Отзывы о книге Опосредованно

Внимание! Если Вы видите значок с подарком - рядом с блоком цены магазина, кликните на него и получите информацию о том, как получить существенную скидку!

Алексей Сальников поэт, прозаик, автор романов "Петровы в гриппе и вокруг него" и "Отдел", а также трех поэтических сборников. Лауреат премии "Национальный бестселлер", финалист премий "Большая книга" и "НОС".
В новом романе "Опосредованно" представлена альтернативная реальность, где стихи это не просто текст, а настоящий наркотик.
Девушка Лена сочиняет свое первое стихотворение в семнадцать лет, чтобы получить одобрение старшего брата лучшей подруги. А потом не может бросить. Стишки становятся для нее и горем, и утешением, и способом заработать, и колдовством, и частью быта ближе родных и друзей. Они не уходят, их не выкинешь, от них не отвяжешься, наверно потому, что кровь не водица, но все же отчасти чернила. Показать

Обсуждение книги «Опосредованно»

Советщина в современных реалиях.
Идею стишков в середине книги и далее перекрывают суровые реалии.
Вот серьезно, о чем книга? К чему все ведёт? И все беспросветно, ух, как в программе "Пусть говорят"
Да, не спорю, написано отлично, передан дух, хороши сравнения. Но, к сожалению, этот дух не для каждого.
Теперь вот даже не знаю, стоит ли читать Петровых.
Т.к. читаю очень много, часто из головы вылетают очень многие книги, поэтому решила: хотя бы двумя строчками, но характеризовать все. Эта книга для меня ни о чем... Не поразил ни сюжет, ни слог, ни мысль. Хотя рецензии были очень даже вызывающие интерес. Мне показалось, что книга отозвалась бы у тех, кто когда-то был зависим: наркотики, алкоголь, отношения. А так серая жизнь серого обывателя, обычные будни обычной жизни женщины, которых в нашей стране миллионы. Одно то только и отличает ее: стишки. Убери эту фантазию и книга ни о чем.
Как же приятно читать про обычного маленького человека, встречать со вкусом описанную местность, узнавать, ходить теми же дорогами.

Мир героев узнаваем, но альтернативен нашему. Например, главным страшным наркотиком считается не героин с крокодилом, а «стишки». Поэт Пушкин в том мире главный забулдыга, а Достоевский написал немного другие книги.  Балуется «стишками» тихая и скучная девушка Лена. Кажется, стишки это единственное яркое что есть в ее нижнетагильской и эльмашевской жизни. Еще и потому, что сочинять особые, хорошо вставляющие «стишки»  ее дар. И зависимость. На таком балансе между ее сторонами личности и проходит вся жизнь.
Думается, что часть со «стишками» должна преобладать, поглотить Лену, но обычная жизнь остается сильнее. Ее мы с героиней и проживаем.

Это совсем не «Петровы», крючки не те и нет узнаваемых оголенных проводов.

Кажется, всю многослойность книги я так и не поняла, но после прочтения осталось четкое чувство полной поэзии, словно я не прозу читала. В конце концов, автор прежде всего поэт.
«Опосредованно» - одновременно то, и совсем не то, что ожидаешь от господина Сальникова: если, например, в «Петровых» памятная читателю Нурлыниса была одновременно библиотекарем и маньячкой, то в этом романе главная героиня Лена днём - школьный учитель математики, а после - пишет «стишки»; в этом альтернативном мире они являются формой зависимости и запрещены, как и остальные вещества. Очень быстро мы погружаемся в обычную жизнь Лены, узнаваемую и «маленькую»: улицы Тагила, проспект Ленина, типичные школы, знакомые дилеммы. Одно но: в этом мире Достоевский написал немножко иной роман, у руля кремлёвской команды другой президент, Блок торчал и плохо кончил, а стихи вызывают спецэффекты. И это любопытное наложение узнаваемого сегодня на параллельную реальность, пусть и выполненное не очень аккуратно, двигает весь сюжет, где мы видим две Лены. И, что удивительно, Лена жизненно-повседневная побеждает.
Перевалив за середину романа, читатель с изумлением обнаруживает, что читает о какой-то голимой бытовухе: дети, дачи, бывшие жены, встреча выпускников и прочие «сходи за хлебом». Стишки остаются за кадром, побеждает какая-то банальщина, повествование теряет фокус и становится избыточным. Бросить читать можно примерно в любой точке лениного бытия - и в финале книги то же самое - выросшие уже дети, семейные вечеринки, кусты малины и пристройство бывшей жены в «добрые руки». Пардон, автор, вы ж не Людмила Улицкая! Жаль, что интересная литературная идея дала трещину и увяла к финалу. Ну или победила скучная серая жизнь, такая же обычная, как и сама Лена до своих стишков.
Один драгоценный момент: как точно и ярко описано автором рождение текста! Своё, личное, творческое - оно прорастает на границе с реальностью, чаще вопреки ей, чем благодаря. Очевидно, что Сальников прямо и откровенно говорит с читателем - и это греет.
Выдуманная реальность, в которой стишки - наркотик не такая уж выдуманная, ведь автор четко разделяет стишки и поэзию - ну кто не писал те самые стишки в качестве самотерапии?!

