Отзывы о книге Чагин

Внимание! Если Вы видите значок с подарком - рядом с блоком цены магазина, кликните на него и получите информацию о том, как получить существенную скидку!

Евгений Водолазкин - автор романов "Лавр", "Авиатор", "Соловьёв и Ларионов", "Брисбен", "Оправдание Острова", сборников короткой прозы "Идти бестрепетно" и "Инструмент языка", лауреат премий "Большая книга", "Ясная Поляна" и "Книга года". Его книги переведены на многие языки.Исидор Чагин может запомнить текст любой сложности и хранить его в памяти как угодно долго. Феноменальные способности становятся для героя тяжким испытанием, ведь Чагин лишен простой человеческой радости - забывать. Всё, к чему он ни прикасается, становится для него в буквальном смысле незабываемым.Всякий великий дар - это нарушение гармонии. Памяти необходимо забвение, слову - молчание, а вымыслу - реальность. В жизни они сплетены так же туго, как трагическое и комическое в романах Евгения Водолазкина. Не является исключением и роман "Чагин". Среди его персонажей - Генрих Шлиман и Даниель Дефо, тайные агенты, архивисты и конферансье, а также особый авторский стиль - как и всегда, один из главных героев писателя. Показать

Обсуждение книги «Чагин»

Очень многослойный роман. Разноракурсная подача описываемых событий способствует неспешному путешествию по временным отрезкам жизни Чагина. Путешествию с остановками на вдох/выдох, на время подумать/поразмышлять, да и вообще, на принятие решения продолжать или нет чтение книги... Но однозначно продолжать, роман с послевкусием. Язык Водолазкина прекрасен: лиричен и ироничен одновременно.

Если бы я верила в знаки, которые нам подбрасывает мироздание, то уже пора была бы готовиться к Альцгеймеру – уж больно часто в последнее время я встречаю в литературе тему потери памяти и осознания себя через воспоминания других. Но я ни во что не верю, и ничего не боюсь, я – бессмертный пони))) Потому и читаю эти книги – просто как книги, и оцениваю обычным обывательским взглядом – понравилось/не понравилось.

Первая часть романа – Дневник Чагина – мне безусловно понравилась. Мы сначала поверхностно знакомимся с героем, сразу видим его отстраненность от мира, а дальше начинаем все больше узнавать этого «человека в футляре». Мне очень понравился язык первой части, полный незлобной иронии:

Я приподнял матрас, под ним – панцирная сетка. Легкое разочарование: хотелось чего-то другого. Гвоздей, допустим – как и положено аскету.

Однако, этот самый юмор не дает понять – то ли Чагин действительно не понимал, что его вербуют, то ли отлично понимал, на что его подписывают «сотрудники библиотеки»

Библиотека – куда более тревожное место, чем можно было бы ожидать.

И согласие свое он дает как-то играючи: «в безопасности библиотек он не видел ничего предосудительного». Но в дальнейшем он чувствует, что подписал договор с дьяволом, и видит себя предателем, свой черный портрет воспринимает как обличение. Исидор мучается: «он видел свое изрезанное сердце, из которого, как из сжатой пальцами губки, сочилась кровь»... И Водолазкин усиливает этот эффект, вводя повторения. Роковое слово «согласен», кажется, просто преследует Чагина в этот момент его жизни: и в дневниках Шлимана и в разговорах с Верой.

Вообще, этот стилистический прием – усиливать при помощи повторений - автор использует на протяжении всего романа, вот только те моменты, которые мне особенно бросились в глаза (и даже скажу, раздражали):

- Николай Иванович – Николай Петрович (и двойные имена торговцев чаем у Шлимана);

- Дневник Шлимана – Дневник Чагина «вы считаете, дневники пишут для себя?»;

- Ленин и печник – и агент Печников, по происхождению из семьи печников

- Предательство Чагина – предательство Альберта;

- Туалет, куда Исидор сбежал, когда подошел решающий момент, но который не избавил его от предательства – и туалет, через который он таки сбежал в Лондоне;

- Лондон – Питер, кладбища, реки, библиотеки;

- Сестра Мещерского Маргарита – дочка Веры Аля с общим для них столичным снобизмом;

- Сестры-близнецы Тина и Дина Барковские…

Можно еще много перечислять, но вот эти двойняшки – вообще апофеоз двойственности. Причем мне совершенно непонятно – зачем они вообще были? Как будто только лишь для того, чтобы еще раз использовать дубль, усилить Чагинское особое отношение к повторениям.

Сложность для Исидора представляло любое сходство – будь то слова, цифры или события… сходные обстоятельства переводят воспоминания Исидора на параллельный путь.

Спицын объясняет, что «это свойство человеческой памяти. Просто у вас оно выражено острее, чем у других. По большому счету, это отражает связанность всего на свете, потому что мир Божий – един». Такое же единство чувствует и архивист Мещерский: «занимаясь Дневником Чагина, я почувствовал, что события его жизни могут войти в резонанс с моими».

