:
+ Подарок
131RUB руб. купить
Лабиринт: 135 руб. купить
полный список магазинов
(4.2)
(0.0)
Читали: 169    Хотят прочесть: 71

Ящик для письменных принадлежностей, Милорад Павич

Авторы:

Издательство: Амфора

ISBN: 9785367025149

Год: 2013

«В одной из комнат я обнаружила две постели - мужскую и женскую. Мужская постель была повернута в сторону севера, женская - в сторону юга. Мужская была узкой койкой, взятой, видимо, с какого-то судна. Женская представляла собой огромную кровать из кованого металла, опиравшуюся на шесть ножек и украшенную латунными шарами. Она была такой высокой, что на ней можно было накрывать ужин, как на столе. Зеленые серьги у меня в ушах вдруг начали источать аромат. Он немного напоминал тот самый его сладковатый немой аккорд. - Что это за кровать? - спросила я его, показывая на предмет из кованого железа. - Это кровать на три персоны. Третья персона всегда ее покидает. - Как так? - Очень просто. Когда женщина забеременеет, из ее кровати исчезает муж. Когда ребенок подрастет, он покидает постель, и в нее возвращается муж или приходит любовник. Если постель покинет жена, туда вселяется любовница. И так далее...»

Сербского прозаика Милорада Павича критики называют первым писателем XXI столетия. Мировую известность автору принес роман "Хазарский словарь", переведенный на 24 языка и получивший множество престижных наград. Книги Павича отличают глубина и многомерность текста, а также непревзойденная новизна формы: его перу принадлежат так называемые гипертекстуальные романы "Внутренняя сторона ветра", "Последняя любовь в Константинополе", "Мушка", "Бумажный театр", сборники рассказов "Вывернутая перчатка", "Кони святого Марка", "Русская борзая", а также пьесы, эссе, стихи. "Ящик для письменных принадлежностей" - роман-лабиринт, в который Милорад Павич виртуозно заманивает своих читателей. Изучение старинной шкатулки, обследование ее отделений и потаенных закоулков, запахов и звуков писатель превращает в путешествие по космосу человеческой души. Именно здесь разлученные временем и пространством герои могут вспомнить забытые имена любви и наконец-то обрести себя и друг друга. Обо всём этом и не только в книге Ящик для письменных принадлежностей (Милорад Павич)