Сальников мастер бытовухи, он описывает, казалось бы лишь штрихами, какие-то предметы/сущности - приметы времени, а ты внутренне радуешься - я знаю что это! У меня был такой же! И бытовуха эта выходит у него не раздражающей и отталкивающей, а какой-то доброй, теплой, напоминающей о времени, когда трава была зеленее и солнце светило ярче.

Еще очень понравился сарказм героев, ну такой не киношно-остроумный, а опять же бытовой, все обыватели как раз на таком уровне сарказма. И опять же, это не отталкивает, а наоборот - я лично смеялась над героями по-доброму.

Да, книга несколько затянута где-то в середине, там где от идеи стишков-наркотиков она переходит в описание обычной такой среднестатистической жизни. В какой-то момент мне казалось "хватит, уж все понятно", но этим очарованием бытовухи я лично наслаждалась.

Книга, в целом, понравилась, обязательно продолжу читать автора

Необычная книга. Пожалуй, впервые читаю прозу современного русского поэта. Красивый плавный чарующий текст. Интеллектуальный роман. Останавливалась много раз и перечитывала. Лихо закрученные словеса. Очень даже. Много отсылок к новейшей истории России, логичных выводов и иронии.

Из того, что не понравилось: задоттенный мат и отсутствие интересных поворотов в сюжете. То ли у автора нет фантазии, то ли так и задумано было, от этого роман проиграл и удешевился.

Сложный текст. Много рассуждений о литературе, авторских интерпретаций. Названия глав - красота несусветная! Но всё равно ощущение, что обманул: обещал одно в начале, а выдал какую-то необычную чупакабру. Ну, красиво! Но чтобы размышлять и жить этим текстом, такого нет. При всём уважении.

