Отзывы о книге Оккульттрегер

Внимание! Если Вы видите значок с подарком - рядом с блоком цены магазина, кликните на него и получите информацию о том, как получить существенную скидку!

Алексей Сальников (р. 1978) — автор романов «Петровы в гриппе и вокруг него», «Отдел» и «Опосредованно», а также нескольких поэтических сборников. Лауреат премии «Национальный бестселлер», финалист премий «Большая книга» и «НОС». Новый роман Сальникова «Оккульттрегер» написан в жанре городского фэнтези. 2019 год, маленький уральский город. Оккульттрегеры — особые существа, чья работа — сохранять тепло в остывающих городах и быть связующим звеном между людьми, херувимами и чертями. Главная героиня Прасковья как раз оккульттрегер. Ей две сотни лет, она меняет внешность каждые четыре месяца и дорожит лишь гомункулом — своим спутником и помощником, принявшим вид ребенка. Но вдруг гомункулу начинает угрожать опасность... «Много различных знаний порой вылетало у Прасковьи из головы, воспоминания исчезали, но она точно знала, что по своей природе ангелы не могут задерживаться на земле очень долго. Витаминов им, что ли, не хватает. Или среда слишком токсичная, бог их знает. День, два — и привет. Впрочем, была пара исключений».
Показать

Обсуждение книги «Оккульттрегер»

Где-то на Урале странная женщина Прасковья, как мифический атлант, держит на своих плечах город. Ее работа – «сохранять тепло», бороться с хмарью, что означает зло, хамство, безразличие, равнодушие. Оккульттрегеры – это не бравые молодцы из сил правопорядка, это усталые вымотанные женщины, они не карают преступников, а всего лишь пытаются остановить мелкое бытовое зло: то машина всю ночь орет басами под окнами многоэтажки, то таксисты в темном лесу девчонок портят, то в лифтах ссут. Всю ту мелочь, что привычные к серости жизни люди уже и не замечают, но она высасывает из людей тепло. И города остывают. Люди становятся все более не отзывчивыми к чужой боли, ангелы и херувимы спиваются, и даже черти и демоны, которым раздолье и пир во время чумы – даже им плохо и неуютно, ведь чтобы искушать человека, надо, чтобы тому было что терять.

Мне книга понравилась. Я считала, что не люблю «магический реализм», но поняла, что не люблю «волшебные» моменты, а здесь мистика органично вплетена в канву жизни и очень правдива. Прасковье и всем персонажам книги веришь, весь антураж – наш, родной, узнаваемый в своей привычной серости и разрухе, от философских разговоров на кухне до ярких богатых корпоративов.

Послышался чужой незнакомый голос, но такой, что Прасковья ощутила, будто ее переместили в телестудию канала «Культура» и все гости говорят про Кандинского, Книппер-Чехову, Мариуса Петипа, а когда слово дают Прасковье, она может сказать только, что от помойки во все времена года почему-то всегда пахнет одинаково: смесью слегка забродивших арбузных корок и сырыми газетами.

Несмотря на тоскливую атмосферу, книга оставляет ощущение светлой надежды. Как будто, прошел праздник, наутро похмелье и болит на одной ноте голова, и в горле сушь , но посмотришь на небо – а там высота! И был праздник же! И все было-будет хорошо!

Когда я прочитала "Петровых в гриппе", книги ещё не было на этом сайте, пришлось добавлять ее, а потом с ужасом смотреть, как с ростом числа прочитавших растет и число категорически недовольных книгой. Много раз я бросалась на непрошеную помощь, может, чего не заметили, не увидели, так я подскажу, и вы скажете "ух ты, на самом деле круто!". Но никто не говорил, все раздражались и отвечали, что плевать хотели на вот эту вот всю подоплеку, книга не понравилась. И я их осуждала.

И вот мне удалось побыть на их месте. Ко мне еще никто не бросался с разъяснениями, понятное дело, но я перечитала все найденные в сети отзывы на Оккульттрегера, интервью Сальникова и рецензию дражайшей Юзефович. Может, думаю, я чего-то не вижу, да скорее всего это так, сейчас увижу и смогу выдохнуть своё "ах вот как", но нет. КНИГА НЕ ПОНРАВИЛАСЬ.