У любви нет времени, у любви нет пространства

13
Как и подобает любому мало-мальски приличному постмодернистскому произведению "Ящик для письменных принадлежностей" Милорада Павича состоит из нескольких слоев восприятия текста. Сам сюжет - рассказ о содержимом случайно приобретенного ящика для письменных принадлежностей, уже не оставляет сомнений, что перед нами многослойный роман-загадка. Слоев тут много, допускаю, что их количество четко равно количеству отделений ящика. Правда, автор указывает, что до некоторых из них не добраться. Да и не стоит, наверное, копать слишком уж глубоко. Потому как язык Павича очень лёгок, предстающие перед глазами образы самобытны, а символизм и мифология легко читаемы, что позволяет просто наслаждаться.
Открытки, фотографии, вырванные страницы из рукописей и книг, письма и всевозможные милые сердцу мелочи повествуют о самом банальном в теории и самом редком на практике, что случается с людьми - о любви мужчины и женщины. От описаний отношений Лили и Тимофея остается впечатление нереальности, будто бы они помещены в вакуум. И так это напоминает то, что хоть раз в жизни довелось чувствовать каждому из нас. Вокруг героев, когда они вместе, почти нет людей, да и все они лишь средства для выражения их чувств, нет суматохи активных действий, а окружающий мир становится великолепными декорациями только для того, чтобы двое могли познать друг друга. "В сердце не существует пространства, в душе не существует времени". А значит, любовь - вечна. А значит, она везде и навсегда, что бы не происходило и каким бы печальным не был ее конец. Это первый слой восприятия. Костяк романа.
Как известно, европейская философия глубоко дуалистична. Все в наших европейских мозгах поделено на пары противоположностей: добро и зло, материя и дух, реальность и вымысел… Следующие слои – это пары фундаментальных противоположностей, которые умело наслаиваются на костяк романа, и создают его особенный загадочный мир.
Мужское и женское. Не только в образах главных героев, но и во множестве второстепенных деталей проглядывается данный слой. В романе все наделено женскими и мужскими чертами, здесь у всего есть своя противоположность, даже типы походки структурированы по гендерному признаку.
С главной героиней - молодой француженкой Лили, Павич знакомит нас, остроумно пересказывая анекдот о женщине, вынудившей мужа и любовника купить одну и ту же шубу. Она прагматична, не в меру цинична и современна. Но в тоже самое время, склонна к мистическим интуитивным озарениям, знает средневековую историю и слишком мудра для своих лет. Она не только прекрасно считает деньги, но и легко читает запахи, она очень ранима, бесконечно взбалмошна, как любая настоящая женщина и бесконечно предсказуема, когда речь идет заходит о чувствах - она всегда выберет их.
Тимофей - бедный студент-серб (скорее всего - философ), загадочный, не привязанный ни к чему материальному (для него икона - это телевизор), фанатично исследует все глубины своего "я", не останавливаясь при этом ни перед какими преградами, что так свойственно мужчинам. Но частенько они меняются местами. И вот мужчина надевает женское платье, а женщина вдруг хочет поменять пристрастия. И снова все сливается в единство.
Несложно догадаться (особенно в образном описании слияния героев на спине быка, бегущего по греческому побережью), что Лили и Тимофей символизируют две Европы. Западную с ее тягой к материальному и осязаемому, но в душе жаждущей обновления и перерождения (история о скелете семилетней девочки, застрявшей внутри Лили), и восточную православную – с мистической религиозностью и прохладным отношением к материальному. Однажды Лили отчетливо понимает, что единственная причина, по которой бедный студент занимается с ней ненужным ему предметом бесплатно – это возможность нормально завтракать. И вдруг она задумывается, что возможно он даже ее ненавидит.
Образ Тимофея Павич сузил до Балкан. Но его полугреческое происхождение, а так же история о тетке, воспитанной в итальянской (латинянской) традиции и матери-гречанке, боровшихся за его отца, за его душу, за душу Лили и их будущего ребенка, снова и снова намекают, что трактовка образа должна быть несколько шире. Пространственно-политический слой делит все на запад и восток, но они снова и снова сливаются и льнут друг к другу, потому что у них нет другого выхода. Они едины, хотя и напичканы бесконечными противоречиями.
Лили и Тимофей снова и снова обретают и теряют друг друга. Словно вода течет время и меняется пространство, а они снова и снова расстаются, чтобы так же снова и снова встретиться вновь. Пускай не буквально. Им не суждено остаться вместе, но мы живем так же в своих детях. И одна счастливая история любви наших потомков может исцелить девять поколений несчастных предков…
Множество можно посчитать, а единицу - нет, - говорит однажды Тимофей Лили. В единицу, в целое сливается в романе все. Лили и Тимофей, а вместе с ними и обе Европы – в общего ребенка. Тимофей уходит в воду, ее язык оказался единственным, который он не захотел забывать после кровопролитной войны. Ведь вода хранит все от самого мироздания. Нет наверное ничего более целостного, чем вода. Вода и слова, написанные на ней. И вот писатель обрел ящик для письменных принадлежностей, благодаря чему проявился последний слой. Истории нет, пока она не написана и не рассказана. А быль так и останется небылью, пока кто-то не позволит открыть очередное отделение ящика для письменных принадлежностей, чтобы на нас хлынули образы нереальной истории сложной любви двух Европ. И так мы снова возвращаемся к началу. И снова берем в руки содержимое ящика.

ПС Я не отношусь к людям, которым очень везет с книгами. Когда отдается резонансом и когда эхом звучит - мое, мое, мое, мое...
"Ящик для письменных принадлежностей", увы и ах, оказался моим. Как похоже на мои ощущения от испытанных когда-то чувств. Вроде бы это было недавно, но в то же самое время, когда это было... Ведь в душе нет времени, нет пространства. Есть только звезды над греческими островами и новая Вселенная - моя доченька

Милорад Павич, "Ящик для письменных принадлежностей"

12
Сейчас будет присказка, сказка будет потом.

