Отзывы о книге Тайна подводной пещеры

Великолепная пятерка - Джулиан, Энн, Дик, Джордж (девочка, которая хочет быть похожей на мальчика) и их верный пес Тимми - встречаются во время каникул и отправляются путешествовать. На этот раз ребят ждут невероятные приключения. Им приходится вызволять Джордж, похищенную злоумышленниками, и выбираться из башни заброшенного маяка. Показать

Обсуждение книги «Тайна подводной пещеры»

Последней прочитанной летом 2021-го года книгой о Великолепной Пятёрке, и одновременно последней книгой из этого цикла, имеющейся у нас дома, стала «Тайна подводной пещеры». В этот томик включена девятая повесть цикла «Тайна двух блокнотов» (‘Five Fall into Adventure’, 1950) и девятнадцатая - «Тайна подводной пещеры» (‘Five Go to Demon’s Rocks’, 1961). Сразу скажу, что первая из этих повестей понравилась мне, пожалуй, больше всех среди прочитанных историй о Пятёрке, но их переводы пострадали сильнее прочих, но об этом далее. В «Тайне двух блокнотов» родители Джордж уезжают в отпуск в Испанию, оставляя детей проводить каникулы в Киррин-коттедже под присмотром кухарки Джоанны. Однако вскоре происходит взлом дома и попытка похищения важных научных материалов дяди Квентина. Уже тут порадовала прямая связь с предыдущей, восьмой, частью ‘Five Get into Trouble’, где тётя Фанни и дядя Квентин уезжали в Америку на научную конференцию. В этой же повести события разворачиваются, судя по всему, вскоре после их возвращения, и записи в искомых блокнотах сделаны как раз по результатам работы в Штатах. Правда образ чрезмерно рассеянного и раздражительного дяди Квентина вышел, на мой взгляд, уж слишком карикатурным. Больше же всего в этой истории мне понравилась впервые появляющаяся в цикле Джо, которую я уже встречал в «Тайне разрушенного замка» (издательство «Детский детектив» выпускало части цикла в совершенно случайном порядке). Как и в той повести, Джо выглядит самым живым и интересным персонажем во всем цикле: пусть она всего лишь невежественная бездомная бродяжка, её самоотверженность, смелость, простота в поведении и преданность друзьям сразу располагают к себе. Почти все опасные и сюжетообразующие эпизоды книги связаны с Джо, и ей почти всегда удаётся найти выход из трудной ситуации, в то время как Джордж, которая обычно выступает заводилой и двигателем команды, здесь играет роль девы в беде. Однако кое-что в повести вызвало и удивление, если не раздражение. Во-первых, ребята совершенно забыли про свой замечательный остров - не плавают на него и даже не упоминают. Во-вторых, странным выглядит поведение Дика и Джулиана в некоторых эпизодах. Дик, зная, что его кузину похитили неизвестные, спокойно проводит время в кино (стр. 61), а Джулиан то распоряжается «увести наверх и уложить в постель» Джо, только что пойманную за попыткой тайно проникнуть в дом (стр. 66), то неимоверно тупит и перебивает Джо, когда та пытается ему рассказать про похитителей.
В «Тайне подводной пещеры» вводятся новые персонажи - мальчик Тинкер, который приходится сыном коллеге дяди Квентина, приехавшему в Киррин для совместной научной работы, и его обезьянка Мисчиф (Озорник / Проказник). Тинкер, получивший своё прозвище из-за своей сильной увлеченности автомобилями (Tinker - лудильщик) и привычки постоянно изображать из себя машину, сначала выглядит довольно раздражающим и неприятным персонажем, однако в середине истории (стр. 225) даётся возможное объяснение такому его поведению, граничащему с лёгким безумием. Вскоре пятерым детям, собаке и обезьянке становится тесновато уживаться в одном небольшом доме вместе с двумя трудящимися учёным, поэтому ребята решают отправиться пожить на старый маяк. Здесь хотя бы объясняется, почему не на остров - ещё весна, и спать в палатках может быть холодно, однако про то, что Джордж в третьей по порядку повести ‘Five Run Away Together’ («Тайна старого подземелья») твёрдо решила разделить остров между членами Пятёрки, все успешно забыли (стр. 154). Из деталей понравилось, что Джулиан, Дик и Энн добираются до Киррин-коттеджа на велосипедах, а