Мне не нравится, как она написана, не нравится язык, перегруженный абстрактными сравнениями и метафорами с самого начала, всё это было некрасиво, натужно, как нет уж, обойдемся без сравнений. Так, что человеческий русский мат казался приоткрытой форточкой в душной комнате  дарил даже какое-то облегчение, хотя и не везде вписывался как родной.

А уж эпилог! Из ряда вон. Сальников говорит, что придумал его первым, как начало другого романа, но на нем вырос Оккульттрегер, и если мне первая глава показалась перегруженной, то эпилог - это как ну вот опять  апофеоз цветистого словоблудия.

Мне не понравилось и то, как вообще всё скомпоновано. У меня была знакомая, она же начальница, которая изъяснялась исключительно намеками и загадочными обрывками фраз, такая особенность. Как будто многоточия в устной речи. И это жутко утомляло. Когда нужно вместо того, чтобы просто выслушать и понять, постоянно напрягаться в попытке понять, о чем человек говорит, это тяжело. В случае с книгами такое напряжение оправдано желанием приобщиться к чему-то Большому. А здесь оно просто есть. И выглядит не интеллектуальной игрой с читателем, а просто таким "я знаю, как всё тут устроено, но не скажу, сами догадывайтесь по намекам и репликам, сами угадывайте, почему Прасковья расстроилась тут и с чего она взяла вот это". Когда так всё укрываешь и перемешиваешь для пущей загадочности, скорее залетишь в тренды, чем если напишешь прямо и внятно.

Усилием воли я дожала эту книгу сегодня, чтобы не тащить связанную с ней неприязнь в первое января. В январе буду плюсы искать, белая метка на носу. А пока с наступающим всех, добра и радости.

@Silencer, а я не заметила чего-то вычурного в языке. Первую половину книги я почти бессилась от отсутствия объяснений, но во второй половине, когда начались объяснения, было уже и так нормально. Мне показалось, что все-таки книги у Сальникова очень похожи

@vosto4ny_veter, с языком там буквально в начале проблемы. Автор очевидно СТАРАЕТСЯ выдать красоты, и это напрягает. 

Вокруг лежало затоптанное конфетти, а еще ленты серпантина, почему-то в основном светло-голубого цвета, из-за чего казалось, что у сугробов проступили вены. Там и сям валялись коробки из-под салютов. Словно камыш, качались на ветру обгоревшие стебли использованных ракет. Разбросанные по двору бутылки походили на куски льда сильнее, чем сам лёд. 

Это один абзац, но там и до него, и после идёт постоянный поток этих сравнений, и мне это доставляло дискомфорт. Потом автор поунялся. 

Мне все-таки не понравилось не только из-за того, что нет объяснений сразу, такой прием есть в Авиаторе или в Пикнике на обочине, и эти книги я люблю. Просто конкретно эта вообще не отозвалась. 

По выбору чтения книжный консерватор и всегда предпочитаю прочесть книгу скорее знакомого и проверенного автора, чем какую-нибудь даже разрекламированную (обычно зря!) новинку, но вот Сальникову как-то удалось протиснуться в моем представлении в авторы годные, у которого и новинку почитать не страшно и даже польза какая-никакая от этого будет.

Вот же и мат отборный присутствует, и чернуха (скорее жесть!) в тексте есть, а хорошо же пишет!

Самый первый плюсик, что история вышла у Алексея ну очень оригинальная. Вот и знакомые мистические персонажи: и бесы, и херувимы, и престолы(это чин повыше в ангельской иерархии), рассматривается в-общем проблема бессмертия и размер платы за нее, все вроде не раз и не два описано и истоптано, а ведь новый же получился микс и главное в традициях и колее русской (советской) литературы (мне тут сразу "Альтист Данилов" Владимира Орлова на ум приходит и "Пирамида" Леонида Леонова) и на мировую отсылки есть (гомункул это же прямо на "Фауста" нашего Гете отсылочка!). Сама роль главной героини в мироустройстве мира мне была не до конца все-таки понятна (муть какая-то, с которой она борется, это откуда вообще берется? энтропия от мирового хаоса, третья, прости Господи, сила) . В общем Сальников не все по полочкам разложил, но это в принципе задел на будущие романы. Реально продолжения хочется, возможно и не про оккультреггеров, но про занятный сальниковский мир.

