Цитаты из книги «Эндер в изгнании»

Орсон Скотт Кард — один из лидеров американской фантастики и обладатель множества наград, включая несколько высших — премий "Хьюго" и "Небьюла". Цикл романов об Эндере Виггине, юноше, который изменил будущее человечества, принадлежит к лучшим произведениям писателя. "Эндер в изгнании" — непосредственное продолжение знаменитой "Игры Эндера", но написанное позже всех основных книг цикла и отвечающее на многие вопросы, которые могли возникнуть у читателей. Эндер Виггин узнает, что не может вернуться на Землю. Теперь он не просто мальчик, победивший в Игре, которая на поверку оказалась настоящей войной, стоившей жизни многим людям и стершей с лица истории целую разумную расу. Он — спаситель человечества, герой, военный гений. Не желая становиться разменной монетой в играх политиков, Эндер выбирает звезды и отправляется в путешествие на первом из колонистских кораблей, надеясь найти ответы на мучащие его вопросы.

  • 1
    +

    «…нет работы труднее, чем быть родителями. Нет других отношений между людьми, одинаково заряженных как потенциалом к великим свершениям, так и к тотальному разрушению. И что бы не писали по этому поводу разные эксперты, ни один из них не имеет ни малейшего понятия, какое решение окажется правильным, лучшим или хотя бы не ужасным в отношении любого отдельно взятого ребенка. Это работа, которую просто невозможно выполнить правильно.»

Добавить цитату из книги «Эндер в изгнании»


Интересные посты

Новости книжного мира

В Москве открыли памятник писателю Чингизу Айтматову

Памятник советскому и киргизскому писателю Чингизу Айтматову открыли в Москве в пятницу, на...

Заметка в блоге

Первоклааашка, первоклааасник, у меня сегодня праааааздник

Ну, вообще, не сегодня, а 7 декабря - мой ДР на букмиксе, в этом году отмечаю семилетие. 7...

Интересная рецензия

В жёлтой жаркой Африке

Этот книжный марафон я начинала в январе с Хаггарда, с книги «Дочь Монтесумы». Так что было вполне...

Новости книжного мира

Искренний Набоков и письма мёртвых советских солдат

Не зря историки больше всего любят документы «личного происхождения», то есть письма, дневники...