Цитаты из книги «Чернобыльская молитва»

Главной техногенной катастрофе XX века посвящена четвертая книга знаменитого художественно-документального цикла «Голоса Утопии» Светланы Алексиевич, лауреата Нобелевской премии по литературе 2015 года «за многоголосное творчество — памятник страданию и мужеству в наше время».
«Совпали две катастрофы: космическая — Чернобыль, и социальная — ушел под воду огромный социалистический материк. И это, второе крушение, затмило космическое, потому что оно нам ближе и понятнее. То, что случилось в Чернобыле, — впервые на земле, и мы — первые люди, пережившие это».
«Чернобыльская молитва» публикуется в новой авторской редакции — книга увеличилась на треть из-за восстановленных фрагментов, исключенных из прежних изданий по цензурным соображениям.

  • 1
    +

    «Сначала вырывают большую яму… На пять метров… Подъезжают пожарники. Из брандспойтов моют дом с конька до фундамента, чтобы не поднять радиоактивную пыль. Окна, крышу, порог — все моют. А потом кран стягивает дом с места и ставит в яму… Валяются куклы, книжки, банки… Экскаватор подгребает… Все засыпают песком, глиной, утрамбовывают. Вместо деревни — ровное поле. Там лежит наш дом. И школа, и сельсовет… Там мой гербарий и два альбома с марками, я мечтала их забрать.»

  • 1
    +

    «В инструкциях на случай угрозы ядерной войны предписывается немедленно проводить йодную профилактику населения. При угрозе! А тут… Три тысячи микрорентген в час… Но боятся не за людей, а за власть. Страна власти, а не страна людей. Приоритет государства бесспорен. А ценность жизни человеческой сведена к нулю.»

  • 1
    +

    «Знаменитый большевистский лозунг: «Загоним железной рукой человечество в счастье!». Психология насильника. Пещерный материализм. Вызов истории и вызов природе. И это не кончается… Рушится одна утопия, на смену ей приходит другая. Сейчас все вдруг заговорили о Боге. О Боге и рынке одновременно. Почему его не искали в ГУЛАГЕ, в камерах тридцать седьмого, на партсобраниях сорок восьмого, когда громили космополитизм, при Хрущеве, когда рушили храмы? Современный подтекст русского богоискательства лукав и лжив. Бомбят мирные дома в Чечне, уничтожают маленький и гордый народ… А в церкви стоят со свечками… Мы умеем только с мечом… Автомат Калашникова у нас вместо слова. Обгоревших русских танкистов сгребают в Грозном лопатами и вилами… То, что от них осталось… И тут же президент и его генералы молятся. Страна смотрит на это по телевизору…»

  • 1
    +

    «Было такое молодежное движение — студенческие коммунистические отряды. Мы там работали, а деньги перечисляли какой-нибудь латиноамериканской компартии. Наш отряд, в частности, Уругваю…»

  • 1
    +

    «Хоронили землю в земле… Новое человеческое занятие… Никто его понять не мог… По инструкции захоронение положено производить с геологической разведкой, чтобы глубина залегания грунтовых вод была не более четырех-шести метров, а глубина захоронения — небольшая, стены и дно котлована выстелить полиэтиленовой пленкой. Но это в инструкции, а в жизни, естественно, по-другому. Как всегда. Никакой геологоразведки. Ткнут пальцем: «Тут копай». Экскаваторщик копает. «Так на какую глубину копали?» — «А черт его знает! Вода появилась, я бросил». Бухали прямо в грунтовые воды…»

  • 1
    +

    «Нам память подсказывала… Мы всегда жили в ужасе, мы умеем жить в ужасе, это — наша среда обитания.
    Тут нашему народу нет равных…»»

  • 1
    +

    «Но и тут неумолимый редакторский красный вычерк: “Не забывайте, у нас враги. У нас много врагов за океаном”. И поэтому у нас есть только хорошее, а плохого нет. И непонятного не может быть.»

  • 1
    +

    «— Мужики, — начинаем объяснять им, — а вам скоро придется отсюда уезжать. Вот дозиметр… Смотрите: радиация на этом месте, где мы сейчас стоим, в сто раз выше нормы.
    — Ну, загнул… А-а-а… Кому нужен твой дозиметр! Ты поехал, а мы тут останемся. К едрене фене нам твой дозиметр!»

  • 1
    +

    «Об операторе Леониде Топтунове, это он в ту ночь дежурил на станции и нажал на красную кнопку аварийной защиты за несколько минут до взрыва. Она не сработала… Его лечили в Москве. “Чтобы спасти, нужно тело”, — разводили руками врачи. А у него осталось одно-единственное чистое, необлученное пятнышко на спине. Похоронили на Митинском кладбище. Гроб выложили внутри фольгой… Над ним полтора метра бетонных плит, со свинцовой прокладкой. Приедет отец… Стоит, плачет… Идут мимо люди: “Твой сукин сын взорвал!”. Был он всего лишь оператор. А похоронен — как пришелец из космоса.»

  • 1
    +

    «Вы слышали что-нибудь о хиросимских «хибакуси»? Тех, кто выжил после Хиросимы… Они могут рассчитывать только на браки друг с другом. У нас об этом не пишут, не говорят. А мы есть… Чернобыльские «хибакуси».»

Добавить цитату из книги «Чернобыльская молитва»


Интересные посты

Интересная рецензия

Психологический проект как способ разобраться в себе

Ох! Не скажу, что пятая книга серия была самой страшной из цикла, но фантазия автора продолжает...

Заметка в блоге

Любимые писатели. Глава 5: Чак Паланик

Какой-то слишком серьезный список получается, разбавить, что ли, контркультурой... Итак, Чак...

Новости книжного мира

Премия «Русский Букер» не нашла спонсоров и приостанавливает работу

Старейшая в России литературная премия «Русский Букер» приостанавливает работу на год из-за...

Заметка в блоге

Праздничные долги:-)

Весь в делах, бегах и встречах, я забросил на время отчеты, а ведь мне действительно есть за что...