Обсуждение пьесы марта - "Пер Гюнт" Генрик Ибсен

  • Драмкружок продолжает свою работу, не смотря на коронавирус. Здесь выкладываем свои отзывы и ссылки на рецензии и участвуем в обсуждении.
    Свой отзыв у меня пока в процессе.
    А пока вопрос для всех участников.
    Почему Сольвейг в конце пьесы слепая? Что означает этот образ?
    ответить
  • Напугали, что сложное произведение, трудно будет читать, испытание на прочность и т.д. Но нет, "Пер Гюнт" совсем не сложный, хоть и пьеса, хоть и в стихах, да ещё и в переводе. При сравнении переводов не почувствовала разницу и остановилась на том, что был доступнее всего: мне достался перевод Ганзен и Ганзен. Из "сопроводительной литературы" прочла только сказку Асбьёрнсена. Сказка не понравилась: ни начала, ни конца, не понятно, кто кого и как поборол-победил. Чтобы увидеть в пьесе Ибсена отсылку к этой сказке, надо иметь хорошее разностороннее воображение, но литературоведам, конечно, виднее. Хочу сказать простым неподготовленным читателям: не давайте себя запугать, "Пер Гюнт" замечательная, глубокая, красивая пьеса, которая немало развлекает, а не только "заставляет задуматься" и всё такое прочее. Это как раз тот случай, когда мы малой кровью можем приобщиться к великому.
    Не могу себе представить всё это в театре. В кино ещё ладно, но как на сцене реализовать видеоряд всех этих явлений природы, которые не просто декорации, а активные участники действа: горы, деревья, море с тонущими кораблями, пустыня, пещера? Ведь придётся что-то упрощать, оставлять картонным? Кто ходил в театр, расскажите! Но я не пойду. Пусть останется так, как я это увидела.

    Что задело?

    Любовь - всепрощающая, жертвенная, вечная. Это сказочная, конечно, любовь, но кто осмелится ей не поверить?

    Сильнее всего страдает всегда невинный. Оглянитесь вокруг - это так и есть, не у всех нас хватает мужества себе в этом признаться. Не признавайтесь вслух, ладно, но молча примите решение, что ваш ребёнок никогда больше не почувствует на себе, что ваш шеф был сегодня не в духе!

    Сцена прощания с матерью. Как рассказать об этом, чтоб за душу взяло и не скатиться в пафос - Ибсен знает.

    Обойди стороной Кривую. Тут перекличка с вышеназванной сказкой. В сказке Пер Гюнт послушался и обошёл препятствие буквально. Но и препятствие тоже буквально лежало у него под ногами и не давало пройти. А в жизни всё сложнее. И где она эта Кривая кончается, кто её разберёт, и с какой стороны её обойти - справа или слева? А если заблудишься, да вообще забудешь куда шёл? Однако же "обойди Кривую" звучит в пьесе часто, значит автору это важно. Хочется обсудить.

    Быть самим собой - что это такое? Хорошо это или плохо, или ни то ни другое, а нечто данное, без права на оценку. А может это что-то придуманное? Кем придуманное? Зачем? Вот Ибсен приводит пример одного такого места, где каждый точно является "самим собой" - это сумасшедший дом. Нам что, туда?

    Быть самим собой довольным - а это что? Чем отличается от "быть самим собой"? Так ли это плохо, быть довольным? Так ли это хорошо?

    Пуговичник. Мы привыкли: Ад - налево, Рай - направо. А что, если ты ни рыба ни мясо? Что, если ни одно из твоих преступлений не тянет на грех, и добра за тобой никто не припомнит? Тогда за тобой придёт Пуговичник и заберёт тебя на переплавку: растворит, сольёт с сотнями других таких же никчемных душ и выдует нечто новое, может быть, более полезное. Кому полезное? Ассоциации могут быть разные, мне в связи с этим вот что подумалось: пьеса написана в 1867 году, наш отечественный Пуговичник родится через три года. Давайте лучше грешить! Или хотя бы быть "самими собой". А может даже и "быть самими собой довольными"? Хоть что-нибудь давайте делать! Уж очень не хочется к Пуговичнику...

    Ибсен заставляет думать и задавать себе все эти вопросы. И показывает, что нет на них однозначных, удобных, красивых ответов. Лично я увидела в этом оптимизм и человеколюбие. Не ту пресловутую "любовь к ближнему", а любовь к человеку, как к созданию божьему. Со всеми недостатками и метаниями. Хорошо, что я прочла эту пьесу.

    То что Сольвейг в конце пьесы слепа - прошло мимо меня. В первый раз слышу. Пошла искать.
    ответить
  • Да, вопросов остаётся очень много. Мне вот так и не понятно, почему Пер оказался безгрешен? Про отечественного Пуговичника очень интересная мысль, пойду думать.
    ответить
  • Я вот прочитала это всё, (и ниже здесь тоже) и подумала: надо же каждому увиделось другое! И всё - правда, а не натянутые интерпретации! На каждую мелочь в пьесе можно по-разному посмотреть! Это ж к какому гению мы прикоснулись! Просто даже благоговение какое-то!
    ответить
  • Что-то я безгрешности не заметила. Ему только отсрочку дали.

    Ну и очень... кхм... в патриархальных традициях отсрочку.
    ответить
  • Меньше всего в пьесе эпизодов про Сольвейг. Забытая чистота. Думаю, не хотела она видеть зло и несправедливость этого мира, не хотела видеть недостатки и нечестность любимого, не хотела видеть, как стареет без него ( а прошло практически 60 лет, как Пер оставил ее). За 60 лет можно и ослепнуть, обычное дело в те времена.
    Странно, что раньше я не познакомилась с пьесой. Музыку Грига знала с детства, восхищалась песней Сольвейг, эпизодом "В пещере горного короля".
    Я люблю читать пьесы, для меня это необыкновенная литература. "Пер Гюнт" захватил сразу. Этот персонаж сразу возник в воображении, и все другие такие объемные, понятные, очень наглядные. Читая, ловила себя на мысли, что все время жду, что Пер вспомнит о Сольвейг. Но нет, не дождалась. Только на краю жизни, увидев избушку, которую построил в юности, он узнал это место и вспомнил обманутую девушку. Возмутительно!
    Посмотрела спектакль с Иваном Краско в роли Пера. Оказывается, Иван был отличным, просто замечательным и талантливым актером- это стало еще одним моим открытием. Теперь очередь балета.
    "Быть собой довольным"- девиз троллей. А сейчас, мне думается, это девиз человечества, каждой его личности в отдельности. Нас этому учат психологи с психотерапевтами, реклама вещает "Ведь я этого достоин!"
    Растет армия Пер Гюнтов(((
    ответить
  • "Забытая чистота" и "Растёт армия Пер Гюнтов" - это очень здорово сказано.
    ответить
  • 😊
    ответить
  • Норвежский Твин Пикс, тролли, Геббельс, Пер Гюнт и Другой.


    Что значит жить? В борьбе с судьбою,
    с страстями темными сгорать.
    Творить? То значит над собою
    нелицемерный суд держать.
    Генрик Ибсен

    Все таки формат рецензии узок, чтобы выразить хотя бы часть, того что хочется сказать о "Пер Гюнте".
    Сначала я попал на спектакль "Пер Гюнт", премьеру в Театре имени Вахтангова. Режиссер Юрий Бутусов своеобразный, кому-то он не нравится, поклонники его обожают, артисты мечтают играть в его спектаклях. Я видел три его спектакля, но не видел пока самый известный "Добрый человек из Сезуана". И вот на вопрос, куда бы я пошел смотреть Брехта, на Бутусова или в Таганку, я скорее скажу: "В Таганку!"

    Есть у бутусовских постановок общие черты, мной воспринимаемые, как ряд механических авторских приемов.
    1) Аудиосопровождение спектакля всегда на максимуме децибел и бьёт по нервам зрителю
    2) Действие постоянно прерывается музыкальными песенными номерами, исполняемыми то тем, то иным артистом. Как правило, песня на иностранном языке и не всем в зале ее содержание ясно, да и никак с самим действием песни не связаны.
    3) Повторение. Некоторые отрывки текста, причем весьма большие, повторяются по два, а то и по три раза. Их может даже произносить уже другой актер, вкладывая другие эмоции и смысл.
    4) Актеры по ходу пьесы переодеваются в костюмы друг друга, женщины в мужское, мужчины в женское и ТД.
    5) Режиссер очень любит слово запечатлённое, надписи, таблички со словами, или просто когда актеры что-то сами на сцене пишут, рисуют, Также режиссер любит чёрно-белую цветовую гамму, при этом любит измазывать актеров в красное, как кровь, в то же чёрное и белое.
    6) Декорации максимум условные. Дверь , просто дверь посреди сцены, какие-то металлические конструкции, зеркала. Много стульев, на которых актеры сидят, когда не задействованы в действии, но и не уходят со сцены (Бутусов не отпускает?)
    Можно ещё найти несколько общих черт, но главное, зритель бутусовского спектакля сам должен синтезировать происходящее на сцене в нечто цельное, что примет его сознание или не примет. И вернёмся к собственно бутусовскому "Пер Гюнту".

    Конечно не весь текст вошёл в постановку. Возможно, он даже был хаотично перемешан. Я с ужасом даже Пуговичника не помню. Перед глазами стоит эмалированная ванна, символизирующая всю жизнь героя. Вот ванна, как колыбель, вот ванна, как супружеское ложе на двоих, вот жидкая глина, наполняющая ванну, и в которой герой весь испачкан, олицетворяет всю грязь, что ложится на душу героя в течении жизни, и вот эта ванна уже гроб, в котором герой упокоится навеки.