Второй плюс - это большое внимание именно к деталям мира (продуманный сеттинг, как сейчас говорится на новоязе). Героиня одновременно переживает каждые четыре месяца перерождения и смену бытовых условий и тут же ностальгию по ушедшим бытовым городским приметам только -только- уже вчерашней эпохи. А вы вот эмалированное ведро с мусором давно выносили на улицу?

Ну и третий плюс, что жести, которой в принципе в книге, если задуматься, много, а в кульминации должно было быть до краев, автор ловко в этой самой кульминации избежал, взяв и просто одну главу выбросив из повествования. Постмодернисткий приемчик, между прочим, но значит и в посмодерн может легко.

Шероховатости у книги тоже есть, "а кто не пьет?" произнесем словами Велюрова, ну а если с религиозных позиций рассматривать эту книгу, то это же чистая ересь, это оккультреггерство сальниковское, смычка с бесами. Но тем не менее читать однозначно, и интерпретировать/рефлексировать, потому что есть что и из чего.

Все начиналось довольно интересно. Вчиталась я в этот вариант реальности легко, никаких непониманий не возникло. Но в какой-то момент стали ужасно раздражать эти громоздкие и неуклюжие метафоры. Да ещё МАТ! Это вызывало уже отвращение. Герои на нём и говорят, и думают! А потом автор считает нужным повторить: "Да, она так и подумала: @@@@@@." Я не ханжа, но здесь явный перебор с ненормативной лексикой. А эпилог... Это вообще что-то настолько несуразное, что впечатление от книги было испорчено окончательно. Здесь такое нагромождение метафор, длиннот и словоблудия! Не могу сказать, что роман не понравился совсем, но пока не возникает желания продолжить читать этого автора. 

