Эдуард Асадов

  • Когда мне встречается в людях дурное

    Когда мне встречается в людях дурное,
    То долгое время я верить стараюсь,
    Что это скорее всего напускное,
    Что это случайность. И я ошибаюсь.

    И, мыслям подобным ища подтвержденья,
    Стремлюсь я поверить, забыв про укор,
    Что лжец, может, просто большой фантазер,
    А хам, он, наверно, такой от смущенья.

    Что сплетник, шагнувший ко мне на порог,
    Возможно, по глупости разболтался,
    А друг, что однажды в беде не помог,
    Не предал, а просто тогда растерялся.

    Я вовсе не прячусь от бед под крыло.
    Иными тут мерками следует мерить.
    Ужасно не хочется верить во зло,
    И в подлость ужасно не хочется верить!

    Поэтому, встретив нечестных и злых,
    Нередко стараешься волей-неволей
    В душе своей словно бы выправить их
    И попросту «отредактировать», что ли!

    Но факты и время отнюдь не пустяк.
    И сколько порой ни насилуешь душу,
    А гниль все равно невозможно никак
    Ни спрятать, ни скрыть, как ослиные уши.

    Ведь злого, признаться, мне в жизни моей
    Не так уж и мало встречать доводилось.
    И сколько хороших надежд поразбилось,
    И сколько вот так потерял я друзей!

    И все же, и все же я верить не брошу,
    Что надо в начале любого пути
    С хорошей, с хорошей и только с хорошей,
    С доверчивой меркою к людям идти!

    Пусть будут ошибки (такое не просто),
    Но как же ты будешь безудержно рад,
    Когда эта мерка придется по росту
    Тому, с кем ты станешь богаче стократ!

    Пусть циники жалко бормочут, как дети,
    Что, дескать, непрочная штука — сердца…
    Не верю! Живут, существуют на свете
    И дружба навек, и любовь до конца!

    И сердце твердит мне: ищи же и действуй.
    Но только одно не забудь наперед:
    Ты сам своей мерке большой соответствуй,
    И все остальное, увидишь,- придет!
    ответить
  • Не привыкайте никогда к любви!
    Не соглашайтесь, как бы ни устали,
    Чтоб замолчали ваши соловьи
    И чтоб цветы прекрасные увяли.

    И, главное, не верьте никогда,
    Что будто всё проходит и уходит.
    Да, звёзды меркнут, но одна звезда
    По имени Любовь всегда-всегда
    Обязана гореть на небосводе!

    Не привыкайте никогда к любви,
    Разменивая счастье на привычки,
    Словно костёр на крохотные спички,
    Не мелочись, а яростно живи!

    Не привыкайте никогда к губам,
    Что будто бы вам издавна знакомы,
    Как не привыкнешь к солнцу и ветрам
    Иль ливню средь грохочущего грома!

    Да, в мелких чувствах можно вновь и вновь
    Встречать, терять и снова возвращаться,
    Но если вдруг вам выпала любовь,
    Привыкнуть к ней - как обесцветить кровь
    Иль до копейки разом проиграться!

    Не привыкайте к счастью никогда!
    Напротив, светлым озарясь гореньем,
    Смотрите на любовь свою всегда
    С живым и постоянным удивленьем.

    Алмаз не подчиняется годам
    И никогда не обратится в малость.
    Дивитесь же всегда тому, что вам
    Заслужено иль нет - судить не нам,
    Но счастье в мире всё-таки досталось!

    И, чтоб любви не таяла звезда,
    Исполнитесь возвышенным искусством:
    Не позволяйте выдыхаться чувствам,
    Не привыкайте к счастью никогда.
    ответить
  • "Разрыв"

    Битвы словесной стихла гроза.
    Полные гнева, супруг и супруга
    Молча стояли друг против друга,
    Сузив от ненависти глаза.

    Все корабли за собою сожгли,
    Вспомнили все, что было плохого.
    Каждый поступок и каждое слово -
    Все, не щадя, на свет извлекли.

    Годы их дружбы, сердец их биенье -
    Все перечеркнуто без сожаленья.
    Часто на свете так получается:
    В ссоре хорошее забывается.

    Тихо. Обоим уже не до споров.
    Каждый умолк, губу закусив.
    Нынче не просто домашняя ссора,
    Нынче конец отношений. Разрыв.

    Все, что решить надлежало,- решили.
    Все, что раздела ждало,- разделили.
    Только в одном не смогли согласиться,
    Это одно не могло разделиться.