    Я не успел прочитать пьесу перед спектаклем и в какой то момент потерял смысл происходящего. В постановке задействовано всего несколько актеров, каждый играет по несколько ролей, но Пера Гюнта играют целых два актера, меняясь по ходу действия.
    Сольвейг и женщина в зелёном -одна и та же актриса, другая изображает одновременно брошенную Пером Ингрид и бросившую Пера Анитру.
    И как не странно прозвучит, это навязанная постановщиком путаница обусловлена содержанием.
    Важный эпизод пьесы, когда Пер Гюнт в результате своих фольклорно-эротических исканий и фантазий оказывается среди троллей перед их королем , Доврским дедом, который задаёт ему вопрос о разнице между троллем и человеком. Пер не видит разницы и Доврский дед решает ему "помочь", объясняет в чем разница и решает сделать Пера настоящим троллем, для начала исправив ему зрение, один глаз долой, другой сделать косым.
    Пер Гюнт спасается бегством, и спустя жизнь, пытаясь добиться отсрочки у Пуговичника, опять встречается с Доврским дедом. Так и так , мне надо доказать Пуговичнику что я, Пер Гюнт, всегда был самим собой, скажи, что тебе не удалось сделать Пера Гюнта троллем. А Доврский дед неумолим: "Да, ты сбежал, сохранив человеческий облик, но зная разницу между человеком и троллем всю жизнь ты жил, как тролль, собой ты не был никогда, а был всегда ты троллем.."
    Таким образом два актера изображают две стороны Пера Гюнта: человека и тролля, меняясь в жутком хороводе. Мне сразу припомнился сериал "Твин Пикс", в котором агент Купер пропал в Черном Вигваме, а его на протяжении многих лет заменял злобный двойник/ доппельгангер/ тролль.
    При просмотре спектакля появляется острое желание покинуть представление, после спектакля - острое желание прочитать наконец-то пьесу и сходить и посмотреть ещё раз. При этом вовлечённость в действие и игра самих актеров была на неизмеримой высоте. Ползадника сцены занимала проекция с видеокамеры, снимающей с другого ракурса происходящее на сцене или крупным планом лицо одного из актеров, так что выкладывались актеры по полной.
    Особо хотелось выделить исполнительницу роли Осе, матери Пера, Евгению Крегжде. Ей кстати досталась только эта роль.

    Да, один был момент у Бутусова нашел у меня особый отклик. На той проекции в качестве примеров некой тщеты существования показали жизнь и смерть трёх исторических персонажей: Сталина, Джона Леннона и Геббельса. Тут выбор был обусловлен не только культовостью персонажей, сколько наличием посмертных фотографий каждого из них.
    И вот совпадение. Не так давно, я уже рассматривал посмертные снимки Геббельса, когда читал книгу Елены Ржевской " Берлин, май 1945". Елена в качестве военного переводчика принимала участие в расследовании факта смерти Гитлера и опознании его трупа. А с Геббельсом расследования не потребовалось. Позволю длинную цитату из книги Ржевской.
    "Геббельса вынесли на берлинскую улицу. Нацистская форма — темные шерстяные брюки и светло-коричневый китель — вся в клочьях, в ржавых следах огня. Ветер теребит желтый галстук. Он больше всего мне запомнился, этот полуобгоревший галстук — желтая шелковая петля на черной, обугленной шее, — прихваченный круглым металлическим значком со свастикой....
    Долгие годы войны мы шли по разоренным, сожженным землям Калининской области, Смоленщины, Белоруссии, Польши.
    Мы видели геббельсовскую пропаганду в действии: дикое опустошение земли, лагеря смерти, рвы с замученными людьми, «новую цивилизацию», когда человек человеку — палач.
    Дорога войны привела нас в имперскую канцелярию.
    Теперь, спустя много лет, меня иногда спрашивают: не страшно ли было смотреть на этих мертвецов? Было другое: чувство содрогания, но страшно не было. И не потому лишь, что много страшного мы видели за четыре года войны, но скорее потому, что эти обгоревшие останки, казалось, не человечьи — сатанинские."


    Не будем гадать, что имел в виду Бутусов, выбрав эти три судьбы . Вряд ли Пуговичник общался с кем-то из них. А Пера Пуговичник ждал на каждом перекрестке.

    Что олицетворяет собой Пер Гюнт? Прежде всего скандинавский тип человека. Во времена Ибсена считалось, что любовь к поэтическому, к народным сказкам отличительная черта скандинава. Пер физически крепок, любвеобилен, предприимчив, удачлив, и в тоже время непостоянен, безответственен, эгоистичен, тщеславен, главное, он поэт не только в душе, но и по сути.
    В большей степени Пер олицетворение самого Ибсена, покинувшего родину и сочиняющего "Пера Гюнта" на чужбине, а Сольвейг - поэтическое воплощение родины, пребывающей в ожидании возвращения собственного поэта.
    Даже звание пророка Пер примеряет с лёгкостью, от поэта до пророка один шаг.
    Впечатляет, что Пер свободно общается с потусторонними силами: Костлявый, Пуговичник, Доврский дед, памятником которому является египетский Сфинкс, дочь Деда Женщина в зеленом, пассажир на корабле, которого видит только Пер.
    Костлявый выносит вердикт, что для ада Пер недостаточно грешил. Тут мне видится одна загадка. Пер сколотил миллионное состояние на перевозке рабов в Америку (работорговле) и продаже идолов в Китай. Что это за идолы, так нужные в Китае? В Китае, как известно, три основные религии: даосизм, конфуцианство и буддизм. Первые два являются скорее философскими учениями, которым идолопоклонство чуждо, и только третья- буддизм, пришедший в Китай из Индии, включает в себя почитание не только Будды, но и многочисленных богов индуистской и китайской мифологии. Но импорт этой религии в Китай произошел так давно, что и представить трудно. И свой сонм почитаемых божеств сложился в Китае ещё в те времена (эпохи Хань, Мин, кто в этом разбирается?). И вот вспомним о так называемых опиумных войнах в Китае в актуальном 19 в., развязанных европейскими державами, наживающимися на торговле опиумом в Китай, с целью преодолеть запрет на его продажу и далее безгранично сбывать эту отраву китайцам. Налицо цепочка. Идолы в Китай- "Опиум-религия для народа"- опиум в Китай. Рискну предположить, что Пер Гюнт все таки продавал в Китай не идолы, а опиум, и был не только работорговцем, но и наркоторговцем, только для Костлявого и такой род коммерции недостаточно преступен.
    Почему же Ибсен смягчил род коммерческой деятельности Пера? Чтобы Костлявый отправил Гюнта к следующему перекрёстку.
    Чтобы Пер, вернувшись к Сольвейг, наконец-то понял, когда он был самим собой.
    Вернёмся в Рондскую долину к моменту, когда Доврский дед объясняет Перу разницу между человеком и троллем.
    В каждом переводе эта разница звучит по-разному
    У Шараповой:
    Но ты под небом солнечным рожден,
    воспитывал тебя иной закон.
    "Пребудь собой» – такой людей пароль,
    «Пребуду собой – и все», – поправит тролль...
    Собой пребудь – и все. Других – забудь.


    У Ганзен и Ганзен:
    Там, под сияющим сводом,
    Учат: «Самим будь собой, человек!»
    В Рондских же скалах иначе:
    «Тролль, будь доволен собою самим!»...
    Доволен собой.
    Соль вся в словечке «доволен».
    Это словечко девизом возьми!


    У Карпа:
    Под солнцем все люди объяты одним,
    Твердят: "Человек, будь собой самим!"
    У нас же в горах говорит любой:
    "Тролль, упивайся самим собой!" ...
    Упивайся! Что за чудесное слово!
    Тверди его снова, и снова, и снова.


    И тут я наконец то подхожу к той мысли, что "Пер Гюнт" и бутусовская постановка служит иллюстрацией к философскому понятию Я-Другой.
    Ещё у Аристотеля есть. "Другой необходим человеку, чтобы познать самого себя."
    Концепция Другого, как противоположной стороны Я уже намечалась во времена античности. Однако понятие Другого в чистом виде появилось лишь в конце 18 века — в философии Георга Гегеля. В своей «Феноменологии духа» (1807) он вводит понятие Другого как ключевую составляющую самосознания и объясняет, что утверждение самосознания возможно лишь через признание Другого. (из Википедии)
    Человеку, чтобы стать самим собой, нужен другой человек.
    Или вот цитата из 1 главы "Капитала" Карла Маркса:
    "..Человек сначала смотрится, как в зеркало, в другого человека. Лишь относясь к человеку Павлу, как к себе подобному, человек Пётр начинает относиться к себе как к человеку."
    Тут замечательно, что Петр это Пер по-норвежски, а в переводе Шараповой есть и такие строки :
    "Пер Гюнт
    Среднее сплавишь из Павла и Пера —
    пуговка выйдет другого размера?"


    Перу ,чтобы быть самим собой и быть человеком, нужен Другой человек, не порождения его собственной фантазии, пуговочники, костлявые, и прочие двойники, а конкретный человек - Сольвейг. Пусть Сольвейг слепа, пусть для Пера она духовно заменяет мать, именно она Другой для Я Пера Гюнта.
    Понятие Другого многогранно, многозначно и по разному трактуется разными философами и мыслителями, одним перечислением которых я вам надоем.