Сальников показывает нам, казалось бы, новую сторону мира: ведьмы, они же оккульттрегеры, со своими гомункулами, херувимы и бесы существуют бок о бок с нами. Но в этом фантастическом мире мы встречаем те же простые бытовые проблемы, что уже так точно были описаны в "Петровых... ". Оккульттрегеры, несмотря на свои супер-способности, мечтают о простой человеческой жизни: о чистоте в доме, о том, чтобы у детей были друзья, о спокойной работе. Интересно, что если вы беретесь за книгу, ожидая фентези, то, скорее всего, вас постигнет разочарование, а вот если воспринимать книгу как раз с реальной (социальной и бытовой) стороны, то точно получите удовольствие.
По нескольким вроде как независящим друг от друга причинам решил прочитать роман «Оккульттрегер» Алексея Сальникова. С другими его работами встречаться пока не доводилось, но теперь, после положительного в целом знакомства с автором, вероятность, что я всё-таки доберусь и до «Петровых в гриппе…», например, существенно возросла. Сейчас же - «Оккульттрегер», последний на момент написания этого отзыва роман писателя, городское фэнтези в обёртке гнетущего реализма (или гнетущий реализм в обёртке городского фэнтези).
Обычно в художественных произведениях для меня первостепенное значение имеют персонажи, поэтому начну с них. Поначалу главный герой романа, оккульттрегер Прасковья (оккульттрегер и ведьма в терминологии романа - одно и то же, также как приравнены между собой понятия беса, чёрта и демона, что не совсем корректно, но в целом допустимо), формировала скорее негативное отношение к себе, определяемое той лёгкостью, даже небрежностью, с которой она имеет обыкновение заводить, а, самое главное, завершать очередные романтические отношения. Вследствие чего возник вопрос: если она всё равно рано или поздно разрывает эти союзы, что обуславливается природой оккульттрегера (в редких случаях они заканчивались естественным путём), то зачем тогда вообще было начинать? Впрочем, в дальнейшем причина поясняется и оказывается до обидного тривиальной «тоской по телесному общению». Но интересно, как бы отреагировала Прасковья, если бы после очередного разрыва с человеком, подобного тому, что произошёл с Сашей, этот человек, например, покончил с собой? Да и другой важный персонаж книги, демон Надя, судя по, например, седьмой главе, чистотой нравов не отличается. Однако именно Надя, особенно в начале повествования, кажется наиболее симпатичным персонажем в книге: немного наивным, эмоциональным, сопереживающим и всегда готовым прийти на помощь. А её каламбуры, отчего-то критикуемые всеми подряд, на мой взгляд, напротив, очень остроумны и смешны. Например, не сразу, но оценил шутку с именованием её собак в апокалиптическом сеттинге, только пока не понял, почему Беллик - это Война.
Больше всего в романе мне понравился язык - очень живой, естественный, удивляющий, наполненный мелкими деталями и нотками ощущений. Неспешные подробные описания окружающей действительности, пусть довольно безнадёжной и серой, умиротворяют. Автор не стесняется использовать нецензурную лексику, но не абы как, а только по делу, для резкого усиления экспрессии или достижения аутентичности (и спасибо изданию, что в нём нет проклятой цензуры звёздочками!). Живой проникновенный язык, насыщенный красочными оригинальными образами - главное из-за чего к книге хочется возвращаться и снова с удовольствием погружаться в сумрачные улочки и мрачные квартиры небольшого уральского городка.
Особенности мира, в котором происходят события романа, поначалу вызывают много вопросов, однако не настолько много, чтобы интерес к чтению пропадал. Наоборот, возникает желание распутать этот клубок, разобраться что тут к чему, и автор умело способствует этому, постепенно подбрасывая намёки и подсказки. Небезынтересна основная деятельность, которой занимаются оккульттрегеры - практика переосмысления или ментального замещения, хотя не отказался бы от более наглядного сравнения ситуаций до вмешательства ведьмы и после. Очень понравилось правило регулирования возраста путём убийства и умирания - одновременно брутальное и изящное в своей естественной сбалансированности. Иллюстрирующая это правила сцена с перекачиванием возраста в десятой главе просто чудо как хороша и является, пожалуй, моей любимой во всём произведении. А особенности оккульттрегеров, связанные с воспоминаниями, потерей своих и заменой воспоминаний у других людей в новогоднюю ночь, вызывают не меньший интерес, чем, например, необходимость переосмысливать муть. Вообще события романа стартуют первого января и завершаются к следующему Новому году, поэтому, возможно, чтение «Оккульттрегера» на зимних каникулах способно обеспечить более глубокий уровень погружения.
В одной из глав в середине книги автор устами главного героя буквально проговаривает уникальные особенности его мироустройства, и поначалу это выглядит неплохо - пазл складывается более-менее окончательно, догадки подтверждаются, даже несмотря на то, что к этому моменту основные правила игры уже понятны. И читать эпизод было бы интереснее, не ознакомься я с его содержанием практически слово в слово в интервью с Сальниковым днём ранее (вот такое совпадение). Из положительного здесь можно отметить рассуждения об инвертированном балансе и современном массовом отношении к клятвам (хотя про клятвы, кажется, автор не докрутил). Однако в целом непонятно, чем вызвана необходимость в таком разжёвывании - разгадывать авторский замысел самому всё-таки интереснее. Одно дело узнать о подтверждении своих предположений из интервью, и совсем другое - из главы, выглядящей в сильной степени как рекап, то есть серия, выходящая первой по порядку во второй половине сезона после длительного перерыва и освещающая основные сюжетные повороты, произошедшие в первой половине.