Есть у меня тайный грешок, хоть греховодником себя не считаю. Коллекционирую я книги, причем до революционного издания. И вот одна из них, на мове французской, с произведением каким-то морализаторски-приторным, в духе воспитания чувств благородных девиц, привлекла мое внимание растрепанным корешком. Корешок легко отклячивался в сторону, и открывал взору заботливо подклеенный изнутри переплет старинных страниц. В качестве "заплатки" использовалась вырезка из какой-то древней газеты, а именно некролог офицера, белогвардейца. И именно этим газетным листом, эта книга мне дороже.

Теперь сказка.
Именно в таком издании попала ко мне книга. Под одной обложкой с мужской версией "Хазарского словаря" приютилась недлинная история злоключений одного отдельного капитанского ящика для письменных принадлежностей. (К слову сказать, в томе с женской версией спрятана "Последняя любовь в Константиноволе", но не знаю, доберусь ли я до нее, т.к. книгу подарил).

Не зря я вспомнил мое "сокровище" подклеенное газетной вырезкой. Как тот том посулил мне открытие отдельно истории, так и капитанский ящик, попавший в руки господину писателю М. открыл ему в своих недрах десятки улик одной любви. По крохам, по кусочкам, открывая уровень за уровнем ящика. выдвигая потайные ящички писатель М. восстанавливает историю трагичной и нереальной любви(ну, Павич был бы не Павич, написав о рациональных банальностях).


Однако, если копнуть чуть глубже под пластом абсурдной истории любви, скрывается, как мне кажется, та истинная история, которую хотел рассказать автор. (Хотя, с писателем никогда не угадаешь, что он хотел сказать. Сам, как человек пишущий, могу с уверенностью заявить, что писателю порой важно просто рассказывать историю, ни о чем не задумываясь, не вдаваясь в дебрипоиска смысла). Это история войны на Балканах в 90-х годах. И тут на ум сразу приходит трагичное высказывание: "Каждый раз, когда Европа заболевает, Балканам прописывают лекарство". Вот именно о таком горьком лекарстве, после приема внутрь которого есть только одно желание - навсегда скрыться из родных мест, забы и лица, и имена, и сам язык. По внутреннему трагическому надлому, освещающему балканский кризис, книга показалась мне созвучной фильму Эмира Кустурицы "Андеграунд".

Читать мне понравилось, но не совсем. С одной стороны, я всегда мечтал читать именно такую литературу. Красивую, утонченную, где в каждой фразе зашифрован многозначительный взгляд Девида Блейна =) Но с другой, для меня проза Павича, как очень яркий и красивый свет - на который смотреть долго - не вытерпеть. Поэтом я постарался побыстрому дочитать книгу и захлопнул её. Даже и не знаю, вернусь ли в ближайшее время к нему? Скорее всего не в этом книжном году.

Книга ароматов

12
Ах, ели бы она была написана Алессандро Барикко… В ней было бы иное безумие и манерность, но запахи уступили место снам. Но Барикко – мастер звуков и чувств. Каждое отделение ящика для письменных принадлежностей он сделал бы хранилищем страсти иного рода. Он перепутал бы их, предоставив читателю разложить предметы сообразно своему пониманию.

Милорад Павич, напротив, упорядочивает разрозненные вещицы, говорит языком простым, но все же странным. Так не говорят итальянцы или французы. Так никто не говорит. Каждый запах – как шаг. Каждый аромат – как движение души в пространстве своего осознания. Каждая нота – подлинная суть телесности. Даже в звуках Павич передает свою гармонию духов и масел.

И своей гармонией он путает – как он смеет – путает читателя так, что тот теряет понимание времени и пространства.

«У музыкальной шкатулки есть семь мелодий. По одной для каждого из видов морского ветра». Если дует «юго», можно сойти с ума. Или совершить преступление, чтобы третий ушел, как должен. Преступление – переступить линию.