    Там, за стеною, в ребячьем углу
    Сын их трудился, сопя, на полу.
    Кубик на кубик. Готово! Конец!
    Пестрый, как сказка, вырос дворец.

    - Милый! - подавленными голосами
    Молвили оба.- Мы вот что хотим...-
    Сын повернулся к папе и маме
    И улыбнулся приветливо им.

    - Мы расстаемся... совсем... окончательно...
    Так нужно, так лучше... И надо решить,
    Ты не пугайся. Слушай внимательно:
    С мамой иль с папой будешь ты жить?

    Смотрит мальчишка на них встревоженно.
    Оба взволнованны... Шутят иль нет?
    Палец в рот положил настороженно.
    - И с мамой и с папой,- сказал он в ответ.

    - Нет, ты не понял! - И сложный вопрос
    Каждый ему втолковать спешит.
    Но сын уже морщит облупленный нос
    И подозрительно губы кривит...

    Упрямо сердце мальчишечье билось,
    Взрослых не в силах понять до конца.
    Не выбирало и не делилось,
    Никак не делилось на мать и отца!

    Мальчишка! Как ни внушали ему,
    Он мокрые щеки лишь тер кулаками,
    Понять не умея никак: почему
    Так лучше ему, папе и маме?

    В любви излишен, друзья, совет.
    Трудно в чужих делах разбираться.
    Пусть каждый решает, любить или нет?
    И где сходиться и где расставаться?

    И все же порой в сумятице дел,
    В ссоре иль в острой сердечной драме
    Прошу только вспомнить, увидеть глазами
    Мальчишку, что драмы понять не сумел
    И только щеки тер кулаками.
    ответить
  • Как много тех, с кем можно лечь в постель,
    Как мало тех, с кем хочется проснуться…
    И утром, расставаясь обернуться,
    И помахать рукой, и улыбнуться,
    И целый день, волнуясь, ждать вестей.

    Как много тех, с кем можно просто жить,
    Пить утром кофе, говорить и спорить…
    С кем можно ездить отдыхать на море,
    И, как положено – и в радости, и в горе
    Быть рядом… Но при этом не любить…

    Как мало тех, с кем хочется мечтать!
    Смотреть, как облака роятся в небе,
    Писать слова любви на первом снеге,
    И думать лишь об этом человеке…
    И счастья большего не знать и не желать.

    Как мало тех, с кем можно помолчать,
    Кто понимает с полуслова, с полу взгляда,
    Кому не жалко год за годом отдавать,
    И за кого ты сможешь, как награду,
    Любую боль, любую казнь принять…

    Вот так и вьётся эта канитель —
    Легко встречаются, без боли расстаются…
    Все потому, что много тех, с кем можно лечь в постель.
    И мало тех, с кем хочется проснуться.

    Как много тех, с кем можно лечь в постель…
    Как мало тех, с кем хочется проснуться…
    И жизнь плетёт нас, словно канитель…
    Сдвигая, будто при гадании на блюдце.

    Мы мечемся: – работа…быт…дела…
    Кто хочет слышать- всё же должен слушать…
    А на бегу- заметишь лишь тела…
    Остановитесь…чтоб увидеть душу.

    Мы выбираем сердцем – по уму…
    Порой боимся на улыбку- улыбнуться,
    Но душу открываем лишь тому,
    С которым и захочется проснуться…
    ответить
  • Сегодня я слово хочу сказать
    Всем тем, кому золотых семнадцать,
    Кому окрыленных, веселых двадцать,
    Кому удивительных двадцать пять.

    По-моему, это пустой разговор,
    Когда утверждают, что есть на свете
    Какой-то нелепый, извечный спор,
    В котором воюют отцы и дети.

    Пускай болтуны что хотят твердят,
    У нас же не две, а одна дорога.
    И я бы хотел вам, как старший брат,
    О ваших отцах рассказать немного.

    Когда веселитесь вы или даже
    Танцуете так, что дрожит звезда,
    Вам кто-то порой с осужденьем скажет:
    - А мы не такими были тогда!

    Вы строгою меркою их не мерьте.
    Пускай. Ворчуны же всегда правы!
    Вы только, пожалуйста, им не верьте.
    Мы были такими же, как и вы.

    Мы тоже считались порой пижонами
    И были горласты в своей правоте,
    А если не очень-то были модными,
    То просто возможности были не те.

    Когда ж танцевали мы или бузили
    Да так, что срывалась с небес звезда,
    Мы тоже слышали иногда:
    - Нет, мы не такими когда-то были!