    Общий вывод. Драматическая поэма "Пер Гюнт" выражает не только узконациональные скандинавские черты, но и тогда и тем более сейчас включает в себя самые актуальные философские категории и понятия, это произведение на переднем крае философского поиска современности.
    ответить
  • Какой тщательный обзор! Не менее интересно читать, чем саму пьесу. Слушайте, а здорово Вы цитату из книги Ржевской привели, особенно про жёлтый галстук Геббельса: ведь Доврский дед повязывает Перу жёлтый бант, высший знак отличия троллей.
    Про другого как-то неожиданно, надо обдумать.
    ответить
  • Удивительно, ярко-желтый бант действительно совпадает, только не в том переводе ( я читал шараповский).
    ответить
  • Там, под сияющим сводом,
    Учат: «Самим будь собой, человек!»
    В Рондских же скалах иначе:
    «Тролль, будь доволен собою самим!»...
    Доволен собой.
    Соль вся в словечке «доволен».
    Это словечко девизом возьми!

    По-моему, это как раз Шараповой перевод. Нет?
    ответить
  • Ошибка была в теме на пьесу, я скриншот с ошибкой взял отсюда - https://chto-chitat.livejournal.com/13758202.html . На lib.ru это именно перевод Петра и Анны Ганзен, на www.norge.ru перевод Карпа, а на www.stihi.ru есть перевод Шараповой, но там вот такой вариант.
    Но ты под небом солнечным рожден,
    воспитывал тебя иной закон.
    «Пребудь собой», — такой девиз людской,
    а наш девиз: «Довольствуйся собой»...
    «Самодовольство» — мудро, многогранно,
    значительно и звучно это слово.
    Прими его в дальнейшем за основу.
    ответить
  • Может бутусовская постановка и служит иллюстрацией к философскому понятию Я-Другой, но я, читая пьесу до этого «другого» не додумалась. А это интересно: « Человеку, чтобы стать самим собой, нужен другой человек.»!
    Про Сольвейг: образ Родины тоже правдоподобен, да, но хочется, чтобы она была просто возлюбленной, а никакой не «Родиной», не матерью и не «Другим» для Перова Я. Такую красоту вообще не хочется осквернять интерпретациями (в голове при этих словах звучит Песня Сольвейг Грига).
    Спасибо за очень интересный разбор!
    ответить
  • И про опиум, по-моему, это Вы загнули. Не думаю, что Ибсен это имел в виду. Просто в Китае (тёмного ) народу много: сначала им идолов, потом миссионеров - отличный бизнес!
    ответить
  • Хороший разбор.
    А по поводу постановки Бутусова - сильно сомневаюсь, что она бы мне понравилась. Как-то сильно по-модернистски это выглядит. Я хоть и люблю эксперименты в театре, все же предпочитаю более классические трактовки...
    ответить
  • ответить
  • Первое знакомство с Пером состоялось в далёком детстве, когда я послушала радиоспектакль с Н.Караченцовым в главной роли и музыкой Грига. Тогда он меня совершенно очаровал, показался весёлым, задорным, смелым, не зря всех встреченных девушек покорял так легко. И голос, и волшебная музыка, и отсвет Сольвейг сделали своё дело. Много позже я ещё раз послушала тот спектакль, но поразилась, насколько изменилось моё отношение к герою: чем он мог нравиться?!
    И вот полностью прочитана пьеса. Я в электронных вариантах несколько запуталась, поэтому сразу прошу прощения, цитировать, возможно, буду по разным источникам.

    Прежде всего общие впечатления. Сама пьеса очень понравилась, меня сам ритм очаровал, причём в разных переводах.
    Пер Гюнт. Сейчас я воспринимаю его как человека, который профукал свою жизнь. Какие бы шансы ему ни выпадали, он обращал их на пользу себя и во вред другим. Впрочем, на пользу ли – это большой-большой вопрос. Вряд ли полезной можно назвать его жизнь – вроде бы яркую, но по сути никчёмную. Я поразилась, сколько обид, горя, раздрая в чужие судьбы приносил он много лет. Ингрид, виновная лишь в том, что влюблена была по уши в забияку и фантазёра. Стоило ли так поступать с ней прямо на её свадьбе? Жених, к которому она не выходит, смешон и жалок, конечно, но вот так? Понятно, что все соседи ополчились на Пера и изгнали его. Заслужил.

    Далее большая череда обиженных девушек и женщин. Да, одна из них – тролль, однако это не останавливает Пера. Стать зятем Доврского деда? А почему бы и нет? Наш пострел везде поспел.
    Мне кажется, сцена у троллей – самая центральная в плане понимая героя, его мировоззрения, жизненных установок.
    Переводы Ганзен и Карпа близки в этом смысле:
    Там, под сияющим сводом,
    Учат: «Самим будь собой, человек!»
    В Рондских же скалах иначе:
    «Тролль, будь доволен собою самим!»...
    Доволен собой.
    Соль вся в словечке «доволен».
    Это словечко девизом возьми!
    (Ганзен и Ганзен).
    Быть довольным – как это? По-моему, оправдывать любые свои поступки всегда, в любом случае. Что, по сути, и происходит с Пером всю пьесу, а по сути, всю его жизнь. Не зря ведь в финале снова появится Доврский дед и прямо скажет, что Пер троллем и прожил.

    «Самим будь собой, человек!» - наверное, во времена Ибсена это могло однозначно трактоваться как жить по божьим заповедям. Или, скажем, просто по совести, по нравственным, т.е. именно человеческим законам.
    Пер же, мне кажется, был человеком лишь однажды – когда оставил Сольвейг. Да, как ни странно. Раньше я никак не могла этого понять, но теперь вычитала:
    Я не оскверню тебя. Не подойду
    К тебе, дорогая, тебе на беду.

    К тому же тут появляется пожилая женщина с ребёнком, которая обещает мерзкую жизнь с Пером в роли общего жениха.
    Тут бы ему и остановиться, задуматься, опомниться, изменить хоть что-то, но нет… Он уходит и просит Сольвейг ждать его. Молодец, что и говорить! И она ждёт! Лгуна, гуляку, драчуна, беспутного человека.
    Что разглядела она в нём, чтобы всю свою жизнь бросить к его ногам? Впрочем, эти ноги где-то бродили и бегали по земле вдали от неё всю жизнь.
    Так ради чего её жизнь?! Она не Ярославна, ждущая мужа из военного похода. Не жена рыбака, ушедшего в море. Вечная невеста в одиноком доме в глухом лесу. Страшно подумать, как жила она все эти годы, одна, отрекшаяся от семьи… Именно она, тихая, скромная – самый сильный герой в прямом смысле слова. Она всегда остаётся собой, но какою ценой? А главное, в чём смысл её жизни?

    В отличие от Аппиана я в образе Сольвейг образа Родины не вижу, как-то у меня с этим не складывается. Почему в финале она воспринимается Пером и как мать? Мне кажется, ему страшно. Первый раз страшно по-настоящему. Возможно, он не просто хочет ещё пожить, но теперь понимает, какую потрясающе пустую жизнь прожил. Впрочем, даже не понимает, а ему это, старому дурню, старательно объясняют все условные свидетели. Когда человеку страшно, он ищет укрытия. Разве не "Мама!" ("Ой, мамочки!") вскрикивает внезапно испугавшийся человек?

    Есть ещё один очень важный женский образ – как раз образ матери.
    Мне кажется, именно она сделала сына таким. Точнее, вырастила и воспитала. Это она с детства учила его фантазировать и жить грёзами. Она спасала его от действительности, уводила в мечты, не понимая, насколько они несбыточны.
    Очень показательный момент. Когда Пер был маленьким, какой-то приезжий говорит родителям, что он будет королём. С чего бы?! Однако они рады!
    Мы ему за это санки
    Подарили за проезд!

    Что это? Невероятная глупость? Слепая вера в сказки? Но не до такой же степени?!
    Пожалуй, во многом с этого и начинаются беды этой семьи – с вранья и веры в него. Такие гости с помощью совершенно бессовестной лести разорили Перов, отца сделали пьяницей. И всё по кругу. Поверив однажды в нелепую ложь, мать продолжает жить ею и кормить ею сына. И он вырастает с верой в несбыточное, в реальности же получается лишь что-то плохое, а ведь ему многое дано, недаром он не раз становился богатым и выходил из разных передряг.

    Вспомним, как он в разговоре на корабле говорит, что помогает туркам, когда Греция восстала:
    …Я помогаю силе.
    А турки помощи просили.

    Конечно, нельзя не вспомнить и о том, что "В Каролину возил я негров". Пер собирает худшие пороки своего времени: работорговлю, помощь угнетателям.
    Когда у него есть выбор, он всегда выбирает сторону троллей. После кораблекрушения он практически погубил повара, отпихнув его от лодки. Трудно осуждать его по-настоящему, кто бы не стал бороться за жизнь? Однако Пер не делает никаких попыток помочь, пусть не в лодке, но хотя бы рядом. По сути, на его совести убийство.

    Вернёмся же к образу матери. Осе мне было искренне жаль много раз, начиная с простого понимания того, что помощи от сына никакой, одни неприятности. Одна сцена, когда он посадил её на крышу мельницы, чего стоит. Замечательно показана материнская любовь, Осе постоянно переходит от злости к интересу (забывая, как часто Пер врёт), а ещё от ругани к похвалам. (Для педагогов и психологов тут широкое поле для исследований). Такие вот "качели", возможно, привели к тому, что у Пера толком не сформировалось представление о том, как себя вести.
    Я хорошая мать,
    Мне помогать, значит, надобно сыну,
    Я, как другие, его не покину.

