Белла Ахмадулина

  • Мазурка Шопена

    Какая участь нас постигла,
    как повезло нам в этот час,
    когда бегущая пластинка
    одна лишь разделяла нас!

    Сначала тоненько шипела,
    как уж, изъятый из камней,
    но очертания Шопена
    приобретала все слышней.

    И тоненькая, как мензурка
    внутри с водицей голубой,
    стояла девочка-мазурка,
    покачивая головой.

    Как эта с бедными плечами,
    по-польски личиком бела,
    разведала мои печали
    и на себя их приняла?

    Она протягивала руки
    и исчезала вдалеке,
    сосредоточив эти звуки
    в иглой расчерченном кружке.
    ответить
  • Бог

    За то, что девочка Настасья
    добро чужое стерегла,
    босая бегала в ненастье
    за водкою для старика, -

    ей полагался бог красивый
    в чертоге, солнцем залитом,
    щеголеватый, справедливый,
    в старинном платье золотом.

    Но посреди хмельной икоты,
    среди убожества всего
    две почерневшие иконы
    не походили на него.

    За это - вдруг расцвел цикорий,
    порозовели жемчуга,
    и раздалось, как хор церковный,
    простое имя жениха.

    Он разом вырос у забора,
    поднес ей желтый медальон
    и так вполне сошел за бога
    в своем величье молодом.

    И в сердце было свято-свято
    от той гармошки гулевой,
    от вин, от сладкогласья свата
    и от рубашки голубой.

    А он уже глядел обманно,
    платочек газовый снимал
    и у соседнего амбара
    ей плечи слабые сминал...

    А Настя волос причесала,
    взяла платок за два конца,
    а Настя пела, причитала,
    держала руки у лица.

    "Ах, что со мной ты понаделал,
    какой беды понатворил!
    Зачем ты в прошлый понедельник
    мне белый розан подарил?

    Ах, верба, верба, моя верба,
    не вянь ты, верба, погоди.
    Куда девалась моя вера
    остался крестик на груди".

    А дождик солнышком сменялся,
    и не случалось ничего,
    и бог над девочкой смеялся,
    и вовсе не было его.
    ответить
  • Снегопад

    Снегопад свое действие начал
    и еще до свершения тьмы
    Переделкино переиначил
    в безымянную прелесть зимы.

    Дома творчества дикую кличку
    он отринул и вытер с доски
    и возвысил в полях электричку
    до всемирного звука тоски.

    Обманувши сады, огороды,
    их ничтожный размер одолев,
    возымела значенье природы
    невеликая сумма дерев.

    На горе, в тишине совершенной,
    голос древнего пенья возник,
    и уже не села, а вселенной
    ты участник и бедный должник.

    Вдалеке, меж звездой и дорогой,
    сам дивясь, что он здесь и таков,
    пролетел лучезарно здоровый
    и ликующий лыжник снегов.

    Вездесущая сила движенья,
    этот лыжник, земля и луна -
    лишь причина для стихосложенья,
    для мгновенной удачи ума.

    Но, пока в снегопаданье строгом
    ясен разум и воля свежа,
    в промежутке меж звуком и словом
    опрометчиво медлит душа.
    ответить
  • Зима

    О жест зимы ко мне,
    холодный и прилежный.
    Да, что-то есть в зиме
    от медицины нежной.

    Иначе как же вдруг
    из темноты и муки
    доверчивый недуг
    к ней обращает руки?

    О милая, колдуй,
    заденет лоб мой снова
    целебный поцелуй
    колечка ледяного.

    И все сильней соблазн
    встречать обман доверьем,
    смотреть в глаза собак
    и приникать, к деревьям.

    Прощать, как бы играть,
    с разбега, с поворота,
    и, завершив прощать,
    простить еще кого-то.

    Сравняться с зимним днем,
    с его пустым овалом,
    и быть всегда при нем
    его оттенком, малым.

    Свести себя на нет,
    чтоб вызвать за стеною
    не тень мою, а свет,
    не заслоненный мною.
    ответить
  • По улице моей который год
    звучат шаги - мои друзья уходят.
    Друзей моих медлительный уход
    той темноте за окнами угоден.

    Запущены моих друзей дела,
    нет в их домах ни музыки, ни пенья,
    и лишь, как прежде, девочки Дега
    голубенькие оправляют перья.

    Ну что ж, ну что ж, да не разбудит страх
    вас, беззащитных, среди этой ночи.
    К предательству таинственная страсть,
    друзья мои, туманит ваши очи.

    О одиночество, как твой характер крут!
    Посверкивая циркулем железным,
    как холодно ты замыкаешь круг,
    не внемля увереньям бесполезным.

    Так призови меня и награди!
    Твой баловень, обласканный тобою,
    утешусь, прислонясь к твоей груди,
    умоюсь твоей стужей голубою.

    Дай стать на цыпочки в твоем лесу,
    на том конце замедленного жеста
    найти листву, и поднести к лицу,
    и ощутить сиротство, как блаженство.

    Даруй мне тишь твоих библиотек,
    твоих концертов строгие мотивы,
    и - мудрая - я позабуду тех,
    кто умерли или доселе живы.

    И я познаю мудрость и печаль,
    свой тайный смысл доверят мне предметы.
    Природа, прислонясь к моим плечам,
    объявит свои детские секреты.

    И вот тогда - из слез, из темноты,
    из бедного невежества былого
    друзей моих прекрасные черты
    появятся и растворятся снова.
    ответить
  • Прощание

    А напоследок я скажу:
    прощай, любить не обязуйся.
    С ума схожу. Иль восхожу
    к высокой степени безумства.

    Как ты любил? Ты пригубил
    погибели. Не в этом дело.
    Как ты любил? Ты погубил,
    но погубил так неумело.

    Жестокость промаха... О, нет
    тебе прощенья. Живо тело,
    и бродит, видит белый свет,
    но тело мое опустело.

    Работу малую висок
    еще вершит. Но пали руки,
    и стайкою, наискосок,
    уходят запахи и звуки.
    ответить
  • Декабрь

    Мы соблюдаем правила зимы.
    Играем мы, не уступая смеху,
    и, придавая очертанья снегу,
    приподнимаем белый снег с земли.

    И, будто бы предчувствуя беду,
    прохожие толпятся у забора,
    снедает их тяжелая, забота:
    а что с тобой имеем мы в виду.

    Мы бабу лепим, только и всего.
    О, это торжество и удивленье,
    когда и высота и удлиненье
    зависят от движенья твоего.

    Ты говоришь:-Смотри, как я леплю.-
    Действительно, как хорошо ты лепишь
    и форму от бесформенности лечишь.
    Я говорю: - Смотри, как я люблю.

    Снег уточняет все свои черты
    и слушается нашего приказа.
    И вдруг я замечаю, как прекрасно
    лицо, что к снегу обращаешь ты.

    Проходим мы по белому двору,
    мимо прохожих, с выраженьем дерзким.
    С лицом таким же пристальным и детским,
    любимый мой, всегда играй в игру.

    Поддайся его долгому труду,
    о моего любимого работа!
    Даруй ему удачливость ребенка,
    рисующего домик и трубу.
    ответить

Ваше сообщение по теме:

Для оформления текста и вставки изображений используйте панель инструментов.