Сергей Соловьёв про фильм Авдотьи Смирновой «История одного назначения»


  • Соловьёв Сергей Михайлович — главный редактор журнала «Скепсис», кандидат философских наук (2005), доцент факультета социальной психологии Московского государственного психолого-педагогического университета, где читает курсы «Отечественная история», «Введение в социологию» и спецкурсы. Главный редактор сайта Shalamov.ru, один из экспертов целого ряда ТВ-передач, посвящённых истории революции ("Власть факта", "Право голоса", "Красный проект", "Прав!Да!" и др.). Сфера научных интересов: современная социальная философия, теория идеологии, история СССР XX века (прежде всего 1917-1941 гг.), судьба и творчество Варлама Шаламова. Также занимается проблемами реформы образования и отношений церкви и государства в РФ.

    Посмотрели позавчера фильм Авдотьи Смирновой «История одного назначения».

    Основа сюжета — история о том, как Лев Толстой в 1866 г. выступил защитником в деле писаря Шабунина, ударившего офицера. За это полагалась смертная казнь, Толстой выиграть дело не смог и солдат Шабунин был расстрелян.

    Фильм — дерьмо. Не с идеологической точки зрения — с художественной. Про исторические ляпы не буду писать, хотя поминание «естественного отбора» в 1866 г., совершенно дикое представление об отношениях в армии в 60-е гг. XIX в., промелькнувшие слова в современной орфографии и в целом очень вольное отношение к, действительно, совершенно реальной истории — раздражает. Никакой атмосферы времени там нет, эту картину можно было снять в любых декорациях, принципиально ничего не меняя. Авторам просто нужно было заручиться авторитетом Толстого, а так — могло быть и про Римскую империю, и про викторианскую Англию, и про Россию при Путине.

    В фильме почти каждый диалог — это ссора или выяснение отношений. Нет и минуты экранного времени без скандала и/или выяснения отношений. Это художественный прием такой? — Не работает, становится скучно.

    Диалоги ведут не люди середины позапрошлого века, а современные офисные работники. Различия — минимальны. Я понимаю, теперь это так принято, видимо (вспоминая книжку Зыгаря «Империя должна умереть»). Но это не просто анахронизм, это пошлость.

    Апогей пошлости: Толстой на суде говорит речь защитника про то, что подсудимый писарь Шабунин был пьян и невменяем, когда бил офицера. Так было на самом деле и именно такую юридически грамотно выстроенную речь и произносил Толстой. Но в фильме он осекается и начинает с пафосом говорить про то, что убивать нехорошо вообще. Говорит шаблонно, скомкано, после чего весь слушавший зал (в большинстве — офицеры) вскакивает и начинает неистово аплодировать. Еще раз: дело даже не в том, что такой речи Толстой не говорил, а реальная речь хорошо известна. Дело в том, что авторы и зрителя, и людей прошлого считают за дураков. [Тем, кто этот фильм посмотрел для сравнения: прочитайте настоящий текст — нет, не речи 1866 г., а «Не могу молчать» Толстого 1908 года. Вот там настоящий Толстой против смертной казни!]

    Почему меняются герои, почему они поступают именно так, а не иначе — совершенно непонятно. Почему поручик Колокольцев из разгильдяя и доброго путаника превращается в карьериста и циника — совершенно неясно. Развития у героя нет. Но претензия на «психологию» есть. Только она выходит плоская как офисный стол.

    Перед нами — лубок, вернее, комикс. Но комикс с претензией. Есть четкие шаблоны, в которые вписаны все герои: и Толстой, и его жена, и брат, и все офицеры-генералы, и военный министр, и все остальные. На экране скандалят голые схемы. Символика — примитивна до уровня валенка.

    Да, на роль Толстого подобрали, кажется, неплохого актера (чуть-чуть похожего лицом и манерой речи на создателя сайта «Прожито» филолога Мишу Мельниченко), Софью Андреевну играет хорошая актриса. Но в целом играть там нечего, ибо все плоско.

    В рецензии (пафосной и неумной) Антон Долин написал, что в фильме «этика выше эстетики». Неправда: если этика нам подается в виде дешевого лубка, то этические задачи решены быть не могут. И поэтому сравнение творения Смирновой с Германом, которым заканчивается рецензия, мягко говоря, неуместно.

    Читайте лучше Толстого. А лубка в нашей жизни и так хватает.
    ответить

Ваше сообщение по теме:

Для оформления текста и вставки изображений используйте панель инструментов.