не на поезде как обычно (стр. 153), что согласуется с намёками из двадцатой повести и подтверждает, что семья Джулиана всё-таки переехала поближе к Киррину. Порадовало также, что в этой части, как и в «Тайне двух блокнотов» почти все персонажи периодически проводят время за чтением книжек. Очень впечатляющим получилось описание бушующего моря и бури, грозящей расколоть маяк (стр. 258). Однако есть детали, которые вызвали вопросы. Например, что в этой, что во всех остальных прочитанных повестях ребята никогда не задумываются о том, что продукты, так аппетитно и подробно описываемые при каждом удобном случае, могут пропасть, и ни разу не упоминаются холодильники. Когда Пятёрка с Тинкером и Мисчифом поселяются на маяке, молочник начинает регулярно приносить им бутылки молока, чему ребята сначала удивляются, а потом принимают как должное, но меня всё время не покидал вопрос - когда они собираются ему заплатить и собираются ли вообще? Ещё два эпизода оказались совсем странными и обескураживающими. В одном из них ребята, разгадывая тайну разбойничьего клада, «догадываются», что шахта под их маяком связана с пещерой, в которую их водили на экскурсию (стр. 261, 267). Однако про этот туннель под морем им немного ранее прямо и однозначно рассказывал их «экскурсовод», Джеремайя Бугл (стр. 252)! А в самом конце, когда Дик с Джулианом нашли сокровища, и нужно было показать полицейским его местоположение, Энн оробела и не захотела спускаться в мрачные подземелья - такое поведение хорошо согласуется с её характером. Однако Джордж, которая на протяжении всей повести мечтала найти клад, отказывается сопровождать парней и полицейских и вместо этого решает «помочь Энн упаковать вещи» (стр. 287), что резко диссонирует со сложившимся за весь цикл образом персонажа.
Нужно заметить, что читается книга (перевод книги) легко, и если не заглядывать в оригинал, многое кажется нормальным. Но есть моменты, цепляющие глаз, и стоить обратиться к первоисточнику, чтобы их проверить, создаётся впечатление, что уровень отсебятины и произвола переводчиков по сравнению с предыдущими томиками побил все рекорды. Например, на стр. 11 утверждается, что Джулиану 16 лет, что сильно противоречило бы остальным частям цикла, однако в оригинале «он уже почти взрослый» (‘Julian is almost grown-up’), что даёт возможность для более широкой интерпретации. Странно строится воспроизведение отношения Джордж к Джо: то она называет Джо аристократкой (стр. 27), хотя в оригинале там ‘smelly girl’ («вонючая девчонка», понятно, что задействован сарказм, но в исходном варианте его нет), то, наоборот, когда изначально было ‘that nasty, rude tangly-haired girl’ («мерзкая, грубая, растрёпанная девчонка»), в переводе появляется «эта немытая, вонючая девчонка» (стр. 30). Упущена неплохая шутка про торт - после взлома и похищения блокнотов в Киррин-коттедж должны были прийти полицейские, и Энн просит Джоанну приготовить торт. Та беспокоится, понравится ли торт полицейским, и Джордж (в русской версии) уверяет её, что если не понравится, то они сами его с удовольствием съедят (стр. 43). В оригинале же её ответ гораздо интереснее: “Not for them, Joan - for us, of course!’ said George. ‘Don’t waste one of your marvellous chocolate cakes on policemen”; мол, торт не для полицейских, а для нас - вот ещё, переводить на них добрые продукты. Правда, в обоих случаях с тортом полицейские всё-таки справились сами. Джулиана и Дика неоднократно (стр. 8, 93, 140) путают друг с другом, а в эпизоде, кратко раскрывающем историю Джо (стр. 49, 50), я окончательно убедился, что в переводе почти всё не так - это пересказ, изложение, причём очень вольное, какой-то сломанный телефон, но не перевод. И как всегда куча отсебятины. Бывает этот «перевод» отражает настроение прямо противоположное тому, что было задумано Блайтон: вот ребята заплутали в лесу и Дик «бодро говорит»: «Ничего! Или мы не бойскауты?» (стр. 88), хотя вообще-то на мрачный взгляд Джулиана он отвечает всего лишь ‘Bad show’, что может значить, например, «Плохи наши дела». Два раза за первую повесть в томике встречается фраза «Ты - славный парень, Джо!» и один раз «Ты - хороший парень, Джо!». Не знаю, может быть, переводчик так хотел передать томбоистый характер персонажа, но в оригинале было “Good old Jo!” («Старая добрая Джо!»), “You’re as good as a boy” («Ты не хуже мальчишки»), “ You’re one of the pluckiest kids I’ve ever known ” («Ты одна из самых отважных ребят из тех, что знаю»). Что мешало перевести эти коротенькие фразы как-то так, остаётся для меня загадкой. Есть и другие «особенности» передачи обращений и междометий, так восклицание ‘My!’ («Подумать только!» / «Ну и ну!») перевели как «Братцы!» (чисто советский диалект, стр. 127), а ‘Whew!’ («Вот те на!») - как «Старик!» (стр. 260). Обращение ‘Ass’, которое можно интерпретировать как ласково-назидательное «дурашка» или «дурачина» (а не так, как можно подумать), заменили просто «детским садом» (стр. 205). «Мастер» - обращение к Джордж как к хозяйскому сыну (что ей очень льстило), стало невыразительным «мистер» (стр. 183). Ну, и не обошлось без классической «старушки» (‘old thing’, 264). В очередной раз у переводчиков наблюдаются какие-то сложности с карнизами - именно так перевели сначала наружный подоконник (‘window-sill’, стр. 109, 110), а потом верхнюю часть полуоткрытой двери (‘top of the half-opened door’, стр. 174). Керосиновую печку (керосинку, ‘paraffin stove’) называют то печкой нефтяной, то спиртовой (стр. 202, 206). Заменены называния игр: вместо карточных Snap, Happy Families и Slap Bang в русской интерпретации появились «ведьма» и «Черный Петер» (стр. 58-60, 186), что хотя бы можно объяснить желанием использовать привычные для русскоязычного читателя называния. А вот для чего нужно было менять хорошо известные всем шашки (‘draughts’) на «волка и ягнят» (стр. 59) - непонятно. Вместо используемых в Англии футов высоту Александрийского маяка со слов Джулиана приводят в метрах - 200 метров и 600 футов в оригинале (стр. 210), что хотя бы приблизительно сопоставимо. В отличие от цены за табак, который ребята покупают старику Джеремайе, - в исходном тексте он стоит три шиллинга, а в переводе - уже два фунта, что сразу вызывает удивление (и желание свериться с оригиналом), поскольку как-то многовато за порцию табака выходит (примерно раз в тринадцать больше). Есть ещё три категории ошибок перевода (или скорее намеренных искажений). Первая категория - примеры некорректного или даже грубого изложения, использования неуместных фраз, которых не было в исходном материале. Вместо ‘those children’ («тех детей») появляется «шантрапа» (стр. 129), Джулиан хвастается «как божественно он выглядит с фартуком на пузе» (‘with apron around my waist’, что можно перевести как «с фартуком на поясе» или просто «в фартуке», стр. 158), а Джо в одном эпизоде вопрошает «Я вам принесла жратвы или не принесла?», хотя подобной по значению фразы в оригинале нет вовсе. Ещё примером таких огрехов может служить эпизод с Энн, зевнувшей во время игры в карты: «Не обижайтесь, – сказала она, – но с меня хватит, я устала как собака», однако на английском всё куда вежливее: “Oh sorry!’ she said. ‘Don’t think I’m bored. That yawn came too suddenly for me to stop it”. Другая категория связана с едой, поскольку этому в произведениях английской писательницы уделяется значительное внимание. Название примерно каждого третьего упоминаемого продукта или блюда интерпретировано неверно. Так пирог с мясом (‘a meat pie’) стал жарким (стр. 14), домашние булочки (‘home-made buns’) - медовыми лепёшками (стр. 40), а печенье с сухофруктами (rock-buns) - холодным жареным мясом (стр. 124). Заблудившись в лесу, Энн почувствовала якобы запах хлеба (стр. 89), хотя на самом деле то был запах бутербродов с мясом (‘the meat sandwiches’), вместо имбирного лимонада (‘ginger-beer’) ребята пьют кока-колу (стр. 183, 207), а шоколадное печенье (‘chocolate biscuits’) превратилось в дольки шоколада (стр. 212). Наконец, у переводчика повести о маяке было явно какое-то предвзятое отношение к кофе и к тому, могут ли его пить дети - каждый