И эти двойственные девушки – Вера и Ника… Честно говоря, я (по читательской своей деформации склонная к фантастическим поворотам сюжета) ждала, что они сольются в одну, в Веронику, какую-то путешественницу во времени, обреченную скитаться по хронопетлям со времен Трои… Не судите строго мой бред, ибо и у Волоазкина бреда в книге много, например, полностью вторая часть романа, представляющая записки сумасшедшего агента-пожарника-библиотекаря-печника…

Нда, как я уже говорила выше, мне очень понравилась первая часть книги. И последняя (за исключением финальных фраз, после которых резонно возникает вопрос – «Это что?? Типа конец???»). А вот записки из дурдома и эстрадные приключения – не понравились. И для сюжета они не очень нужны (основной конфликт уже случился), и для понимания характера героя, и даже юмор в этой части романа уже не тот (например, фразочка «повышенный интерес к алкоголю» выглядит не столько изящной, сколько искусственной).

А самое главное, что меня разочаровало – я вынесла из рецензий нашего клуба КОК. Я знаю за собой, что не люблю аллюзий-метафор-отсылок к мифам и притчам, не люблю, когда после прочтения книги надо искать интервью автора, чтобы понять, что же все-таки он хотел сказать. Поэтому ставлю «Чагину» всего лишь 3 балла, но продолжаю любить Водолазкина за «Авиатора».

xuxa1

Не читала

Водолазкин всегда для меня был сложным. Я несколько раз подбиралась к Лавру, но так и не осилила его. А тут мне порекомендовали почитать Чагина и мне понравилось. Роман действительно хорош, многослойный, с оригинальным развитием событий, достаточно легко читается. 

"Ну и гадость эта ваша заливная рыба" (с)

и еще

"Всяк другого мнит уродом, несмотря, что сам урод" (с)

вот примерно такое впечатление после книги.

Да, первая часть читается легко и с интересом, но частей, увы, четыре, а интерес и легкость кончились в первой части.

Итоговый вывод автора: если человек г*но и всю жизнь вел себя соответственно, но позаботился придумать себе биографию о том, каким он хотел быть, но не стал, потому что "ведь замысел человека - это самое точное его, человека, отражение. А на результате лежит проклятие реальности", то не такое уж он и г*но. Хороший даже человек, уважаемый и достойный сожаления. Особенно если успел перед смертью подчистить за собой в архиве и сжечь дневники. 

Вывод этот заставил меня просто о...неметь, простите, так что рецензию не осилю, напишу многоспойлерный отзыв.

Спойлеры:

Как я и ожидала, по отношению к "Авиатору" "Чагин" мной воспринят как что-то вторичное. Слишком много тех же самых мыслей и рефлексий, НО! (огромное такое "но) - в новой книге нет прекрасных авиаторских деталек быта, и интересных описательств. Сильнее брызжет слюна в дедушку Ленина и власть Советов. Страннее персонажи. Прямо сильно странные, даже которые не официальные психи со справкой. Например, сцена мордобития в хорошей, любящей, интеллигентной питерской семье и размазывание торта - шок контент. И если он сестру мог ударить, он и Нике потом заедет, если что не по нему. 29 годиков, "сокровище" залежалое - Ника, не возвращайся!!!

Если в "Авиаторе" автор подкупающе сильно любил своего героя и это искупало многие грехи эгоистичного надутого персонажа, то здесь отношение  автора к герою такое... непонятное. Мне кажется причина в стремлении оправдать то, что не оправдывается никак. 

Точно не любовью. Как раз если бы полюбил, шлиманцев не сдал бы. А то что соперника не раскрыл - не благородство, а месть Вере: "Я тебе плохой? Ну на вот, поживи с хорошим".


    Удивило, что в финале из Веры сделали такую одноногую собачку, чтобы жальче было. Квартирные обстоятельства стесненные, муж одну с ребенком бросил... эм, минуточку, изначально же была любимой дочкой с хорошей жилплощадью, у отца - своя мастерская, он известный художник... поцелуи мамочки-папочки в губы, красавица, отличница, все такое. Почему вдруг мутировала в сироту казанскую? И вишенкой на торте дом престарелых и неизлечимое заболевание. Корейские дорамщики одобрительно кивают: как без заболевания? Кто ж ее пожалел бы, если б она и второго стукача-предателя послала, отсудила кооперативку (с папиными-то связями партийного портретиста) и счастливо прожила, отдав дочку замуж и разведя сорок котиков?