    Да. Хорошая мать. Только вот сын покидает её.
    Сцена прощания с матерью для меня оказалась самой трогательной, буквально до слёз. Однако я в некоторых сомнениях: упоминая Петра, ворота и пр., сын так утешает Осе? Или он слегка заигрался?
    Вообще сам автор отдаёт дань женским образам, часто при звуках колокола появляются Осе и Сольвейг:
    Хранят его женщины;
    Сладить с ним – трудное дело.


    Я начинаю понимать, что писать об этой пьесе можно бесконечно долго, пора бы уже и остановиться. Но вспомнила вот ещё что: любимой игрушкой была у Пера ложка для литья. "С нею он в пуговичника любил играть". И вот доигрался. Образ пуговичника в финале очень интересен, тут впору новый разговор начинать.
    А ещё в разных переводах Кривая и Кривой.

    Сольвейг же в финале не видит Пера, потому что увидеть глубокого старца было бы слишком сильным испытанием для неё, как мне кажется. Она такого не заслужила. Это как у Пушкина витязь увидел старую Наину. Пер для неё всегда тот молодой парень, которого она полюбила давным-давно. И ещё у неё есть для него какой-то внутренний взор, которым она смогла разглядеть то, что не дано увидеть в нём другим. Мне вот, например.
    В общем, интереснейшая пьеса, спасибо драмкружку!
    ответить
  • Всё так. В одном не согласна совсем: быть самим собой - это значит жить по совести, по нравственным законам. Ни в коем случае! Если бы это было так, то и загадки в этом никакой не было бы и не стоило бы философам об эту тему копья ломать. Для меня лично это один из самых сложных вопросов в жизни, что значит быть самим собой. Потому и пьеса понравилась, что не просто так с этим вопросом обращается.
    ответить
  • Я и не буду настаивать, это один из вариантов. Ближе к финалу есть рассуждения о том, что быть собой - значит отличаться от других. Может, это найти своё предназначение в жизни? Для чего там сцена прощания с человеком, который когда-то палец себе отсёк? И Пер эту сцену видит и слышит слова священника об этом человеке.
    ответить
  • У меня подробного и длинного разбора с цитатами не будет. А то я и в этот раз не отчитаюсь))

    Меня во время чтения и дальнейшего обсуждения не отпускала одна ассоциация. Пер Гюнт очень своим поведением напоминает Дориана Грея. У них один порок на двоих - непомерное тщеславие. И как говорилось в одной из серий "Зачарованных" этот грех единственный, который нельзя перебороть. Если уже поддался ему дальше будет только хуже.

    Вот и Пер Гюнт упивался своим якобы величием и вседозволенностью. Он снисходит каждый раз к девушке. И уже считает великим благом для нее то, что он обратил на нее свое внимание. Осенил ее своим светом. Как он меня бесил этим просто не передать словами. Он не видит разницы между человеком и троллем в том числе и поэтому. Он же всегда прав, а если разницы не видит он, значит ее нет. Очень глупый и избалованный мальчик, который не хотел учиться на своих ошибках. Да и вообще учиться. Зачем? Он и так лучший! Он король!

    Его мама, конечно, хотела как лучше, но все мы знаем куда ведет эта дорога, выстланная благими намерениями. Она и сама была не великого ума женщина, раз не видела последствий своего воспитания. И тоже занималась самообманом. Она же лучше знает! Сейчас таких представителей движения ЯЖЕМАТЬ тоже достаточно. Это печально...

    А Сольвейг у меня ассоциируется с Кончитой из "Юноны и Авось", та тоже ждала и 10, и 20, и 30 лет... Выбор у нее конечно тоже был странный, но Резанов, хотя бы человек достойный был, а тут...
    Может потому в конце она Пер Гюнта и не увидела. Она и так всю жизнь прожила слепой, не видя его пороков, потому в конце буквально не увидела и его самого. Я конечно помню слова Лиса из "Маленького Принца" о том, что "Зорко одно лишь сердце, самого главного глазами не увидишь", но по моему сердце Сольвейг увидело то, чего нет. Не достоин был ее избранник таких жертв. Потому она тоже понесла за свои заблуждения наказание.

    Как-то так в этот раз) Благодарю драмкружок за такую пищу для размышлений. Надо теперь как-то на постановку, хоть какую-то, попасть...
    ответить
  • Я вот что заметила: надо бы Пера ненавидеть или хотя бы морщиться брезгливо, от того, какой он гадкий, но ненависти нет. А есть то жалость и сострадание, то симпатия, то просто интерес, как же он выпутается.
    ответить
  • Он и правда не вызывает ненависти, хотя на брезгливости я себя пару раз поймала...
    ответить
  • Дражайший Аппиан. Как вас интересно читать! Вот заходишь сюда на чей-то день рождения, а тут Ибсен в меню) Ну прелесть же! Со всеми вашими тезисами я не согласен, всех их легко опровергнуть, кроме, пожалуй, дуализма Я-Другой, поскольку в этом дуализме Ибсена ровно столько, сколько у Эдипова комплекса Софокла, но все же какое у вас действительно нетривиальное мышление и как это подкупает! А какой полет фантазии с китайским наркотрафиком, я просто, как змея перед факиром, блаженно завис, зачарован волшебной игрой вашего воображения. И совершенно неважно, что опиум во времена написания пьесы продавался без рецепта, что врачи при любом недомогании назначали лауданум по рецептуре самого Парацельса (вспомните, сколько копий было преломлено в осуждение несчастной Анны Карениной), но как же у вас красиво 20 век переплавляется в плавильном котле с веком 19. Блеск!

    Брехта вам могу только отсоветовать) Не ходите в театр имени Пушкина, что на Тверском бульваре. Там, безусловно, прекрасно и оглушительно поют зонги, но совершенно не понимают Брехта. А у вахтанговцев лучше обратите внимание на Римаса Туминаса, он же живой классик и скоро помрет, его нельзя пропустить. Именно он вновь сделал то, что под силу было Вахтангову: стал мостиком между мейерхольдовско-бутусовским травести и педантичным Станиславским. А его "Евгений Онегин", эта осанна женскому началу! Бросьте Брехта, там интереснее, там вы увидите: то, что вы описали как специфику режиссуры кочевника Бутусова, уже давно является расхожими и заштатными приемами у куда более консервативных авторов. А взгляните его "Эдипа", не столь удачный спектакль, но чудо как хорош! И не стоит обсуждать Эдипа здесь, а то будет еще печальнее, чем с Ибсеном.

    А с Ибсеном все печально. Люди, пришибленные школярскими сочинениями, люди, не могущие осмыслить произведение без образной системы с покушениями на всеобъясняющую психологию, как же у них обрезаны крылья, как им не хватает полета мысли! Ну прежде чем обвинять героя в распутстве, в жестоком обращении с домашними ингридами, ну хоть задумайтесь, почему он назван Пер Гюнтом? Откуда такое имя? Откуда сюжет с неудачливым женихом и прохвостом Гюнтом? А когда нароете ответ, скажите, зачем использован сказочный персонаж в реалистическом произведении? Почему не взять какого-нибудь порядочного норвежца из порядочной семьи с пропившим состояние отцом? Зачем столько сказочных персонажей в реалистической драме? И можно ли их мерить лекалом психологического реализма, ибо другого лекала нам в школе не предложили, а сами мы без фантазии и думаем по раз и навсегда данному нам в школе шаблону? Вам придет в голову обвинять Емелю в лени? А Синдбада в страсти к путешествиям? А Ивана-дурака в отсутствии честолюбия? А здесь на полном серьезе звучат ниже вашего поста обвинения: почему герой с амплуа удачливого любовника бросил девушку, негодник! ибо реализм, нас по-другому не учили. Да и на Пера Гюнта так взъелись, ухватив только верхушку айсберга, мысль о довольстве собой и критику пошлости эгоистического существования. А поглубже никак? Никто не заметил, какое великое сердце должно быть у человека, так трогательно утешающего мать перед смертью, когда славные норвежские добропорядочные крестьяне отобрали жилье у Осе за грехи сына? Да это одна из сильнейших по накалу лиризма сцен в мировой литературе, аж Григ прочувствовался! Ан нет, одна клуша заметила - и по-станиславски не поверила. Как можно не понять причину, почему герой бросает неконфирмованную Ингрид и почему бросает Сольвейг, не смея прикоснуться к своему царству и своей королеве? Ну перечитайте: герой прямо говорит, не скрывается, не шифруется Ибсен, 20 век еще не наступил, игра идет в открытую. Повторяю: в норвежском народе заключена великая сила, великое сердце движет им, и имя ему Пер Гюнт, и "слепили его, чтоб пришить высоко // К наряду вселенной". Как можно этого не увидеть, а только увидать намеренную пошлость и эгоистическую низость? как можно не заметить Сольвейг, которая спасет богоизбранный народ? Мать и жену. Посмотрите нелепый псевдопсихологический разбор о материнстве ниже вашего поста и сравните с блоковским: "О Русь моя! Жена моя! До боли // Мне ясен долгий путь". Пересмотрите ваши романтические представления о Сольвейг как о Норвегии, ну какая из Норвегии переселенка, по-евангельски бросившая и отца, и мать, и малолетнюю сестру! Это все выдумки почитателей Грига, упоенных гомеровской Пенелопой. Прочитайте Блока о Сольвейг - Солнечном Пути, он вернее вас понял Ибсена, хотя Ибсен прямо и морализаторски указал в концовке, как надо трактовать Сольвейг. И какая гениальная аллитерация у Блока: "В темных провалах, где дышит гроза, // Вижу зеленые злые глаза".