К сожалению, не на все вопросы в книге даются ответы (возможно, не достаточно внимательно читал). Например, непонятно, чем определяется новое тело оккульттрегера после линьки и его предыстория. Случайность? И откуда оно берётся? Или, вот, несколько раз упоминается, но вроде как ни разу не показывается одна из важнейших составляющих работы оккульттрегера - транслирование кому-нибудь в голову переосмысленной «мути» и создание тем самым «уголька». И про престолов преступно мало информации предоставлено. Впрочем подобные недосказанности оставляют простор для фантазии, причём не только читательской, но и авторской - глядишь, и увидим когда-нибудь продолжение.
Роману свойственны преимущества и недостатки произведений с актуальными деталями: с одной стороны читателю современному комфортно встречать в обрывках фраз и в пространных рассуждениях отражение окружающей его действительности. Однако спустя десятилетия такой текст рискует устареть, поскольку естественно восприниматься и пониматься (в деталях) будет только современниками автора. С третьей стороны в тексте присутствует так любимое мной обилие многочисленных отсылок на авторов и произведения художественной культуры - песни, книги, фильмы, сериалы и так далее, причём как в прямом, так и завуалированном виде, и расшифровывать подобные неочевидные смыслы - удовольствие особого рода.
Структурно книга состоит из нескольких небольших эпизодов, следующих один из другого, и на некоторых из них хотелось бы остановиться поподробнее.
Больше всего меня выбила из колеи и, пожалуй, даже расстроила девятая глава. Мерзко от того, на что пришлось пойти Прасковье, чтобы подобраться к мути-экстрасенсу на нужное расстояние. А самое главное, непонятно, зачем нужно было заходить настолько далеко, ведь согласно предварительным сведениям достаточно было прикосновения. В конце главы выяснилось, что описанное развитие событий в первую очередь определялось намерением гомункула, но непонятно чем оно вызвано, ведь у них с Прасковьей вроде как поддерживаются неплохие отношения. И кроме мотивации гомункула, разочаровывает реакция Прасковьи на его действия - она всё поняла, но отнеслась к этому довольно ровно. Ещё удивляет отношение Прасковьи ко времени, проведённому в сознании другого человека - «как же хороши были эти отчаяние и надежды, зависть к таким же надеющимся и отчаивающимся рядом живущим людям». Что же тут хорошего?! А вот в том, чтобы «закончить всё раз и навсегда», на что ей намекнул гомункул, на самом деле нет ничего плохого. Уж явно исход получше того, что произошло (и, вероятно, время от времени происходит) с главным героем в этом эпизоде. В общем, гадкая и грязная глава, на мой вкус, непонятно, к чему она вообще. Кроме того до конца так и не понял переосмысления этой мути, а также как удалось «ментально заместить» (внушить?) экстрасенсу, что у него назначен сеанс с Милой.
Обдумывая в дальнейшем эту главу, пришёл к выводу, что ситуация выглядит чуточку лучше, если помнить, что Прасковья - всё-таки не человек, поэтому подходить к ней с человеческими мерками не совсем корректно. Поначалу это кажется слабым утешением, но если всегда держать в уме, что Прасковья, Надя и другие ключевые персонажи романа не люди, относиться к их поступкам становится легче (хотя черти считают оккульттрегеров скорее людьми, а вот херувим Сергей - напротив). И отчасти поэтому коротенькая история, показывающая персонажа, в которого преобразилась Прасковья для встречи с экстрасенсом, вызывает даже больше тоски, безнадёжности и отчаяния, чем сам эпизод встречи, наверное, потому, что эта история в ещё большей степени по сравнению с остальной книгой приближена к страшной и уродливой реальности за окном. Собственно, два этих фрагмента неразрывно связаны, и один плавно вытекает из другого.
Следующим зацепившим эпизодом стал разговор «про месть, суд и смерть» между Прасковьей и Наташей, тоже оккульттрегером, истекающий из вербального намерения Прасковьи наказать обидчиков Наташи, косвенно ответственных и за злоключения самой Прасковьи в первой половине книги (Гл. 11). И здесь принципиально не согласен с позицией Наташи по поводу ценности человеческой жизни. Например, она саркастически спрашивает у Прасковьи: «Всех обидчиков рода человеческого убивать?». Моя позиция тут - зависит от тяжести проступка. Далее: «Давай в каждую квартиру, где насилие происходит, вламываться и мужиков резать» - неплохая идея, если вина на «мужиках». «Есть вполне законные способы влиять на этих подонков» - но эти способы не работают или не достаточно справедливы, то есть величина возмездия далеко не всегда сопоставима с тяжестью проступка… в человеческом «правосудии». А вот надчеловеческие сущности, такие как оккульттрегеры, ангелы и даже бесы вполне с этим справились бы. Следующий пассаж «Человеческая жизнь бесценна. Точка», на мой взгляд, и является самым большим заблуждением. Бесценны справедливость, свобода, любовь, дружба, верность и, самое главное, отсутствие страданий, а жизнь среднестатистического человека сама по себе стоит очень немного. Наконец, Наташа заключает: «Это дикость. С этой дикостью пора завязывать», имея в виду линчевание. Но нет, дикость - это как раз отсутствие справедливого возмездия. И касательно коллективного решения расстрелять, которое