Disclaimer: отзыв может содержать спойлеры. «Опосредованно» - вторая книга Алексея Сальникова, которую я решил у него прочитать после «Оккульттрегера». Это прочтение знаменательно также тем, что с него я принял непростое решение изменить свой подход к чтению и читать более экстенсивно, реже цепляться за детали, уделять меньше внимания незнакомым словам и непонятным местам, не вести записи, что в совокупности существенно увеличивало время, затрачиваемое на освоение книги. Решение было нелёгким, поскольку такого подхода я придерживался уже почти шесть лет и уже сильно к нему привык, однако времени он отнимает изрядно, а польза от него неочевидна.
«Опосредованно» во многом похож на «Оккульттрегер», в обоих в сильной степени чувствуется авторский слог, общая сюжетная бессюжетность, уклон в жизнеописание и внутренние переживания, а не в события. Кроме того и там, и здесь присутствует оригинальный фантастический элемент - в «Оккульттрегере» это была муть и связанные с ней сущности, а здесь особое средство расширения сознания «литра» и некоторые отклонения в историческом литературном процессе, тогда как в остальном миры произведения практически неотличимы от нашего. В обоих романах главный герой - девушка, имеющая непосредственное отношение к искомому фантастическому элементу и окружённая многочисленными второстепенными и третьестепенными лицами. И тут, и там действие происходит в уральском городе: поскольку автор сам вырос в тех местах, то стратегия оправданная и эффективная - писать о том, что лучше всего знаешь сам. Одно из основных различий между двумя «О», бросившихся в глаза, заключается во временной протяжённости действия. Если в «Оккульттрегере» вся фабула укладывается в один год, от Нового года до Нового года, из-за чего содержание кажется более концентрированным, напряжённым, то в «Опосредованно» история растягивается на тридцать с лишним лет, причём объектив читательской подзорной трубы может то застревать на одном временном отрезке на протяжении нескольких глав, то стремительно проскакивать целые годы, небогатые сюжетными перипетиями. Не сказать, что это плохо, но после предыдущей работы автора несколько непривычно - не знаю отчего, но было немножко странно наблюдать за главным героем, Леной: вот она в школе, затем в институте, в следующей главе выходит замуж, потом заводит детей, растит их и в заключении романа отправляет дочерей самих получать высшее образование, и всё это как-то рывками, без плавных переходов между ключевыми жизненными событиями. Зато любопытным оказалось следить как менялось окружение персонажей в разные десятилетия: девяностые, нулевые, десятые.
Несомненно, главное для меня достоинство этого романа - уже упомянутый авторский слог, настолько живой, увлекательный, лёгкий, затягивающий, что уже даже после прочтения, открыв книгу почти на любой странице и прочитав пару строчек, остановиться будет трудно. В «Оккульттрегере» я ещё этого не понял, но здесь как будто оформилась мысль, что манера изложения Сальникова очень приближенна, намеренно или нет, к обычной повседневной человеческой речи, причём не только в диалогах, но и во внутренних размышлениях, переживаниях, поскольку книга написана от лица Лены. Это наделяет текст правдоподобием, искренностью, которые усиливаются за счёт того, что для автора нет каких-то запретных тем, он пишет и формулирует всё так, как оно есть в реальной жизни, не вуалируя действительность сомнительными намёками и недомолвками. Однако из-за такой приближенности к действительности многие предложения построены не вполне привычным для печатной формы образом (весьма вольный порядок слов в предложении), из-за чего, а также из-за некоторого перебора, на мой взгляд, с причастными и деепричастными оборотами, некоторые предложения показались излишне усложнёнными и требовали неоднократного перечитывания. Наконец, роман наполнен очень выразительными и необычными метафорами, безусловно, украшающими текст, но иногда уносящими читательское внимание далеко от изначальной сути эпизода.
Главная моя претензия к книге, точнее то, что меня в ней больше всего разочаровало - главный герой (как, кстати, и в «Оккульттрегере»). Может быть, это не вполне правильно, но я привык сопереживать персонажам, которым автор уделяет много внимания, пусть даже они будут отрицательными в общепринятом смысле, но обладающими какой-то своей правдой, принципами, кодексом поведения, некоторыми приятными чертами. Здесь же вообще как будто нет положительных или отрицательных персонажей, что опять же роднит книгу с действительностью и «Большой Литературой» (может быть, она таковой и является?), но вот Лене сочувствовать совсем не хочется. Основной внутренней мотивацией для большинства её определяющих поступков, будь то супружество или заведения детей, всегда служит страх остаться одной, умереть в одиночестве в пустой квартире и разлагаться неделю (условно). Для меня это совершенно непонятно: не хочется быть одной - лучше не быть вовсе, чем совершать такие опрометчивые поступки, ведущие к существенным последствиям вроде создания новой жизни. Однако самый неприятный поразивший меня эпизод произошёл, когда Лену предал муж, уйдя к другой, а она, оставшись с двумя маленькими дочерьми, не предприняла ничего, впоследствии даже простила мужа, приняла его обратно в семью и даже относилась к его сыну от другой женщины почти как к своему собственному. Для меня это совершенно неприемлемо, и более справедливый, пусть и более печальный финал, на мой вкус, не обошёлся бы как минимум без одного летального исхода. Вот зачем, зачем давать клятву верности, если потом её так легко можно нарушить и не понести за это никакого наказания?! С другой стороны, автор всё-таки умудрился в последней главе изобразить такую пасторальную картину примирения между всеми действующими лицами, что моя твёрдая вера в собственную правоту дала маленькую трещинку. Почти все остальные же персонажи, как было и в «Оккульттрегере», оставляют скорее положительное впечатление - и дочери Лены, Аня и Вера, и их сосед Женя, выросший с ними вместе (вот пример и одно из возможных условий, на мой взгляд, способствующих настоящему нерушимому союзу, поскольку супружество подразумевает не только любовь, но и дружбу), и подруга Лены Ира, и харизматичные дилеры литры. Моим фаворитом стала кузина Лены - открытая, жизнерадостная, независимая, чей образ, как мне кажется, плавно перетёк в демона Надю из «Оккульттрегера», моего любимого персонажа этого романа Сальникова.
Основная же фишка романа - литра, то есть наркотик, создаваемый путём написания особых стихов и употребляемый посредством их чтения, заинтересовала в меньшей степени, чем описание повседневности, каких-то небольших проникновенных зарисовок из жизни. С одной стороны, бытовухи всегда хватает за окном или перед глазами, но с другой, интересно всё же узнать, как может проходить жизнь у других людей, и такое красочное реалистичное представление как у Сальникова подходит для этого наилучшим образом. Интересной показалась идея о том, что речь, будучи древнее и могущественнее каждого отдельно взятого человека, сама оказывается практически одушевлённой сущностью и непосредственно оказывает влияние на литературное творчество. Но вот прочувствовать или хотя быть немного ощутить эффект, производимый основным движущим элементом аморфного сюжета - стишком, мне не удалось, и не все, но многие фрагменты, в которых описывались ощущения при создании этого запрещённого объекта интеллектуальной собственности, то есть написании стишка, или во время прихода от него, воспринимались с трудом, и зримого образа не возникало. Не произвели особого впечатления и сами стишки (кусочки стишков), представленные в тексте, большинство из которых показались рифмованной бессмыслицей (можно обратить внимание, например, на названия глав, последовательность которых образуют стишок). Возможно, однако, что это я такой непонятливый, и по этим стишкам, наверное, не стоит судить о том, насколько Сальников хороший поэт - лучше ознакомиться со сборником его настоящих стихотворений. В общем, ситуация опять же напоминает «Оккульттрегер» - там тоже необычная фантастическая составляющая (муть, ангелы, демоны, гомункулы и так далее) зацепила меня гораздо слабее, чем остроумные замечания, художественные обороты и внутренние монологи. На этот роман, кстати, в тексте даётся небольшая отсылка в эпизоде о писателе-сбытчике стишков, от лица которого автор занимательно повествует о современной российской литературе вообще и о фантастическом жанре в частности.
Книга понравилась захватывающим и не отпускающим языком, погружающим в тихие уральские квартиры, дачи и улицы, наполненные летним теплом и теплом душевным. К сожалению, доскональное воспроизведение действительности не может обойтись и без её недостатков - «врагов, предательства, лжи и торга». И удивительно, как автор достигает умиротворения между этими двумя полюсами.
Как же долго я читала эту книгу. Читала, слушала аудио, откладывала, снова читала. Если бы КОК не выбрал ее для обсуждения – бросила бы уже к середине. А ведь начало было многообещающим. Сколько можно было навертеть на прекрасной идее «литературной наркомании», где в знакомом литературном мире есть обыкновенная поэзия и есть нелегальные «стишки». Где от Блока – сносит крышу как от героина, а Мандельштам оказался в тюрьме не по прихоти эпохи Большого террора, а за распространение «литры». Но вот в «Манараге» Сорокину удалось изящно и нескучно обыграть идею «нелегального» литературного мира, а Сальникову в его «Опосредованно» – нет.