раз, когда в исходном произведении Пятёрка угощается этим напитком, в переводе они вместо этого пьют какао (стр. 235, 242) или чай (стр. 256). Третья и, возможно, самая значимая категория - перевод имён и названий. Если в остальных случаях можно хотя бы допустить, что переводчики из девяностых не знали значения каких-то слов из пятидесятых, у них не было словарей и так далее, то, посмотрев на то, как они обращаются с именами собственными, у меня пропало всякое желание хоть как-то их оправдывать. В переводе полицейские констебль Уилкинс (‘Constable Wilkins’) и мистер Дональдсон (Mr. Donaldson) стали соответственно лейтенантом Вильке и Гриммом (стр. 40). Какая может быть связь между фамилией Дональдсон и Гримм?! Джейк (‘Jake’) получил имя Джейкоб (стр. 48), Сид (‘Sid’) - Лу (стр. 56), а Джеремайя Бугл (или Иеремия, если хотелось бы сделать небольшой реверанс к Библии, подчёркивая древний возраст персонажа, Jeremiah Boogle) - Джереми Бунсен (стр. 194). Цыганка Мамаша Шмидт (стр. 91) получила немецкий оттенок в своём имени буквально из воздуха, поскольку в оригинале она вполне себе Смит (‘Old Ma Smith’). Разбойников Ноузи и Барт (‘Nosey’ и ‘Bart’) именуют в переводе как Носси и Борода, хотя в данном случае как раз у Ноузи имя «говорящее» - слово имеет также значение «длинноносый» или «пронырливый», а откуда взялся Барт - неизвестно, как и во многих других случаях. Ещё один пример, когда искажены одновременно и имя, и фамилия - Джек Хартвинг (стр. 236), вроде бы типичное английское имя, но изначально он был Джемом Харди (‘Jem Hardy’). Интересная ситуация с Редтауном, который в оригинале ‘Red Tower’, то есть «красная башня». В повести при первом упоминании и персонажами, и в сноске (!) поясняется, что «редтаун» (red town, то есть красный город) де означает «красная башня» (!). То есть переводчик запутал тут сам себя. Мальчика Тинкера (‘Tinker’) называют Дудиком якобы потому, что он постоянно дудит, имитируя гудок автомобиля, а его ручную обезьянку обозвали в рифму Чудиком, забыв о его озорной природе (‘Mischief’). Наконец, Скалы Демона (или на худой конец Дьявольские скалы, Demon’s Rocks) нарекли Чёртовыми скалами - как будто русскоговорящий читатель в девяностые не слышал такого слова как «демон» (передаю привет Михаилу Юрьевичу). И это далеко не все ошибки и отклонения от авторского текста, которые были допущены переводчиками и редакторами, однако все они в совокупности при обнаружении создали впечатление, будто я читал не произведение Энид Блайтон, а совсем другую книгу. Несколько слов об издании - не буду говорить о качестве иллюстраций, которые выполнены в характерном для серии стиле, но на рисунке на стр. 63 вообще-то должна быть Джо, а не какой-то мужик. Довольно милой выглядит попытка добавить примечания, пусть их всего пара штук на всю книгу, и одно из них («Редтаун - красная башня») - неверное.
В целом, этот томик не сильно отличается от остальных прочитанных книжек о Великолепной Пятёрке - с одной стороны в ней, на мой взгляд, представлена одна из самых интересных повестей в цикле, но, с другой стороны, качество издания оставляет желать лучшего.

Ваше сообщение по теме:

Интересные посты

13 - 19 сентября 2021 года

13 - 19 сентября - Понедельник и Вторник Всем привет. Я с обзором чутка запаздываю по причине... Читать далее

«Достоевский. Insight»

В год 200-летнего юбилея Ф.М. Достоевского Театр МОСТ и Российская государственная библиотека для... Читать далее

Новый мир

А неплохой такой психологический триллер получился, очень даже. Я уже вторую книгу из этой серии... Читать далее

«Иностранка» открывает научный зал

Он будет носить имя лингвиста и переводчика Вячеслава Иванова. 14 сентября 2021 года в 17:00 в... Читать далее

Прямой эфир

Рецензия недели

Бойня

«Бойня» Оса Эриксдоттер

Нация больна! Стране грозит ожирение! ЗОЖ - наше спасение!Нормальные лозунги... кажется... Но что будет, если...?В антиутопии "Бойня" автор рисует общество, где к власти... Читать далее

Стопченко Стопченко3 дня 21 час 40 минут назад

Все рецензии

Реклама на проекте