Отзывы о книге Станция Одиннадцать

Кирстен Реймонд вместе с маленькой театральной труппой "Дорожная симфония" прибывает в Сент-Дебора. Двадцать лет назад разрушительная эпидемия едва не уничтожила здесь всю цивилизацию. В крошечных поселениях выживших Кирстен видит останки культуры. И вспоминает последнюю роль Артура Линдера, умершего прямо на сцене, во время постановки "Короля Лира". Показать

Обсуждение книги «Станция Одиннадцать»

Роман "Станция Одиннадцать" сам по себе не большой, но вмещает несколько сюжетных линий. Каждая линия отличается друг от друга, но все интересно наблюдать. Хорошая книга, которую я бы посоветовала любителям жанра.
Неоднозначное впечатление от книги. Хотелось все таки больше узнать о мире и о жизни оставшихся людей после случившейся эпидемии. А книга по большей части состоит из воспоминаний некоторых выживших героев о том, как они жили до смертельного вируса "грузинского гриппа". Тема злодея в лице пророка получилась какой-то скомканной и невнятной. Было бы интереснее, если бы автор ее развил более подробно.
Книга на один раз, хотя читается довольно легко и быстро.
Книга мне не понравилась. Тема вроде интересная, страшная эпидемия пришла на землю, и что стало с теми кто выжил. Но автор хочет охватить и прошлое и настоящее и тему какого-то пророка, но все как-то поверхностно.
Хорошая идея, вроде даже интересный сюжет, но всё в итоге сходит на нет в конце на столько, что остаётся ощущение недосказаной истории.
Страшно. Очень. Возможно, именно из-за коронавируса. Может, не стоило читать ее сейчас, когда каждый день с трудом прогоняешь мысли о том, что весь мир вот-вот рухнет... А тут получите, распишитесь: вот он рухнувший мир. Жутко. Но история очень интересная, и при всей жути нового мира, описанного в ней, она все же оставляет надежду на что-то хорошее впереди.
Выбрала книгу случайно в конце 2019, прочла в январе, и только в марте это стало актуально увы. Мне не хватило драйва, детальности в сюжете, и в принципе начало увлекательное, а середина и конец - ну такое, не понравилось. Из плюсов - только то, что читала на английском
Circe

Не читала

"Противостояние" на минималках

И вирус, и безумные пророки, и странные секты, и попытки сохранить подобие нормальной жизни – "Станция" слишком похожа на остальные книги про эпидемии и жизнь после них, чтобы оценивать оригинальность сюжета. В отличие от кинговского "Противостояния", книга небольшая и не такая чернушная, а в сравнении с, например, "Вонгозером", в моих глазах ощутимо выигрывает благодаря минимуму разборок в духе отечественных сериалов про бывших супругов. 

В итоге – неплохо написанная среднестатистическая книга, без напряженной интриги, но с уместными нотками тоски и безнадеги.

