Татьяна Догилева

  • Татьяна Догилева: Книжные советы эмоционального читателя



    Перечень книг, которыми я зачитывалась в детстве, достаточно стандартен. Как и все, я читала Носова и его "Незнайку". Но больше всего на меня действовали многочисленные патриотические рассказы, которых в моём детстве было очень много. Помню, как меня потряс рассказ "Честное слово" Леонида Пантелеева, где главный герой дал честное слово стоять в карауле, а его товарищи по игре про это забыли. Мне это было понятно: если дал честное слово, надо стоять. И как я была потрясена, когда мне один мальчик в школе тоже дал "честное ленинское", а потом обманул. Для меня тогда весь мир рухнул!
    Вторая категория книг, которые производили неизгладимое впечатление в детстве и юности, – это, конечно, книги про любовь. Помню, какие сильные эмоции вызывала "Одиссея капитана Блада" Рафаэля Сабатини. Это же невозможно прекрасное всё: Ямайка, пираты, Арабелла, любовь.
    Можете считать, что это слишком тривиально, но лучше всех про любовь писал Уильям Шекспир. Мы читали "Ромео и Джульетту", а затем смотрели её – знаменитый итальянский фильм Франко Дзеффирелли. В 14 лет он меня просто оглушил, я так ревела, когда герои умирали. И хотя в СССР не было иностранной прессы, я умудрялась собирать фотографии исполнителей главных ролей, Леонарда Уайтинга и Оливии Хасси.
    Когда в моей жизни появился Габриэль Гарсиа Маркес, это было землетрясение и головокружение, абсолютно новый строй и новый язык. И он, конечно, оглушил. Чтение "Ста лет одиночества" и "Осени патриарха" – это когда тебя выписанные автором образы прибивают к земле.
    В моей жизни бывают периоды, когда я запоем читаю Уильяма Фолкнера или Курта Воннегута. Очень люблю "Город" Фолкнера, это прекрасная тяжёлая проза. Только он может сказать что-то вроде "её лицо не было ни печальным, ни грустным, на нём просто лежала печать проклятья". И всё. И добавить нечего. Просто потрясающе.
    Я люблю читать мемуары и воспоминания, я свято им верю. Как-то мне попалась биография Анны Керн. Оказывается, её жизнь была просто ужасающей. Муза Пушкина вышла вторым браком замуж за гусара, который был вынужден уйти из полка. Она прошла через унижения и осуждение общества, а кончили они в жуткой нищете. И я очень хорошо запомнила фразу Керн: "Только бедняки умеют так радоваться природе. Богатым это чувство недоступно".
    Источник
    ответить

Ваше сообщение по теме:

Для оформления текста и вставки изображений используйте панель инструментов.