    Мы бурно дружили, мы жарко мечтали.
    И все же порою - чего скрывать!-
    Мы в парты девчонкам мышей совали,
    Дурили. Скелетам усы рисовали,
    И нам, как и вам, в дневниках писали:
    "Пусть явится в срочном порядке мать!"

    И все-таки в главном, большом, серьезном
    Мы шли не колеблясь, мы прямо шли.
    И в лихолетьи свинцово-грозном,
    Мы на экзамене самом сложном
    Не провалились. Не подвели.

    Поверьте, это совсем не просто
    Жить так, чтоб гордилась тобой страна,
    Когда тебе вовсе еще не по росту
    Шинель, оружие и война.

    Но шли ребята, назло ветрам,
    И умирали, не встретив зрелость,
    По рощам, балкам и по лесам,
    А было им столько же, сколько вам,
    И жить им, конечно, до слез хотелось.

    За вас, за мечты, за весну ваших снов,
    Погибли ровесники ваши - солдаты:
    Мальчишки, не брившие даже усов,
    И не слыхавшие нежных слов,
    Еще не целованные девчата.

    Я знаю их, встретивших смерть в бою.
    Я вправе рассказывать вам об этом,
    Ведь сам я, лишь выживший чудом, стою
    Меж их темнотою и вашим светом.

    Но те, что погибли, и те, что пришли,
    Хотели, надеялись и мечтали,
    Чтоб вы, их наследники, в светлой дали
    Большое и звонкое счастье земли
    Надежно и прочно потом держали.

    Но быть хорошими, значит ли жить
    Стерильными ангелочками?
    Ни станцевать, ни спеть, ни сострить,
    Ни выпить пива, ни закурить,
    Короче: крахмально белея, быть
    Платочками-уголочками?!

    Кому это нужно и для чего?
    Не бойтесь шуметь нисколько.
    Резкими будете - ничего!
    И даже дерзкими - ничего!
    Вот бойтесь цинизма только.

    И суть не в новейшем покрое брюк,
    Не в платьях, порой кричащих,
    А в правде, а в честном пожатье рук
    И в ваших делах настоящих.

    Конечно, не дай только бог, ребята,
    Но знаю я, если хлестнет гроза,
    Вы твердо посмотрите ей в глаза
    Так же, как мы смотрели когда-то.

    И вы хулителям всех мастей
    Не верьте. Нет никакой на свете
    Нелепой проблемы "отцов и детей",
    Есть близкие люди: отцы и дети!

    Идите ж навстречу ветрам событий,
    И пусть вам всю жизнь поют соловьи.
    Красивой мечты вам, друзья мои!
    Счастливых дорог и больших открытий!
    ответить
  • Россия начиналась не с меча,
    Она с косы и плуга начиналась.
    Не потому, что кровь не горяча,
    А потому, что русского плеча
    Ни разу в жизни злоба не касалась...

    И стрелами звеневшие бои
    Лишь прерывали труд ее всегдашний.
    Недаром конь могучего Ильи
    Оседлан был хозяином на пашне.

    В руках, веселых только от труда,
    По добродушью иногда не сразу
    Возмездие вздымалось. Это да.
    Но жажды крови не было ни разу.

    А коли верх одерживали орды,
    Прости, Россия, беды сыновей.
    Когда бы не усобицы князей,
    То как же ордам дали бы по мордам!

    Но только подлость радовалась зря.
    С богатырем недолговечны шутки:
    Да, можно обмануть богатыря,
    Но победить - вот это уже дудки!

    Ведь это было так же бы смешно,
    Как, скажем, биться с солнцем и луною.
    Тому порукой - озеро Чудское,
    Река Непрядва и Бородино.

    И если тьмы тевтонцев иль Батыя
    Нашли конец на родине моей,
    То нынешняя гордая Россия
    Стократ еще прекрасней и сильней!

    И в схватке с самой лютою войною
    Она и ад сумела превозмочь.
    Тому порукой - города-герои
    В огнях салюта в праздничную ночь!

    И вечно тем сильна моя страна,
    Что никого нигде не унижала.
    Ведь доброта сильнее, чем война,
    Как бескорыстье действеннее жала.

    Встает заря, светла и горяча.
    И будет так вовеки нерушимо.
    Россия начиналась не с меча,
    И потому она непобедима!
    ответить

Ваше сообщение по теме:

Для оформления текста и вставки изображений используйте панель инструментов.