Так совпало, что вторая книжка подряд, которую я взял на прочтение, оказалась про постапокалипсис. Роман «В этой книге полно пауков» был посвящен концу света, вызванному нашествием мозговых паразитов, обращающих людей в подобие зомби (в некоторой степени напоминающих зомби из Half-Life, только этих ещё и визуально от людей не отличишь). Однако ту ситуацию путём введения карантина удалось локализовать в пределах одного городка. В «Станции Одиннадцать» же апокалипсис происходит по всему миру, и причиной его становится эпидемия смертельного гриппа, что особенно иронично на фоне протекающей пандемии коронавирусной инфекции. В книге итогом распространения заразы с чрезвычайно коротким инкубационным периодом и высокой летальностью стало вымирание 99,99% человечества. Судьбе нескольких выживших, а также эпизодам их жизни до катастрофы и посвящена «Станция».
На первый взгляд может показаться, что главных персонажей в книге всего парочка (как раз те, что выведены на обложку) - Кирстен, путешествующая с театрально-оркестровой труппой по просторам Великих озёр в мире после гриппа, и Артур Линдер - популярный актёр, история которого разворачивается до эпидемии. Однако ближе к середине и концу произведения персонажи, которые изначально казались второстепенными, если не эпизодическими, выходят на первый план и раскрываются гораздо детальнее. В итоге к ключевым действующим лицам можно отнести также Миранду - первую жену Артура и автора графического романа «Станция Одиннадцать», Кларка - друга Артура, и Дживана - парамедика, в прошлом также связанного с голливудскими кругами. Повествование попеременно переключается между этими персонажами, показывая их как во времена до эпидемии, так и спустя двадцать лет после неё. К сожалению, как и в истории про пауков, автор, похоже, решила, что наделение персонажей низкой моральной ответственностью добавит им глубины и выразительности (стр. 58, 62, 93, 113, 124, 138, 344). Однако если в книге Д. Вонга герои в основном обходятся только похабными намёками и пустыми обещаниями (что, мягко говоря, их не красит), то здесь что Кирстен, что Миранда, и в особенности Артур предстают во всей своей отталкивающей неприглядности. И, в конечном счёте, чуть ли не единственным персонажем, которому искренне сочувствуешь, оказывается Дживан, тогда как развязка историй Миранды, Кирстен, да и всей «Дорожной симфонии» большого интереса не вызывают.
Однако есть у «Станции Одиннадцать» и достоинства. Первый весомый плюс книги - проработанный мир после апокалипсиса. Э. Мандел подробно, в мелочах показывает, как изменилась Америка за двадцать лет без человеческого присутствия и влияния. Например, описывается, что шоссе десятилетиями остаются переполненными брошенными проржавелыми машинами, большинство владельцев которых просто умерли от вируса в пути. Когда же кончился бензин, автомобили оказались и вовсе практически бесполезными. Или мимоходом упоминается, что Кирстен в качестве обуви носит сандалии, сделанные из автомобильных шин, поскольку настоящей заводской обуви спустя двадцать лет днём с огнём не сыщешь. Ярко прорисована обстановка, когда любой встречный является потенциальным врагом, из-за чего возникает жизненная необходимость постоянно носить оружие, выставлять караулы, прислушиваться к каждому шороху и быть готовым убить, если потребуется. Достоверно изображено, что в обстоятельствах полного отчаяния и неопределённости начинают процветать религиозные культы, ведомые харизматичными, авторитарными и жестокими лидерами. Представлена неоднозначность воспитания детей, рожденных после эпидемии и не видевших другого мира - нужно ли им знать о старом мире или не стоить лишний раз расстраивать «сказками о чудесах прошлого», ведь расти и жить им предстоит в мире без интернета, электричества, самолётов и других благ цивилизации. Однако не всё в этом мире залито гнетущей мрачностью и безнадёжностью - в концовке романа всё-таки звучат оптимистичные нотки.
Другим существенным достоинством книги, на мой взгляд, является искусное переплетение сюжетных линий. Несмотря на то, что герои по большому счёту сопереживания не вызывают, некоторые эпизоды их жизни довольно интересны, но что самое увлекательное - почти все главные действующие лица в конечном итоге так или иначе пересекаются друг с другом. И следить за этой изящной вязью повествования действительно увлекательно. Отдельно хочется отметить пробирающий диалог между Далией и Кларком о высокофункциональных лунатиках (с. 204-205).
Также в романе мне традиционно понравились встречающиеся тут и там отсылки на произведения и авторов популярной и художественной культуры - на музыкантов, книги, сериалы (в основном в качестве ностальгических элементов). Перевод с английского в целом неплох, однако всё же встречается несколько оплошностей. Например, предложение, которое перевели как «От утопления до обезглавливания и смерти…» (стр. 80) в оригинале выглядело как ‘from drowning to decapitation to fever...’, то есть «лихорадка» стала просто «смертью», что в ряде перечисления способов убийства выглядит странно, почему и привлекло внимание. Группа находящихся в пути персонажей в один момент собирается «повернуть на восток» (стр. 238), хотя, учитывая, что до этого они шли вдоль берега озера Онтарио на юг, то на восток - это прямиком в озеро (в оригинале, действительно, ‘to turn west’, то есть «повернуть на запад»). Афрокосички (‘cornrows’) стали почему-то косичками-френчами (стр. 334; но возможно, только я не слышал, чтобы их так называли). Традиционно переводимый как «Огайо» (даже в этой книге) топоним ‘Ohio’ на стр. 364 переименовывается в Охайо. Персонажа Viola, взявшего имя в соответствии со своим музыкальным инструментом, что типично для «Симфонии», сначала называют альтисткой, а потом Виолой (стр. 61, 160, ‘viola’ можно перевести и так, и так, но хотелось бы единообразия). Есть и другие неточности перевода, и как минимум один раз (на стр. 343 после фразы «Я сброшу Ларри e-мейл») пропущено два предложения, но по большому счёту этих огрехов не так уж много, и не все их них резко бросаются в глаза. Иногда встречается даже остроумная трансляция игры слов, например, с упомянутым выше сбрасыванием электронных писем (стр. 343). Касательно качества издания могу сказать, что с одной стороны благодаря компактным размерам книги её удобно держать в руках и читать, но с другой - это довольно сильное отклонение от формата, из-за чего томик может слишком выделяться на полке. Также во время чтения сильно не хватало карты места основных действий - долины Великих озёр между Чикаго и Торонто, поэтому приходилось часто обращаться к интернету. Зато к несомненным достоинствам могу отнеси качество бумаги - давно не помню настолько приятной на ощупь, получал физическое удовольствие просто от перелистывания страниц.
В совокупности «Станция Одиннадцать» - средний по качеству роман с проработанным окружением мира (Америки, если быть точнее) на закате цивилизации и ловким переплетением историй персонажей, который мог быть гораздо лучше, не заставляй автор своих героев совершать отвратные поступки, делая их тем самым, как она, наверное, считает, более живыми.