    Никто, заметьте: никто, не задался вопросом: почему пьесу раскупили в первые две недели, так что срочно пришлось печатать второе издание? Может ждали ответ Ибсена на его же двухгодичной давности удар по модному экзистенциализму, по зачитанному до дыр "Страху и трепету"? Ждали с нетерпением нового автора, осмелившегося возвысить голос против обожаемого кумира? И пусть Ибсен отказывался: нет во мне ничего датского, не понимаю я этого туманного философа, но прообразом своим он указал пастора Ламмерса, а угадайте, какой философ на него повлиял? Эти две пьесы воспринимаются как неразрывная дилогия, и первая уведет позднего Ибсена через "Дикую утку" в исследования губительности житейской лжи, а "Пер Гюнт", расправившийся с норвежским псевдоромантизмом, с золотой эпохой викингов, с величием Швеции и их навязанной позорной для освободительного норвежского духа унией, через "Кукольный дом" будет исследовать глубины человеческой идентичности, уже освобожденной от сказочного сарказма. И какое неприятие и какой интерес вызовет к себе скандальная пьеса, так мощно, по-норвежски тяжеловесно расправившаяся с державными иллюзиями о свободе духа.

    Никто не заметил стольких философских отсылок, ну как же так? дважды повторяется мысль о колеблющемся тростнике, ну как ее пропустить? Какое жизненное кредо барочного плкутовского героя? Ну ладно, ну не понимаем, ну не видим Канта и его вещи-в-себе, основу гюнтевского духа-в-себе, не можем прочесть комментарии о блистательных представителях каирского сумасшедшего дома, но можно же понять очевидное: кто еще у нас может построить город свободного духа, Перполис в юной стране Гюнтиане в этом дряхлом мире? Ну очевидно же! Ибсен, даже в эти годы моралист порядочный, скрываться не будет, даже цитату из этого произведения приведет и на блюдечке поднесет. Пользуйтесь! И через нее объяснит глубину своего низкого тролля-эгоиста Пера Гюнта. И как пропустить борьбу с Кривым, нашей Кривдой, одним из главнейших персонажей, о котором не раз и не два Гюнт будет в своей жизни вспоминать? И как Кривда слабеет перед героем, превращается в ничто, понимая, что он храним женщинами и как передает ему свою кривую силу! И как в концовке в первый раз в жизни напролом старик Гюнт находит себя в объятиях жены-матери, Mater Dolorosa, спасающей его грешную душу, как когда-то такая же жена-мать спасала истерзанную душу слепого старика у великого немецкого гения. Да ведь на этой идее весь наш Серебряный век держится, а для клуба знатоков здесь просто развлекательное чтение и спасибо за рекомендацию! Да и для вас: уж кто-кто Норвегия, так это сам Гюнт, а не Сольвейг.

    Вот пересматривал материалы, перечитывал переписку Ибсена и Грига, так кардинально перевравшего, полностью изменившего "Гюнта", превратившего его в свою полную противоположность, что Ибсен, наверное, ощущал себя пророком, говоря, что пьесу его поймет только норвежец. Не многие норвежцы поняли, а из понявших еще меньше принявших. Так вот, Григ, объясняя, почему ему не удается Гюнт, использовал такое вкусное, хвала переводчику, слово: "сверхнорвежество". Восхититесь, дражайший Аппиан! Это за 10 лет до Заратустры! Это ж какое электричество молниями искрилось по Европе, аж до нашего Раскольникова докатилось, подумать только! Я вот каюсь, поверил Льву Николаевичу, который тяжеловесным морализаторским жестом из Северянина знаменитого поэта сделал; каюсь, вслед за Толстым думал: мещанский эгоцентрик, склонный к мелодраматизму, а не будущий король поэтов. Но если в его программном стихотворении, где он "весь в чем-то норвежском" имеется в виду Ибсен, то испитое ликерочно-рюмочное, по выражению Маяковского, лицо Северянина, из жабы в принцессу одухотворится. Воистину, как же богата литература!

    Вы знаете, думаю, мой совет будет совершенно к месту: бросайте Ибсенов и Брехтов в вашем клубе ценителей драмы. Островский - наш выбор! Есть где разгуляться психологическому реализму и образной системе персонажей! Ну на худой конец, чтоб изучить понятие условности в литературе, возьмите сказки Шварца. Это будет полезнее, чем упиваться собой, своим мнением, какой понятный и развлекательный этот Ибсен. Причем о нас же сам Ибсен, пророчествуя, и написал: "Статуя пела, и звук был внятен, // Но смысл оставался мне непонятен, // Все это был, несомненно, бред. // Других интересных деталей нет".



    ответить
  • И правда, как это нас угораздило писать о пьесе "Пер Гюнт", не прочитав перед этим Канта и всю переписку Ибсена!? Кошмар!
    Спасибо, что почтили нас своим вниманием, gostinnik. Ваше мнение о нашем Драмкружке я поняла. Ваше мнение о пьесе осталось загадкой, потому что Вы часто восклицаете "как можно?!", но о том, как же на самом деле можно и нужно, не пишете. Наверное, не хотите тратить на нас свой бисер?
    ответить
  • Но с тем что Аппиан факир вы хотя бы согласны?))
    ответить
  • Даёшь каждой змее по факиру! Ура!
    ответить
  • Главное чтобы все были удовлетворены и никто не ушел обиженным.
    ответить
  • Я даже прочитать не смогла: сверкание короны меня ослепило(
    ответить
  • Вы все дураки и не лечитесь, а Алексей один умный в белом пальто стоит красивый.
    ответить
  • Ирина, я вам отвечу, если, конечно, желаете слушать. Сочетание сарказма и гиперболы есть коктейль для невежественного самоуспокоения, для сохранности довольства собой, своего я-так-вижу-мнения и пошли-вы-вон-из-нашей-песочницы. Давайте снизим уровень вашей гиперболизации, если вам нужен ответ. Никто не требует от вас знания Канта, не в 19 веке же живем и не дворяне какие-нибудь. Никто не требует от вас изучения переписки Ибсена и Грига. Но от вас как от читателя требуют базовых знаний, без которых не может состояться никакое читательское мнение. Эти базовые знания даются в школьной программе, великого немецкого гения проходят и в русской школе. Жизнь Ибсена, почему он уехал на пике своего национального признания из Норвегии в Италию, какой кризис сподвиг его на написание пьес, которые привели его к всемирной славе, можно нарыть в Википедии, попу поднимать в поисках специальных источников не надо. Да вот я сам сейчас глянул, о дилогии там говорится прямым текстом в главке "История создания Пера Гюнта". Конечно, ничего существенного там не скажут, но хотя бы упоминание есть и то уже точка опоры для любознательного человека. Но анализировать пьесу, не зная, что она является продолжением, второй частью - непростительно для серьезного читателя. Ирина будем гиперболизировать, играть в смешки или задумаемся о своей внутренней гюнтовщине, о троллизме, о необразованности? Когда прочитал книгу и, вместо того чтобы подумать, осмыслить, спешишь объявить всей группе: девочки, погодите, я сейчас, у меня мнение, я его уже спешу-у, пишу-пишу-у, уф! успела. Зачем мне с вами любезничать, Ирина? Один комментарий в отзывах на Гюнта от Такдалеко, зачем-то скрывающейся от своего ника, стоит всех рецензий, написанных на эту книгу здесь, на этом сайте.