Поначалу погружение в унылые 80-е Нижнего Тагила казалось логичным выбором автора. Где еще приличная девочка Лена может заинтересоваться «стишками», как не в скучной серой мути маленького городка? Но после переезда Лены в Екат и попытках выстроить простую семейную жизнь что-то пошло не так. Не то чтобы я ожидала, что Лена сейчас станет главой мафиозного клана по производству и сбыту запрещенных веществ, но и двести страниц бесконечно-бессмысленного быта читать я оказалась не готова. Поначалу еще работал эффект узнавания, но сколько можно держать интерес читателя только на этом? На описании встречи одноклассников – я окончательно срубилась: сейчас автор расскажет про дурацкие селфи вконтакте, потом про то, что кто-то гитару достал и давай песни романтичной юности петь. И вот эта предсказуемость и избыточность убила весь интерес. Не потому, что текст плохо написан. Потому что сто раз уже в разных книгах про это читали.

Как итог. Хорошо, что я прочла этот роман после «Оккульттрегера» и «Когнаты», иначе дальнейшее знакомство с Сальниковым не состоялось бы никогда. А всего-то и надо было убрать на второй план постсоветскую бытовуху и добавить сюжетных поворотов в таком интересном мире «стишков». Здесь, в отличие от той же «Когнаты», к примеру, прямо напрашивалось более развернутое описание альтернативной действительности, одной идеи оказалось слишком мало.

Ваше сообщение по теме:

Внимание! Если Вы видите значок с подарком - рядом с блоком цены магазина, кликните на него и получите информацию о том, как получить существенную скидку!

Прямой эфир

Рецензия недели

Реальный английский. Самый захватывающий путеводитель по языку Гарри Поттера, Мстителей и Шерлока Холмса

«Реальный английский. Самый захватывающий путеводитель по языку Гарри Поттера, Мстителей и Шерлока Холмса» Эллен Джовин

В 2018 году Эллен Джовин выходит из дома, держа в руках раскладной столик и табличку «Грамматический стол». Подходящее место нашлось у входа станции метро «72-я улица». Эллен Джовин... Читать далее

Enyusha Enyusha3 дня 9 часов 16 минут назад

Все рецензии

Реклама на проекте

Поддержка проекта BookMix.ru

Что это такое?