Письмо Иосифа Дицгена Карлу Марксу

  • Иосиф Дицген - рабочий, самостоятельно усвоивший в адекватной форме философское учение Карла Маркса. Философские произведения Иосифа Дицгена остаются важнейшей частью философского наследия современности.



    Милостивый государь!

    Прошу Вас разрешить мне, не знающему Вас лично, принести вам свою глубокую благодарность за неоценимые услуги, которые вы оказали своими исследованиями как для науки, так и для рабочего класса. Уже в ранней юности, когда я мог скорее только предполагать об исключительно богатом содержании ваших сочинений, чем понимать их, я был пленен ими, не мог оторваться от них, читал и перечитывал их, пока в надлежащей мере не уяснил их себе. Воодушевление, которое возбудило во мне изучение Вашего только что вышедшего в Гамбурге труда[1], побуждает меня к несколько нескромной настойчивости - засвидетельствовать вам свою признательность, почтение и благодарность. В свое время я усердно изучал вышедший в Берлине первый выпуск «К критике политической экономии» и признаюсь, что никогда ни одна книга, как бы объемиста она ни была, не дала мне столько новых, положительных знаний и не была так поучительна, как эта маленькая тетрадь. С большим нетерпением ожидал я продолжения. Вы впервые в ясной, неоспоримой и научной форме показали, к чему приведет сознательная тенденция исторического развития, а именно - к подчинению доселе слепой стихийной силы процесса общественного производства человеческому сознанию. Вы раскрыли значение этой тенденции, Вы способствовали прояснению взгляда, что наше производство бессознательно, - вот в чем Ваша бессмертная заслуга! Со временем Вы достигнете всеобщего признания. Между строк Вашего труда чувствуется, что Ваше глубокое экономическое учение опирается на прочные философские предпосылки.

    Я затратил много труда на изучение философии, и я не могу подавить своего желания, - доведя до Вашего сведения, что я только кожевник, получивший элементарное образование, - вкратце сообщить Вам о моих научных исканиях.

    С самого начала я стремился к систематическому мировоззрению. Людвиг Фейербах указал мне путь. Но все же многим я обязан собственной работе, - так что я решаюсь сказать о себе: всеобщие явления, природа общего начала, или «сущность вещей», мне теоретически ясны . Что мне еще остается исследовать,- это частные явления. Но так как мне известны некоторые из них, то я говорю себе, что знать все - это слишком много для одного человека.

    Основа всякой науки - познание мыслительного процесса.

    Мыслить - это значит из чувственных данных, из частного, выводить общее.

    Чувственное явление образует необходимый материал мышления. Оно должно быть дано до обнаружения сущности, всеобщего или абстрактного. Понимание этого факта заключает в себе разрешение всех философских загадок. Например, вопрос о начале и конце мира не относится уже больше к науке, если мир может быть только предпосылкой мышления или знания, но не их результатом.

    Сущность мысли сводится к числу. Все логические различия чисто количественны. Всякое бытие есть более или менее устойчивая видимость, всякая видимость - более или менее устойчивое бытие.

    Все причины суть действия, и наоборот. В пределах ряда следующих, друг за другом явлений всеобщее предшествующее является причиной. Например, вследствие выстрела из пяти птиц улетают четыре. Значит, выстрел есть причина того, что четыре улетели, а неустрашимость - причина того, что одна осталась. Наоборот, если улетит одна, а четыре останутся сидеть, то причиной бегства окажется уже не выстрел, а пугливость. Один знаменитый физик пишет: «Мы не можем воспринимать самую теплоту; только по явлениям мы заключаем о существовании в природе этого агента». Я же, наоборот,- из невоспринимаемости «самой теплоты» заключаю об отсутствии этого агента, причем явления или действия теплоты я принимаю за материальное содержание, из которого сознание образует абстрактное понятие теплоты. Если, не смешивая понятий, мы назовем конкретное и чувственное материей, тогда абстрактное содержание его будет силой. При взвешивании товаров измеряют в фунтах вес, силу тяготения, не принимая в соображение материю. Пошлый Бюхнер говорит: «То, что мне теперь нужно, - это факты», но он не знает, что ему нужно. Наука имеет дело не столько с фактами, сколько с объяснением фактов, не с материей, но с силой. Хотя в действительности сила и материя тождественны, все же попытка их разграничить, отделить частное от общего, более чем понятна. «Нельзя видеть силу». Да, но самое зрение и то, что мы видим, это чистая сила. Конечно, мы видим не «самые» вещи, но только их действие на наши глаза. Материя непреходяща - это означает только то, что она существует везде и во все времена. Материя дана в явлениях, а явления материальны. Различие между явлением и сущностью чисто количественное. Мыслительная способность соединяет многое в одно, части - в целое, преходящие явления - в непреходящие, акциденции - в субстанцию.

    Мораль. Под моралью понимают те мотивы, которые усваиваются человеком в целях собственного благополучия и благополучия окружающих людей. Число и степень этих мотивов определяются различными лицами и общественными группами по-разному. Раз дана общественная группа - мышление должно только отделить общее право от частного права. Что такое цель? Что такое средство? По отношению к отвлеченному человеческому благу все цели - средства, и в этом смысле положение «цель оправдывает средства» неопровержимо.

    Мне кажется, что у меня столько новых данных, что, если бы не недостаток образования, я написал бы научный труд на эту тему.

    Простите меня, что я решился занять Ваше время и внимание. Я полагал, что Вам могло быть приятно удостовериться, что философия рабочего яснее нашей обычной современной профессорской философии. Ваше одобрение было бы для меня гораздо ценнее, чем если бы какая-либо академия захотела избрать меня своим членом.

    Я кончаю повторным заверением, что я горячо сочувствую Вашей деятельности, далеко выходящей за пределы нашей эпохи. Социальный прогресс, борьба за господство рабочего класса интересуют меня больше, чем мои личные, частные дела. Я жалею только, что не могу принять более деятельного участия в этой борьбе. Allons, enfants de la patrie![2]

    Иосиф Дицген, мастер Владимирской кожевенной фабрики.

    Васильевский остров, С.-Петербург.
    24 октября (7 ноября) 1867 г.

    [1] Имеется в виду первый том «Капитала».

    [2] Дети родины, вперед!

    Текст воспроизведен по изданию: Дицген Й. Избранные философские сочинения. - М., 1941. С. 236 - 238.
    ответить

Ваше сообщение по теме:

Для оформления текста и вставки изображений используйте панель инструментов.