она приводит в качестве аргумента - не нужно обобщать и сваливать в одну кучу человеческую косность, ограниченность, стадность и стремление к этому самому справедливому возмездию. Как итог, Наташе, только появившейся вживую на страницах книги, почти сразу же удаётся вызвать неимоверное раздражение. А с точкой зрения Прасковьи по этому вопросу практически полностью солидарен. Продолжение этого диалога происходит в шестнадцатой главе, в которой Наташа призывает к законности, суду и тюремному заключению в противоположность смерти как наказанию. Действительно, в пожизненном лишении свободы тоже что-то есть - во многих аспектах это наказание куда более суровое, чем смерть, но всё-таки не такое надёжное и универсальное. Это наказание социумом, а лишение жизни - скорее соблюдение вселенского баланса, дабы не происходило описанных в книге разрывов реальности. И радикальное предложение Наташи касательно последовательной мести, поданное в истерически-саркастическом ключе, на самом деле очень импонирует. А вот с последующим исходящим от неё обелением преступления психическим или физическим недугом не соглашусь - травма не может быть оправданием содеянного, максимум объяснением. И в завершении связанного с этим диалогом эпизода у меня более-менее окончательно сформировалось отношение к главному герою романа - Прасковья может мне не нравиться по ряду причин, но то, как она поступала и поступает со своими обидчиками, определённо вызывает восхищение и одобрение.
Ещё один довольно болезненный и даже страшный эпизод, связанный с похищением главного героя вымогателями, происходит ближе к концу книги (Гл. 15). Страшный именно своей натуралистичностью и реальностью, поскольку нет никаких сомнений, что такое может происходить в наше время и в любом месте. Тут, опять же, разочаровывает отсутствие справедливого возмездия в конце истории. И нет, справедливое возмездие в данном конкретном случае - это не «совсем плохо», как утверждает начальник Прасковьи, демон Олег, а очень даже хорошо. И кто как не надчеловеские сущности, практически не испытывающие по отношениям к людям гнева, зависти, жадности, гордыни, могут заниматься этим лучше всего? Олег вообще кажется странным персонажем. На вымогателей (наверняка являющихся и кое-кем похуже) он, значит, не злится, а на неблагополучную мать, встреченную им в супермаркете - ещё как, хотя тут ситуация объясняется скорее низким уровнем развитости населения в среднем, общим невысоким благосостоянием и отсутствием необходимости сдавать что-то вроде экзамена на возможность заводить детей. И вообще, этичность создания новой жизни - это отдельная глубокая и неоднозначная тема в отличие от физического и психологического насилия в отношении чужой, уже существующей жизни.
Завершающей аркой главных героев стал сюжетный ход с Надиной мамой - необычный, но какой-то ламповый и трогательный. Он мягко подводит историю к завершению в декорациях тепла и уюта, несколько диссонирующих с атмосферой остальной книги, но этот диссонанс не раздражает, а скорее успокаивает. А вот венчающий роман эпилог, фокусирующийся на одном из второстепенных персонажей, выглядит немного искусственным и ненужным.
Книгу читал в электронном формате (со смартфона), это довольно новый для меня опыт, и могу сказать, что первые впечатления оказались не очень позитивными - электронную книгу неудобно листать и возвращаться к прочитанным местам. Делать подробные текстовые комментарии на смартфоне тоже получается не так быстро и комфортно как на бумаге или на компьютере. Не говоря уже об отсутствии механического взаимодействия с бумажной книгой, осязания её материальности, шороха перелистываемых страниц. Но нельзя отрицать и преимущества мобильного чтения - возможность читать где угодно и стоимость, что чрезвычайно актуально в условиях постоянно дорожающих твёрдых копий. Свёрстана книга хорошо, хотя присутствует и ряд опечаток (Гл. 8, 10, 11, 13, 14 × 2, 17, 21, Э), причём интересно, что, начиная с тринадцатой главы все опечатки носят характер пропущенных слов в словосочетаниях, искажающих смысловое содержание.
«Оккульттрегер», незапланированный, но выбранный для чтения благодаря целому ряду факторов, оказался в целом достойной книгой, удачно сочетающей симпатичных персонажей, самобытность мистической составляющей и искренность слога, но несколько подпорченной некоторыми неприятными эпизодами и неоднозначной моралью.
Отечественное городское дарк-фэнтези - жанр редкий для меня, но меткий. Ничего у автора не читала ранее, но этот том просто проглотила. Несмотря на то,что в альтернативный мир уральской глубинки нас забрасывают в середине действия, без предистории, проводят через некий этап жизни главной героини и выпинывают из него на второй космической.
И хоть сама локальная история оккульттрегера-хранительницы паранормального тепла города Прасковьи понятна, становится любопытно: а что с ней было до? А что после? Даже,страшно сказать, продолжения серии хочется...Но так, без котов, тянутых за хвосты, даже лучше.
Взял Сальников человеческие особенности и наложил на паранормальные сущности. И почему-то от этого жизнь в России стала выглядеть логичнее)
Успешные, везучие, приятные люди - это,конечно, черти, демоны скромные, которые лишь завистью и питаются, а сами, в общем, добрей и спокойней прочих будут.
Ангелы на земле могут удержать человеческую форму только под воздействием сахара или спирта. И кто будет злее, похмельный или сладкоежка без шоколадки - вопрос. Ангелы-алкаши меня, конечно, больше всего порадовали. Все эти отповеди познавшего тщетность бытия, нигилистические опусы у подъездных дверей...Знакомо же, а)