«…сад длиной в два часа, в котором первый час пели птицы, а второй час падал вечер, первый час цвели фруктовые деревья, а второй час из-за спин ветров мело снегом».

Для него линия – в беспамятстве и развитии, для нее – в перемене аромата.

«Когда придет время, я подарю тебе и новые духи. Пока еще рано».


Он говорит о воде, она водою является.

«Вода может научиться говорить. Если застать ее врасплох, пока она не спит. Потому что вода умеет и спать, и говорить. Как человек. Или, лучше сказать, как женщина. Я могу научить ее выговорить какое-нибудь имя».

Его имя Балканы, а она – Европа.

… «Я согласился на то, чтобы вода дала тебе другое имя. Какое-нибудь такое, которое она сможет выговорить».

Что же станет с ребенком в час третий, когда говорит только вода, а запах исчезает? Когда он расстанется с тяжестью кипрской розы, а она – с брюссельской темнотой волос?

«Rose de Chypre». Тот, кто умеет читать запахи, прочитает и этот и узнает, что любовь длится столько же, сколько сохраняется запах в этом пузырьке».


Разве Павич – сочинитель? Его вовсе нет в этой книге. Он просто раскрывает перегородки ящика для письменных принадлежностей, а мы сами заглядываем внутрь.

«Мы не знаем, кто видит наши сны».

Но знаем, чьи сны смотрим сейчас.

«Говорят, - закончила рассказ старая служанка, - что ненависть живых превращается в любовь умерших, а ненависть мертвых в любовь живых. Не знаю. Одно знаю: чтобы быть счастливым, нужен дар. Для счастья нужен слух, как для пения или танцев. Поэтому я думаю, что счастье передается по наследству и его можно завещать».
Средний балл оставивших отзывы: 4
  • Практически до конца книги казалось, что Павич он и есть Павич, что 3 его книги для меня это слишком. Но в конце он так мило сплел все нити в клубочек, что мне даже понравилось. Все-таки есть в Павиче какая-то магия..
  • 5
    +

    «Если скажешь: моя любовь уже три года одинакова, знай, что твоя любовь умерла. Любовь жива до тех пор, пока она изменяется. Стоит ей перестать изменяться - это конец»

  • 3
    +

    «Короче говоря, если вы что-то ищете и не находите, не теряйте надежды. Может быть, это «что-то» найдет вас.»

Книгу «Ящик для письменных принадлежностей» Милорад Павич можно приобрести или скачать: в 2 магазинах по цене от 131 до 135 руб.

Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Добавьте объявление первым!


  • Ящик для письменных принадлежностей

    Ящик для письменных принадлежностей

    Издательство: Амфора, 2010

    ISBN: 9785367013368

    Купить данное издание можно здесь

  • Ящик для письменных принадлежностей

    Ящик для письменных принадлежностей

    Издательство: Азбука-классика, 2008

    ISBN: 9785911819804

    Купить данное издание можно здесь

  • Ящик для письменных принадлежностей

    Ящик для письменных принадлежностей

    Издательство: Азбука-классика, 2006

    ISBN: 5352018261

    Купить данное издание можно здесь

  • Ящик для письменных принадлежностей

    Ящик для письменных принадлежностей

    Издательство: Азбука-классика, 2005

    ISBN: 535201584x

    Купить данное издание можно здесь


Интересные посты

Обсуждение в группах

Новичок месяца. Апрель 2019

Новичок месяца. Апрель 2019В первых числах мая будут подведены итоги и вручены призы по итогам...

Обсуждение в группах

Опрос "Лучшая рецензия апреля 2019" (Тематические чтения)

В этом месяце многие подключились, чему я очень рада. Пришло время выбрать победителя. Приступим. ...

Заметка в блоге

Тебе никогда не нужен был повод, чтобы раздавить двушку разливного, но сегодня он есть

Вторая заметка в день - это перебор, но когда я уже пустила в мир первую, мне пришло письмо от...

Обсуждение в группах

Опрос "Лучшая рецензия апреля 2019" (ФТЧ)

Что-то со сказками у нас негусто получилось, но будем ориентироваться на то, что есть. Кубка за...