"Потому что выживания недостаточно"

Резкая и быстрая эпидемия гриппа выкосила мир. Остатки человечества сбиваются в маленькие поселки, между которыми колесит труппа бродячего театра и оркестрик. Я люблю такие идеи, и хотела бы больше деталей именно об актерском ремесле: почему только Шекспир, спрашивается? Почему бы не разыгрывать сценки из "Звездных войн" или того же "Энтерпрайза", цитатой из которого они так щеголяют? Почему ходят по одному и тому же маршруту, ведь тут уже вся канифоль для скрипок в опустевших магазинах кончилась, и весь репертуар жители деревень видели?..
Но это все же объясимо, хоть и не конца проработанно. А вот флэшбеки во время до катастрофы, описание жизни и семейных проблем некоего второстепенного актера - вообще лишние, на мой взгляд. И выпущенные в частном порядке комиксы его жены, в количестве лишь 10 экземпляров, после глобальной катастрофы вдруг всплывающие у двух ключевых персонажей - это прям индийское кино.

Но все же хорошо, что постапокалипсис - это наконец не только про выживать, жрать человечину и искать патроны.

Отличная книга! Любителям постапокалипсиса очень рекомендую)

Несколько сюжетных линий, за которыми очень интересно следить и ждать, как же они переплетутся в итоге. Особо нет стандартных постапокалиптичных страшностей и мерзостей, об этом лишь вскользь упоминается, от этого книга читается легко и оставляет очень светлое послевкусие)

Ваше сообщение по теме:

Интересные посты

Преданья старины глубокой

Да, дамы и господа, это классика. Не знаю, какие причуды моего мозга очень долгое время приписывали... Читать далее

Странный случай или Чтение во сне и наяву

Как только мы закрываем обложку прочитанной книги, сразу начинаем ее забывать, забывать имена... Читать далее

Катастрофа в обменнике

Первой моей заметкой в блоге на букмиксе была радостная новость: в Королеве появились... Читать далее

Клуб путешественников на диване

Ободряющий список книг о путешествиях, которые пригодятся особенно промозглой и унылой осенью - без... Читать далее

Прямой эфир

Рецензия недели

Юрий Милославский, или Русские в 1612 году

«Юрий Милославский, или Русские в 1612 году» Михаил Николаевич Загоскин

Да, дамы и господа, это классика. Не знаю, какие причуды моего мозга очень долгое время приписывали Загоскина к авторам советского периода, и сколько ещё времени приписывали бы, если бы не... Читать далее

Nаtалка Nаtалка4 дня 10 часов 19 минут назад

Все рецензии

Реклама на проекте