    А вот если все же хотите подумать над Ибсеном, то перечтите, что я написал. Я вам дал дельный совет: не есть чай вилкой, вы выглядите по меньшей мере глупо. Проявите уважение к книге, если вы называете себя читателем и обитаете на книжном якобы ресурсе. Соберите хотя бы базовую информацию о предмете исследования, поймите, какой метод надо использовать для анализа книги, иначе ваше торопливое мнение явится лишь потреблением прочитанного, так зачем же писать рецензии и позориться? Вы знаете, чем отличается читатель от потребителя книг? Читатель умеет задавать вопросы, потребитель никогда, у него есть темы, но нет конкретных вопросов. Прислушайтесь к мудрому Аппиану, он вас ненавязчиво учит, он же вам задал умный вопрос про Сольвейг. Где ваши вопросы, Ирина? Все так ясно как божий день? Я угадал с цитатой про поющие статуи Мемнона? Или давайте поиграем: вы задаете вопросы по пьесе, а я буду появляться здесь по вечерам и отвечать на них. Каков вопрос, таков ответ. Умный вопрос уже содержит в себе трактовку ответа, но посмотрим. Тогда вы поймете и мое мнение о Пере Гюнте, если оно вам действительно интересно. Ирина, кто еще на этом сайте сможет вам предложить такую игру?)
    ответить
  • Конечно, отставим сарказм и гиперболу, я этому только рада.
    Основная проблема в том, что я как раз потребитель и есть. Мы с Вами однажды уже на эту тему говорили, но Вы не восприняли тогда мои слова всерьёз, думали, я шучу. А мне даже хотелось свой ник поменять с "Ирины" на "Потребителя". Вы, конечно, правы, что нужно уважать автора и интересоваться историей и обстоятельствами создания произведений. Но у меня нет никакого интереса к анализу, это совсем не цель, когда я читаю и пишу о прочитанном. До меня про Ибсена написаны сотни анализов и тысячи строчек, все они заслуживают уважения за проделанный труд по изучению материала, за приложение ума и таланта. Но этот труд не про меня, это не сфера моих интересов. "Читатель умеет задавать вопросы, потребитель никогда, у него есть темы, но нет конкретных вопросов." - это не страшно, я - Потребитель, а не Читатель в Вашей терминологии. Я хочу лить слёзы над красивыми строчками Ибсена, и имею потребность (вот опять слово, однокоренное с "потребитель"!) поделиться своим восприятием с другими читателями (тут, уж мне не столь важно, потребители ли они, как я, или анализаторы, как Вы) и услышать от них в ответ тоже что-то "пропущенное через себя". Ключевое слово здесь восприятие. Каждый воспринимает мир (и книги) по разному. То, как в конкретном человеке отражается книга - для меня бОльшая ценность, чем анализ биографии автора. Это не от того, что я не хочу или не умею трудиться, ещё как умею! Только у меня точки приложения труда другие, чем у Вас. Я не считаю это троллизмом и необразованностью. Тут мы пришли к тому самому "я-так-вижу", которое Вы осуждаете. Но, увы, я не готова отказаться от своего выбора. В этом смысле Букмикс для меня очень подходящее место. Подходящее по уровню. Здесь мне удаётся удовлетворить свои потребности (вот опять от этого слова никуда не деться).
    И уж коль я "позорюсь" со своей рецензией, то терять мне теперь нечего, и я решила согласиться на Вашу игру. Я заглянула сначала туда, куда Вы меня послали - и к Канту и в Википедию, - но вопросы не пришли. Вопрос по пьесе пришёл, когда я заглянула в себя. Есть ли шансы у Пера найти свой покой, найти свой смысл, понять себя и своё место? (Если Вы захотите на него отвечать, не забывайте, что я потребитель.) Благодаря Вашим словам я, конечно, понимаю, что спрашивать так - это всё равно что спрашивать, как стащить с печи Емелю и успокоить Синбада всего в одном углу. Но всё же, обрящут ли ищущие? Вот это меня интересует. Присоединяйтесь, пожалуйста, все кто это читает!
    Ну и ещё про слепую Сольвейг. То, что я не ответила на вопрос Аппиана - это тоже можно считать ответом. Я написала, что не заметила её слепоты. Сначала мне стало немного стыдно, и я пошла перечитывать концовку. Но снова не заметила слепоты! Потому что, когда я сосредоточилась на тех строчках, то в ушах зазвучала громкая тревожно-торжественная музыка и хоровое пение, детали померкли, мной завладела целостная картина. Само слово "слепой" не используется. Конечно, если внимательно читать и искать, зная, что ищешь, то можно понять, что она слепа. Я не смогла (и не захотела) расчленить впечатление на отдельные детали. Кто возьмётся утверждать, не именно ли так это было задумано Ибсеном?
    ответить
  • Ирина, вы первая на этом сайте, кто согласился со мной сыграть) Причем у всех была только одна отговорка, лишь повторяемая на разные лады. Ирина, я отвечу на ваш вопрос, только позвольте отдельным постом, уж отвык я от этой древовидной системы, и, признаться, никогда она мне и не нравилась.
    ответить
  • Спасибо за комплименты, уважаемый Гостинник. Я рад, что вы наконец-то снизошли к нам из своей башни из слоновой кости и не стали в праведном гневе совсем уж яростно разметать мои и других шаткие умозаключения.
    Поясню сразу, что предложение и окончательный выбор пьесы проходит сугубо демократически и в порядке голосования, поэтому возможно до Эдипа с Брехтом Драмкружок когда-нибудь доберется, не смотря на ваши доброжелательные рекомендации.
    По поводу опиума. "Невинная" европейская "забава" приняла в Китае в 19 веке характер национального бедствия, а меры, предпринятые императором по запрету продажи опиума, привели к военной агресссии со стороны европейских государств (две опиумные войны, последняя из которых имела место быть всего за 4 года до написания пьесы). Так что моя версия про то, что реально ввозил Гюнт в Китай, не совсем лишена исторической подоплёки.
    Вот и про Пера Гюнта. Согласен. Недаром Ибсеном был взят герой народных сказок, потому что произведение свое поэт предназначал для самых широких масс норвежского народа, что, конечно, означает, что в этом произведении свою пищу для ума найдёт и интеллектуал, почитатель Фридриха-наше все-Ницше, и простой норвежец, который может и осудить Гюнта за беспорядочные связи и даже любовь с дочкой тролля.
    Спасибо за наводку про Блока и Сольвейг. Кстати, понимание этого образа у Блока приломлялось опять же через его личный опыт небезоблачных отношений с женой Любовью Менделеевой. Да, нужно обратить внимание и на Северянина. Но ведь на все нужно иметь силы и время. Но осилим и эту дорогу)) Спасибо за вскрытие философского содержания пьесы. Не готовы написать полноценную рецензию? Есть те, кто скучает по вашим рецензиям.
    ответить
  • Любезный Аппиан! Я желаю вам удачи и вашему ох, чуть не ошибся буквой! - драмкружку тоже). Вот покажите мне не менее любезных читательниц, проголосовавших за Ибсена, где они? что они про Гюнта написали? Но не буду кощунствовать, и так мой безбожный юмор много мне вредит. Давайте уж об опиуме, тема благодатная). Вот искренне прошу вас, пожалуйста, не настаивайте, англичане что под императорским запретом, что без оного возили опиум в ящиках и тюках, причем весьма и весьма увесистых. А итоги этих войн привели вовсе не к ограничению торговли опиумом и ее осуждению, а, наоборот, к самому что ни на есть противоположному результату. Но отойдите от истории, вернитесь к тексту. Ибсен не сторонник теории заговоров, любой свой шаг он объясняет детально, четко и конкретно, реализм же у нас как-никак, не григовский романтизм. Перечитайте, чем он хочет уравновесить китайских божков? Библией и хлебом для миссионеров. Речь идет не о наркотиках. Речь идет о нарушении божьей заповеди: не создай себе кумира. Именно эту заповедь Гюнту повторит дьявол в образе сухопарого, когда Гюнт попросит местечко в аду для себя, торговца божками. Ни слова об опиуме. И дьявол, отказывая Гюнту, тоже не об опиуме говорит, а о творческих идолопоклонниках. Поэтому грубой ошибкой будет выдумывать за автора то, что в тексте нет.

    Последней фразе вашей позвольте кокетливо не поверить. Я не пишу рекомендаций, требуемых на этом сайте.

    ответить
  • Алексей, вы пишете очень хорошо, и очень высокомерно (понимаю), но иногда все же отблеск академического образования, в том числе диссертация по мифам, не помогает, а мешает.
    А по рецензиям скучаю, да. Впрочем, каждому свое. Если есть другое место где пишется - это прекрасно. Тут негде развернуться видимо.

    ответить
  • Для меня, что вы здесь написали, честно говоря, сложно к восприятию. Мне было интересно прочитать пьесу и потом посмотреть. Наверно, если бы я не прочитала, то скорее всего и не досмотрела бы спектакль. Мне было любопытно. немного спектаклей в моей жизни было таких, о которых я до сих пор вспоминаю с волнением. Музыка Грига мне нравилась очень. Необычная, не перепутаешь ни с одним композитором. Когда я была в Норвегии в доме -музее Грига и видела природу вокруг, необыкновенную, суровые виды, острова, вода и огромное количество цветущих родендронов( они прижились в Норвегии), мне было понятно почему музыка такая красивая и возможно Григу живущему в таком удивительном месте важнее было написать музыку, нежели придерживаться философии пьесы. Музыка- это волшебство звуков. Ибсен другой. Он сложный. Когда в тексте я нахожу интересную для себя ( заметьте для себя) мысль, произведение становится интересным мне. Сама идея читать пьесы, мне очень понравилась. Почитать, что пишут другие люди о пьесе. Я так часто попадаю под настроение, звучание книги, зачастую для меня это важнее мыслей,но, к счастью, не всегда. Качество прочитанного, точнее сказать понимание качества прочитанного растет с количеством прочитанной качественной литературы. Но мы все разные . Я с удовольствием читаю многое из того, что здесь пишут. Удивляюсь, как люди видят то мимо чего я пролетела в потоке эмоций. Вот сама же выбрала следующую пьесу месяца «Розенкранц и Гильденстерн мертвы» Том Стоппард. Я видела этот спектакль в кино. Подруга моя ушла сразу после первого акта, мы остались досмотреть до конца. Мы были в недоумении. Зал в английском театре был в восторге и рукоплескал. Что это разница в менталитете? Решила дать себе второй шанс попытаться понять. Может имеет смысл перечитать Гамлета сначала. Правду книгу Стаппарда я не нашла. Но может посмотрю фильм с моим любимым Тимом Ротом. На самом деле мы можем только предполагать, что хотел сказать автор. Все равно каждый из нас увидит и услышит то, что он знает и что близко ему.
    ответить
  • Согласна с Вами: каждый увидит то, что близко ему!
    ответить
  • Есть ли шансы у Пера найти свой покой, найти свой смысл, понять себя и своё место?

    Ирина, действительно, вопрос некорректный. Если сухо отвечать, то Пер никогда не искал покой, поскольку поиск покоя прямо противоположен его сути. Пер никогда не искал смысл своей жизни, поскольку он его знал еще с рождения: Гюнт рожден стать царем и никем иным. Этой задаче он посвящает всего себя, и если бы не столкновение с Доврским старцем и Кривым, если бы герой не вобрал их силу и жизненную суть, то обрел бы свое царство уже к концу третьего акта.

