Цитаты из книги «Игра в бисер»

Перед вами книга, без которой немыслима ВСЯ культура постмодернизма Европы в литературе, в кино, в театре. Что это гениальный авангардистский роман, стилизованный под философию сюрреализма, или гениальное философское эссе, стили-зованное под сюрреалистический роман? Пожалуй, ТЕПЕРЬ это и не важно. Важно одно идут годы и десятилетия, а изысканной, болезненной и эзотеричной "игре в бисер" по-прежнему нет конца. Ибо такова игра, в которую играют лучшие из людей

  • 1
    +

    «Но любой отрезок прошлого поместить в мировую историю изящно и с толком нетрудно, а никакое настоящее время определить своё место в ней не способно...»

  • 1
    +

    «Люди слушали доклады о писателях, чьих произведений они никогда не читали и не собирались читать, смотрели картинки, попутно показываемые с помощью проекционного фонаря, и, так же как при чтении газетного фельетона, пробирались через море отдельных сведений, лишённых смысла в своей отрывочности и разрозненности. Короче говоря, уже приближалась ужасная девальвация слова, которая сперва только тайно и в самых узких кругах вызывала то героически-аскетическое противодействие, что вскоре сделалось мощным и явным и стало началом новой самодисциплины и достоинства духа»

  • 1
    +

    «Итак, эти бои за "свободу" духа свершились и как раз в эту позднюю, фельетонную эпоху привели к тому, что дух действительно обрёл неслыханную и невыносимую уже для него самого свободу, преодолев церковную опеку полностью, а государственную частично, но всё ещё не найдя настоящего закона, сформулированного и чтимого им самим, настоящего нового авторитета и законопорядка»

  • 1
    +

    «История свершилась, а была ли она хороша, не лучше ли было бы обойтись без неё, признаём ли мы за ней "смысл" - всё это не имеет значения»

  • 1
    +

    «В развитии духовной жизни Европы было с конца Средневековья, кажется, две важные тенденции: освобождение мысли и веры от какого-либо авторитарного влияния, то есть борьба разума, чувствующего свою суверенность и зрелость, против господства Римской церкви, и - с другой стороны - тайные, но страстные поиски узаконения этой его свободы, поиски нового авторитета, вытекающего из него самого и ему адекватного. Обобщая, можно, пожалуй, сказать, что в целом эту часто удивительно противоречивую борьбу за две в принципе противоположные цели дух выиграл.»

  • 1
    +

    «Мы одобряем и чтим идею, лежащую в основе анонимности наших властей и нашей духовной жизни. Но, глядя на предысторию этой же духовной жизни, то есть на развитие игры в бисер, мы не можем не видеть, что каждая её фаза, каждая разработка, каждое новшество, каждый существенный сдвиг, считать ли его прогрессивным или консервативным, являют нам хоть и не своего единственного и настоящего автора, но зато самый чёткий свой облик как раз в лице того, кто ввёл это новшество, став орудием усовершенствования и трансформации»

  • 1
    +

    «... нет ничего, что меньше поддавалось бы слову и одновременно больше нуждалось бы в том, чтобы людям открывали на это глаза, чем кое-какие вещи, существование которых нельзя ни доказать, ни счесть вероятным, но которые именно благодаря тому, что благочестивые и добросовестные люди относятся к ним как к чему-то действительно существующему, чуть-чуть приближаются к возможности существовать и рождаться»

  • 2
    +

    «Непонимание, пожалуй, не такая уж страшная вещь. Спору нет, два народа и два языка никогда не будут друг другу так понятны и близки, как два человека одной нации и одного языка. Но это не причина отказываться от взаимопонимания и общения.»

  • 1
    +

    «У истории есть одно преимущество: она имеет дело с действительностью. Абстракции восхитительны, но дышать воздухом и есть хлеб тоже, по-моему, надо.»

  • 1
    +

    «Миряне – это дети, сын мой. А святые – те не приходят к нам исповедоваться. Мы же, ты, я и подобные нам схимники, искатели и отшельники, – мы не дети и не невинны, и нас никакими взбучками не исправишь. Настоящие грешники – это мы, мы, знающие и думающие, мы, вкусившие от древа познания, и нам не пристало обращаться друг с другом как с детьми, которых посекут-посекут да и отпустят побегать. Мы ведь после исповеди и покаяния не можем убежать назад в детский мир, где справляют праздники, обделывают дела, а при случае и убивают друг друга, грех для нас – не короткий, дурной сон, от которого можно отделаться исповедью и жертвой; мы пребываем в нем, мы никогда не бываем невинны, мы все время грешники, мы постоянно пребываем в грехе и в огне нашей совести и знаем, что нам никогда не искупить своей великой вины, разве что после нашей кончины Бог помилует нас и простит.»

Добавить цитату из книги «Игра в бисер»


Интересные посты

Заметка в блоге

Книги из путешествий

В предыдущем посте писала о том, что в путешествия предпочитаю брать электронную книгу. Да, но если...

Обсуждение в группах

Автор июня 2020 - Артуро Перес-Реверте

Скоро лето, а с ним и июнь. Автором июня выбран Артуро Перес-Реверте, готовьте книжки, будем...

Обсуждение в группах

Опрос "Лучшая рецензия весеннего сезона 2020" (Сезонные чтения)

Рецензии читаем здесь: 1. рецензия Инна Георгиева "Ева. Минус на минус" (от X Tasha X) ...

Новости книжного мира

В России отмечают 80-летие со дня рождения Бродского

Грандиозный музыкальный марафон и виртуальная экскурсия ждут поклонников поэта, Нобелевского...