    Никуда не годится и оправдание героя Водолазкиным в интервью: "Он слишком молодой и не знал, что предавать нельзя". Минуточку. Выпускник ! философского факультета до такой степени не развит морально и эмоционально, что не знает детских "ябеда-корябеда", "доносчику первый кнут" и прочего?! Житель Иркутска не в курсе суровой реальности? Ведь не в розовопонии жил, наверняка видел и ссыльных, и пересыльных, и всяких. (мысль в бок: а как он мог Гомера не читать до выпускного? На филфаке нет античной литературы? Серьезно?)

      Еще не понравилась попытка автора оправдать Чагина невменяемостью. То есть не попытка, а... то он вменяем и дееспособен, а то его описывают чуть ли не как братика из "Человек дождя", то опять дееспособен. Хотелось бы, чтобы дееспособность была четче заявлена или наоборот. 

      Да какое наоборот?! Скажите честно: эгоистичный жадный тип, который за квартиру в Питере не задумываясь согласился подвести под расстрел группу эстетствующих балбесов. И то, что изо всей группы пострадал только руководитель кружка, вообще-то странно. Я ждала, что кроме стукачей, всех в той или иной степени загребут, включая Веру. А получилось как-то деликатно даже, особенно на фоне декларируемой автором кровавой гэбни.

      Кстати, "оборот", в который взяли героя спецслужбы, у прочих стукачей должен вызывать лютую зависть и слюноотделение: и квартира, и работа такая и работа сякая (все с хорошими зарплатами), и на рыбалки возят, и после одного "дела" больше ничего не заставляют... ну только что морду вареньем не помазали.

      ЗЫ. всю книгу думала: а какой бы востоковед был! хоть китайские иероглифы учи с такой памятью, хоть японские...

      Больше всего мне не понравилось в этой книге то, что мне пришлось её делить с таким количеством других людей, которые её так дружно ругали. Ругали всё время фоном, пока я читала, и это мешало мне. Но  книга оказалась всё же сильнее этих глумливых речей и я рыдала над всей последней главой (то есть четвёртой частью). И третья глава - та, что написана артистом Григом, была не слабее четвёртой. Лишь написанное от лица Николая (то ли Ивановича, то ли Петровича) было нелегко для восприятия - пока я не просекла, что это записки сумасшедшего. Да, в начале книги мне было скучновато, но так бывает часто и зависит от книг, прочитанных накануне и, конечно, от унаследованного от них настроения. А "Чагин" - он такой, что я теперь даже не знаю, как можно что-то после него читать - что-то другое - в смысле, по стилю, по ритму, по наполненности, по силе проникновения. А писать сейчас отзыв - та ещё задача - о чём я ни подумай - ловлю себя на том, что пытаюсь отвечать предыдущим ораторам и злюсь на себя за это. Всё, о чём я, может быть хотела бы упомянуть с восторгом, уже упомянуто другими без оного. При чём тут Водолазкин? Короче, остаётся сказать интересующимся книгой людям и решающим для себя - читать или нет: читайте!  Может быть, книга впустит Вас в себя, откроется, как открылась мне и Вы сможете написать о ней хорошо и искренне. 

      Прекрасная книга о человеческой жизни. Даже не так. О жизни человеческой. Где взлеты и падения, любовь и боль, рутина и форс-мажорные обстоятельства, фантазия и быль чередуются, рифмуются, переплетаются в уникальный узор, формируя неповторимый образ главного героя. И его мечты. Мечты - как флага, как символа, как девиза, как смысла его существования.
      Есть о чем подумать, есть чему улыбнуться, есть о чем вздохнуть с печалью.
      И стремиться к чему тоже есть.
      Не знаю, что сказать, а ведь мне ещё писать белую метку…
      Я не читала других отзывов до прочтения, только видела, что «Чагина» читали по-очереди мои знакомые. Из этого сделала вывод, что книга интересная.
      Но, оказалось, что произведение Водолазкина наименее правдоподобно и интересно, чем хотелось бы. А события странно перемешаны. Например, у меня не укладывается, как весь такой строгий Как счетчик Исидор мог стать артистом-шутом и повестись то ли на Тину, то ли на Дину.
      Не знаю, реально ли отказаться от своих истинных воспоминаний и написать себе новую оправдательную историю, хотя это полезное решение.
      В-общем, книга скорее не понравилась. Ожидала я чего-то другого

      Ваше сообщение по теме:

      Внимание! Если Вы видите значок с подарком - рядом с блоком цены магазина, кликните на него и получите информацию о том, как получить существенную скидку!

      Прямой эфир

      Рецензия недели

      Утопия-авеню

      «Утопия-авеню» Дэвид Стивен Митчелл

      Я очень не музыкальна. Я не разбираюсь в стилях, направлениях, в исполнителях. Кроме семи нот и понимания, что какие-то там доли и такты существуют, не знаю ничего о музыкосложении. И уж... Читать далее

      vosto4ny_veter vosto4ny_veter6 дней 5 часов 15 минут назад

      Все рецензии

      Реклама на проекте

      Поддержка проекта BookMix.ru

      Что это такое?