    Если вас не устраивает этот ответ, то переформулируем вопрос: что или кого подразумевает собой Гюнт? В литературоведении принято считать, что пьесы "Бранд" и "Пер Гюнт" посвящены проблемам определения человеческой личности в современном обществе. "Бранд" раскрывает личность экзистенциально, по Кьеркегору, а в 20 веке в эту идею вдохнет новую жизнь Сартр. Пока же у Ибсена сам Бранд вовсю отдает байронизмом. Пер Гюнт, напротив, не цельный человек, а душевно слабый герой, полная противоположность Бранду. И если Бранд гибнет, потому что цельность личности, неискаженный отпечаток Бога невозможен без милосердия, то у Гюнта все наоборот: его личность слаба, крива, негатив испорчен, отпечаток Бога не виден - и именно такой герой является королем современной Ибсену общественной жизни. Такие люди не отличают добра и зла, они неинтересны даже дьяволу (Михаил Булгаков прямо вцепится в эту идею в "Мастере и Маргарите"). Но в отличие от Бранда у Гюнта есть сердце, умеющее не только ненавидеть людей, но и сочувствовать им, видеть в них божественную суть, то, что в пьесе Ибсен прямо называет: быть самим собой. В Бранде мы видим очень много патетики, байронически приправленной сарказмом, в Гюнте на первом месте стоит сарказм, он удвоен, удесятерен, бесконечен и лишь слегка разбавлен несколькими лирическими (зато какими!) сценами. Ну, не предназначался Гюнт для сцены, спустя 10 лет Ибсену пришлось переделывать пьесу именно для постановки на сцене и упрашивать Грига написать музыку, пообещав даже поделить пополам гонорар. Грига от работы тошнило.

    Если Бранд у нас ходячий пример из "Страха и трепета" Кьеркегора, где он анализирует поведение Авраама, приносящего в жертву сына (правда, Ибсен клялся, что не списывал), то в "Гюнте" Ибсен делает ход конем. Он берет главного героя - героя сказки, плута, мошенника, героя-любовника, удачливого проходимца, которому все сходит с рук. И именно среди сказочных героев Пер неотличим от героев барочных плутовских романов в духе Кеведо. Колеблющийся тростник, который устоит перед ударами судьбы, поскольку он гибок и никогда не идет напролом - это девиз, завещанный Кривым: всегда приспосабливаться, всегда иметь пути отхода, всегда добиваться своего исподволь, в обход. А тролль добавит: упивайся этим, упивайся довольством собой, поскольку такой путь приведет тебя к благополучию. И до последней сцены Гюнт будет следовать этому завету - так сказочный персонаж при помощи едкого сарказма превратится в реалистического героя, типичного человека 19 века, стремящегося к наживе.

    Вы спросите (или этот вопрос задавал я, и мне никто не ответил?), зачем же в эпоху расцвета реализма Ибсен обращается к сказочным героям, из которых ну никак не вывести психологическую трактовку образа, которые легко позволяют себе обойти логику сюжета, могут перемещаться во времени-пространстве, не задавая неудобных вопросов, к примеру о том, как герою удалось выбраться из каирского сумасшедшего дома? Я ответил выше, но можно посмотреть и с другой стороны. Здесь надо изучать биографию Ибсена и немного знать о стране, о которой он пишет. Недаром автор говорил, что пьеса исключительно норвежская и для норвежцев. Говоря коротко, Ибсен, ранее очарованный национально-освободительным норвежским романтизмом, который воспевал народные мифы и сказки (поскольку городское население для воспевания оказалось совсем непригодным, оно же предательски разговаривает на языке поработителей-датчан, а в глубинке, напротив, истые норвежские крестьяне чтут традиции и сохраняют в неприкосновенности исторические корни), в этом самом сказочном романтизме разочаровался. Поэтому он берет исконного норвежца, который выжил под властью датчан и шведов, сохранил свою самобытность - это типичный герой плутовских сказок (история очень похожа на итальянский менталитет, а вспомните, что Ибсен находился во время написания пьесы именно в Италии). Ибсен расправляется со всей беспощадностью с романтизмом, все, что ни есть сказочного в пьесе, все грубо, пошло, гадко и бездуховно. Эти святые крестьяне, сохранившие самобытность, обрекают Осе на нищенство и смерть за грехи сына. Девок их легко портить, поскольку сами они уже испорчены. Тролли, кобольды, лесная женщина, ведьмы и прочие и "еще кто-то" - кто из них приведет Норвегию к свободе духа, кто из них способен переписать историю? Уродец от пьяного соития Гюнта с дочерью Доврского старца наплодит бесчисленных потомков, а их дети, родства не помнящие, будут отрицать своего прадеда, самого Доврского старца, вынужденного отправиться в национальный театр, где требуется мессия освободительного движения во славу старины. Жесточайший сарказм.

    Так есть ли спасение для Норвегии? - вот какой вопрос вы хотели задать. Есть, и он в той стороне христианства, от которой отрекся Бранд. В милосердии. И здесь, конечно, надо смотреть на связку Гюнта и Сольвейг. Сольвейг - христианский персонаж, не местная, пришедшая из ниоткуда, она бросает по завету Христа всех: отца, мать и маленькую сестру - и уходит в глубь темного леса на лыжах к своему истинному предназначению - жалкому и никчемному Гюнту, в котором она видит Божий промысел, Божье предназначение, чистую непорочную душу, видит его подлинную суть, от которой он все время отходит по кривой дорожке в сторону. Это к вопросу Аппиана о слепоте Сольвейг, она действительно слепа, Ирина. Не слушайте Грига, он романтик и переделал пьесу под себя, читайте текст: Сольвейг только со второго раза нащупывает вплотную стоящего к ней Гюнта. В ней нет античных мотивов, она не Пенелопа и не Фемида, она обладает истинным духовным зрением: в жалком подобии человеческом увидеть человека, подобие Бога. И конечно, никуда без Фауста. Четвертый и пятый акты пьесы проходят именно под знаком Гете. Как Фауст, Гюнт будет воздвигать свой город в юной стране Гюнтиане, правда строить ничего не надо, когда есть полет сказочной фантазии, а пока можно и деньжат подкопить. Это не маниловщина, как несправедливо упрекают Гюнта критики, это идентификация личности. Гюнт - настоящий царь, только нет в нем ни жизненной силы, ни цельности личности, ни самого царства, есть только твердая уверенность в своем мессианстве, как у норвежских горе-романтиков. Это ювелирной работы пуговица для праздничного наряда вселенной, но у этой пуговицы отпало ушко. И вот цитата, о которой я призывал подумать выше, она из Гете - на немецком - о вечной женственности, той, которая спасает душу Фауста от договора, скрепленного кровью, эта цитата о вечной женственности, саркастично обращенная не к той женщине, к Анитре, которой по-фаустовски надо дать бессмертную душу, чтоб хотя бы разучилась воровать; эта цитата и есть Сольвейг - Богоматерь, спасающая чистые души (тут надо, конечно, расписывать связь Фауста с "Божественной комедией" Данте). Как Фауст будет спасен, так и Гюнт будет спасен. Или, как вы пишете, обретет покой, а на самом деле свое царство, от которого он сбежал в третьем акте, чтобы не запятнать своим нечистым присутствием чистую душу Сольвейг. Герой при всем своем сказочном жизнелюбии и удачливости (вспомним, как по щучьему велению сгорел корабль обокравших Пера романтических нахлебников или предстал конь, за которого по-шекспировски Гюнт грозился отдать полцарства, и как же мастерски с помощью того же сарказма снижается патетика возвышенных устремлений героя его же собственными реалистическими комментариями, показывающими его плутовскую изворотливость), герой дважды отрекается от себя самого, чтобы в третий раз - напролом! - найти себя и победить Кривого, соединившись с Сольвейг, найдя себя в ее спасительно любви. Вот так, Ирина, каждый народ себя считает богоизбранным. Мать и Жена. (И лучше "Сольвейг" Блока читать, имея в виду не Менделееву и желтые страницы личной жизни поэта, как призывает мудрейший Аппиан, а все же через призму Владимира Соловьева, того же Гете и того же Данте). И да, теперь становится понятно и очевидно, какое резкое неприятие на грани читательского ажиотажа вызвала эта пьеса. Ну то, что Андерсена стошнило, норвежским националистам понравилось, но их самих передергивало.

    Ирина, надеюсь, я понятно ответил на ваш вопрос, и, кажется, мой ответ можно обозвать мнением. Если есть еще вопросы или в чем-то несогласны, пишите, я весь внимание.
    ответить
  • Вы таки заставили меня трудиться! Чтобы понять Ваш текст, мне пришлось вооружиться ручкой и бумагой и выловить из него сначала всех кьегркегоров, сартров, булгаковых, фаустов, маниловых, блоков и соловьёвых, ибо они все мешали понять суть того, что Вы хотели сказать. Вот что осталось:

    1. - Гюнт знал свой смысл жизни ещё с рождения - стать царём.
    - Он стал бы им, если бы не встреча с Доврским дедом и Кривым, если бы не "вобрал в себя их силу и жизненную суть".
    - "Сила и жизненная суть" этих двоих: будь гибок, как тростник, приспосабливайся, иди в обход, имей пути отхода + упивайся этим и собой.

    2. - Пер Гюнт "не цельный человек, душевно слабый герой", но у него есть сердце, способное сочувствовать и видеть в людях божественную суть.
    - Он плут, исконный норвежец, герой сказок + "вобрал в себя... суть" тех двоих, см. выше.
    - В итоге: Ибсен разочарован, что вся Норвегия - потомки такого Пер Гюнта. Есть ли для неё спасение?
    - Спасение: Сольвейг = милосердие, видение Божьего предназначения, Божьего Человека.
    - После ухода от Сольвейг Гюнт проявляет свою царскую сущность, но в нём нет жизненной силы, цельности личности, у него нет царства, а есть только уверенность в своём мессианстве (у пуговицы отпало ушко).
    - Пер спасается, победив Кривого и соединившись с Сольвейг. Он найдёт себя в её спасительной любви.