На города, где ангелы и демоны живут среди людей, периодически опускается муть - это некая отрицательная, поглощающая тепло и жизненные силы субстанция, обретающая опасные и раздражающие формы: от заниженного "таза" с оглушающей музыкой под окном до серийного убийцы.
И такие, как Прасковья, оккульттрегеры эту муть силой воли перерабатывают в материальный позитив. Внешне зачуханная мать-одиночка, на чьих плечах держится расползающаяся по швам сущность всего города. Такое вот переосмысление маргинального существования. Увлекательное, на мой взгляд, устройство мира.
Про конкретные приключения Прасковьи распространяться не буду, но почему это фэнтези -тёмное, поясню. Не только алкоголизм и обшарпанный бетон маленького заводского городка его таким делают, но и мнодественные смерти - с оживлением и без. Крови и подробностей много, но они не ужасающие - в отличие от бессмысленной жестокости, которую порой проявляют самые обычные и даже благополучные люди.
Полная странноватых приключений, эта книга - хорошая аллегория того, что жить эту жизнь - всё-таки сложная, не всем дающаяся работа.
Есть в книгах Сальникова что-то такое, некое узнавание, магия момента, которая с тобой случалась когда-то. И настолько точно автору удаётся вызвать у тебя в голове подобие того, прошлого воспоминания, сконструировать это самое узнавание, что даже жутко делается. Это что-то между тоской и ностальгией, чувство, скорее неприятное, но к нему устремляешься всей своей сутью. Именно поэтому я беру не глядя любую новинку, выскочившую из-под пера своего земляка из города Бесов.
В «Оккульттрегере» автор поддерживает имидж «нечестивого» Урала, населённого всякой чертовщиной, что, наверное, наследует у Хозяйки медной горы, Данилы-мастера, Синюшки, Серебрянного копытца и прочей бажовской братии. Мир остывающих городов довольно логично обрисован (хотя остаётся вопрос, а кто обогревает деревни, пгт и прочие колхозы - не дед же Василий с баяном), приключения чертей, херувимов и оккульттрегеров с гомункулами вплетаются в бытовую хтонь довольно удачно, диалоги оригинальные и в то же время не бессмысленные. Что мне не понравилось, так это невнятные оборванные сюжетные линии, например, Егора и Прасковьи (зачем это было, почему, в чем смысл), эпилог, как пришитый к детородному женскому органу рукав, неинтересная интрига с киднеппершей (вообще роман богат интригами, у которых размах на миллион, а удар на копейку - особенно остро это ощущается при «переосмыслении мути»). Конкретно этот роман написан, как мне показалось, на уровне «Опосредованно» - для уже влюбленных в творчество Сальникова, а «Отдел» и, конечно, «Петровы в гриппе» получились более удачными и подходящими для знакомства со стилем автора. И последнее: зима в книгах Сальникова до озноба в коленках реалистичная уральская настолько, что я даже не знаю, продал ли автор душу Деду Морозу за такой яркий талант живописания этого времени года, или же его в раннем детстве похитила Снежная королева, но в любом случае это то, что отлично подходит к кружечке горячего чая поздним вечером. Наслаждайтесь.
Прекрасная. Мне понравилась больше, чем "Петровы". Легкий, но глубокомысленный стиль; очень совершенная, ироничная, философская. Читала дважды: один раз сама себе, второй раз - мужу. Оба в восторге! Читала в рамках читательского голосования Премии "Большая книга"; угадала, что не возьмет приз. Я тоже отдала предпочтение другому произведению, Но "Оккульттрегер" еще себя покажет. Его надо осмысливать. Классная современная проза!
Данный роман чем-то напомнил мне современную конфету: фантик красивый, яркий, заманчивый, а внутри гадость гадостью, муть мутью. Сальников - автор "Петровых в гриппе", а вот "Оккульттрегер" не совсем получился. Вроде бы и задумка хорошая: все эти херувимы, демоны, муть. Но слишком много воды: много житейских разговоров в прикуску с алкоголем, много отсылок в прошлое, много намёков на будущее, которое героям еще предстоит, а мы уже это пережили. А образ оккульттрегера и гомункула, которые каждые четыре месяца предстают в новом виде матери-одиночки с ребенком в одном и том же многоквартирном доме, к сожалению, уже никого не удивляет, это стало обыденным. А в теории Сальникова так и вообще на них весь мир держится: они муть переосмысливают, за счет "угольков" поддерживают достаточный уровень тепла в вверенном им городе.
И всё бы хорошо, если бы не было так грустно...
Автор очень старается к финалу все-все объяснить и этим для меня смазывает финал. Это уже третья книга из прочитанных мной книг Сальникова и третий раз думаю, что лучше бы он оставил все без объяснений, "нипочему".
В общем, было интересно, но автор "не мой", ставлю точку.
Знаменитых «Петровых в гриппе» я, признаться, дочитать не смогла. Наверное, не ко времени пришлась книга. А «Оккультреггер» вполне себе понравился. Все эти демоны, ведьмы и херувимы с гомункулами очень хорошо вписались в атмосферу беспросветности маленького уральского городка. Может и правда, это особенности русской реальности, как говорит Сальников? «У нас люди от депрессняка, если его углублять и расширять, начинают получать своеобразное удовольствие. Чем беспросветнее, тем светлее». Вот и сражаются, как могут, с извечной русской хтонью оккультреггеры, перерабатывают негатив в позитивные эмоции. А я-то думаю, чего у нас что ни неделя, то вечно фестиваль мёда какой-нибудь… а оказалось вона чего, городские депрессии канализируются.

Не скажу, что я в полном восторге от этой книги. Местами утомлял перебор с красивостями языка, местами – какая-то бессмысленная беготня героев. Иногда просто хотелось, чтоб автор хоть одну линию до конца довёл, а не метался в сумбуре. Эпилог – совсем не оценила. Так и не поняла, к чему это было??? Но что однозначно понравилось – общая атмосфера романа. Чем-то напоминает магический реализм латиноамериканских авторов, особенно в первой половине книги. Когда тебе ничего не объясняют, картину мира создаешь по обрывкам диалогов. Да и люблю я когда автор умеет сделать всю эту магию фоном, а на первый план вывести простую городскую обыденность. Да ещё и написать об этой обыденности так, чтобы читать интересно было. В общем, буду дальше знакомиться с автором, глядишь, дело и до «Петровых» дойдет.
Читать не спеша, вдумчиво. Иначе рискуете запутаться кто есть кто и откуда взялся. Любопытно и интересно, рекомендую.

Ваше сообщение по теме:

Внимание! Если Вы видите значок с подарком - рядом с блоком цены магазина, кликните на него и получите информацию о том, как получить существенную скидку!

Прямой эфир

Рецензия недели

Федра. Пьеса Жана Расина в постановке Московского Камерного театра Александра Таирова

«Федра. Пьеса Жана Расина в постановке Московского Камерного театра Александра Таирова» Жан Расин

Как много, оказывается, я упустила, не читая пьес Жана Расина. После «Федры», которая признается апогеем творчества поэта, Расин практически перестал писать. Пьеса основана на... Читать далее

malinochka malinochka5 дней 7 минут назад

Все рецензии

Реклама на проекте

Поддержка проекта BookMix.ru

Что это такое?