    Вот так я поняла Ваше мнение.

    Теперь мой ответ.
    Мне кажется, Вы слишком легко и неверно находите корень зла: вот если бы не те двое - тролль да Кривая - быть бы ему счастливым (и драмы бы никакой не было), хоть он и "не цельный" и "душевно слабый". Давайте тогда разбираться, кто они эти двое такие, то есть, откуда берётся зло?

    Правильнее, мне кажется, было бы вместо этого спросить: как зло находит путь в наши души? Рождаемся мы стерильными, а оно так прочно и гармонично прорастает в нас, и невозможно любить человека абстрактно хорошего (быть может, того самого Бранда, как я поняла из Ваших слов и Википедии, но сама не читала), а только настоящего можно, с его недостатками и слабостями. Любить, как мать, как возлюбленная, желая ему добра и болея за него. А если он захочет уйти? Те самые недостатки и слабости уведут его от тебя, хоть ты ему ключи от царства на блюде, а он гоним куда-то и смотрит в сторону, а не в твои любящие глаза? Ты отпустишь его, потому что любишь. Что дать ему с собой в дорогу, какое слово иль вещицу, чтоб хранила его от бед? А главное, Господи, пусть он найдёт, то что ищет! Пусть он ушёл не зря!

    Мне не кажется, что он царь и знает это. Мне кажется, он не знает, кто он и куда ему надо. И в итоге, по-моему, не находит себя до самых последних страниц, которые только и можно толковать: нашёл/не нашёл? успокоился? счастлив? Кажется, что нет, не счастлив.
    Так что ему дать в дорогу? Как благословить? Как примирить с самим собой?
    Слишком много вопросов, да? На самом деле вопрос один, всё тот же: Есть ли шанс у Пера...?
    ответить
  • Ирина, вот в тупике, если честно. Косноязычен, видно, дурно объясняю. Попробую еще раз, а то надергали вы, конечно, знатно.

    Про Фауста вы не поняли, ладно, его трудно понять, отбросим. Норвежских романтиков тоже не поняли, жаль, потому что пьеса была задумана злободневной, на современную литературную и общественную ситуацию в Норвегии. Там даже бедного министра иностранных дел Мандельстрема нехило припечатали, а вас все на любовь и вечное тянет, да так чтоб пореалистичнее да поприземленнее, а то непонятки. Ну да ладно, давайте о любви, о вечном и так, чтоб меньше фольклорности или реалий 19 века.

    Что есть Сольвейг? Преломление Вечной Женственности (Данте, затем Гете, позднее В. Соловьев и Блок). Вечная Женственность спасает души. На Страшном Суде именно Богоматерь заступается за грешников и спасает их от Божьего гнева (апокрифы). Не надо видеть в Сольвейг просто женщину, влюбленную в козла, потому как любовь зла. В ней очень много христианских мотивов. Она мать и жена. Она библейский персонаж.

    Почему Пер козел? Почему не остается с влюбленной в него бабой? Потому что он неверно трактует понятие, что значит быть самим собой. Для него быть собой означает быть исключительным, иметь право на царство.

    Что значит стать собой?
    Пер Гюнт
    Стать даже в малости любой
    На прочих столь же непохожим,
    Сколь чертов лик не сходен с божьим.

    Исключительность является отличительной чертой романтизма, но да, об этом договорились молчать. Тогда с другой стороны. Исключительность понимается как умение приспособиться к этому миру, чтобы им завладеть (упиваться собой). Вот вам еще задание: найдите, сколько раз в пьесе Пер говорит о том, что он будет царем (подобие Бога в своей душе)? А сколько раз представляется царем и даже пророком? Даже наследники его - что ни на есть самых настоящих королевских кровей, пусть и троллиных. Ах, да поменьше фольклора, он непонятен. Тогда перечитайте текст заново, следя за Гюнтом и этой его мыслью о предназначении быть царем, и вы убедитесь, что он только об этом и толкует, только этим и движим: стать царем. Если он решил вдруг жениться на богатой Ингрид, но Ингрид оказалась нечиста, пошла и убога, то Пера невозможно купить ее состоянием, он без тени сомнения бросит ее, потому как знает, что есть подлинное царство чистоты в глазах Сольвейг. Он всю пьесу ищет свое царство, по-фаустовски хочет построить несуществующий город, не замечая, что его царство чистоты всегда было рядом с ним и его ждет. Как саркастично сбывается его мечта: он признан царем в сумасшедшем доме Каира. Горький сарказм. А лучше другую сцену, как старый Пер говорит о свой смерти:

    А коль помирать бы время пришло,
    Залезу под дерево или в дупло,
    Укроюсь листвой, медведю подобно,
    И вырежу сам на коре подробно:
    "Лежит здесь Пер Гюнт. Нет парня славней,
    Он был в этом мире царем зверей".

    И сразу перечитайте притчу о луковице и поймите трагизм героя.

    Вопрос: как зло находит путь в наши души? - бессмыслен, если приложить его к Перу. Даже дьявол объясняет, что в нем, в этом торговце рабами, идолами, оружием и даже убийце поваров нет такого зла, чтоб его тут же отправить в ад. Его зло очень типично, а поэтому дешево, оно заключается только в одном: он не цельный герой, он не может найти себя, он ложно понимает сам себя. Как только дьявол узнает, что некто Пер Гюнт бахвалится, что нашел сам себя, он тут же поспешит его искать. Так что же значит быть собой? Объясняет Страшный суд, и это самое весомое объяснение, поскольку оно последнее для человека.

    Пуговичный мастер
    Быть собой - значит с жизнью проститься!
    Хочешь, чтоб я точней объяснил?
    Быть собой - это значит явиться
    Тем, что хозяин в тебе явил.
    Пер Гюнт
    Что же поделаешь, коли темна
    Воля хозяйская?
    Пуговичный мастер
    Что? Догадаться!

    Так почему козел Пер вечно бегает от своей бабы? Потому что он бегает от своего предназначения: жить по образу и подобию Бога, исполнять его заветы. Пер ложно понял свое предназначение и ищет подтверждение своей исключительности в бесконечных странствиях. Эта ложная исключительность приводит его к типизации, к заурядности, к царству этого мира, похожего на сумасшедший дом, от благ этого мира он, чувствуя в себе промысел Бога, вечно бегает, вечно теряет, никогда не сожалеет, как и положено фольклорному персонажу, поскольку не ценит так уж сильно все эти признаки мещанского довольства, а в конце и упрекает себя, зачем на заработок богатства спустил свою жизнь (притча о луковице).

    Ах, да, вам надо обязательно спасти Пера, чтоб не метался, бедный, раз такой вот путешественник неутомимый, и чтоб его корабль имел шанс в гавань прийти. Ибо жалко. Не надо спасать. Сам поборет свою Кривду. Тем и ценен. А Сольвейг печать приложит: да негатив не испорчен, душа чиста, поскольку я Богоматерь и сама святая. Вот так по-средневековому можно избежать Страшного суда за свое несоответствие божьему замыслу.
    ответить
  • Мне нравится.
    ответить
  • Нигде не споткнулась в Вашем тексте. Теперь мы говорим об одном и том же, и мне это нравится. Согласна.
    ответить
  • я рад, Ирина, что разум и чувства наконец-то пришли к согласию. Может быть, не совсем еще я безнадежен. Меня вот что, однако, смущает. Когда я в студенчестве читал в первый раз Гюнта, признаюсь, вообще ничего не понял. Чувств много, мысли в беспорядочном хаосе. Я в те времена ничего не знал об общественной жизни Норвегии, о норвежском фольклоре, признаюсь, знал и того меньше, Фауст никак у меня не увязывался с Гюнтом, да и романтизм был только в общей теории и применять его на практике, в индивидуальных авторах, для меня было непосильной задачей. Я думал, что за вакханалия в этой пьесе, да, собственно, где тут пьеса, ее же нет! Уберите реплики персонажей, замените третьим лицом - перед вами готовая поэма. Почему пьеса? И что в ней такого, что вся Россия Серебряного века Ибсена за кумира почитала? И даже Чехов, создающий новую драму и отрицающий схожие с античностью принципы драматургии Ибсена, так много у него берет. А тут какой-то бахвал, горе-любовник и фантазер, какие-то сумасшедшие, какая-то робинзонада и даже пророчества в пустынях. Правда, строить психологические обоснования характера и поступков Гюнта даже в те времена мне не приходило в голову: мешало какое-никакое, но образование. Поэтому отложил надолго, пока не наберусь знаний, пока не поумнею.

    И вот сейчас я понимаю всю духовную мощь и силу вашего драматургического кружка. Как с первого прочтения легко понимаются сложные вещи, как быстро составляются мнения, что ни спорить, ни обсуждать не надо, надо сказать: о спасибо, я тоже так чувствую и тоже над этим думаю. Сила интуитивного согласия членов вашего кружка настолько мощна, что не требует вербального, буквенного выражения. Я испытываю что-то вроде религиозного восторга перед неофитами, перед посвященными в драматургические таинства членами вашей секты. Нет никаких вопросов, нет сомнений, есть интуитивная вера, согласная для всех. И вот вопрос: а зачем вы тут собираетесь, если обсуждение у вас интуитивно-медитативное, не требующее слов? Мнение и святое молчание. Я здесь написал новые для всех вас вещи и в весьма провокационной манере, над некоторыми псевдоанализами очень жестоко поглумился - в ответ тишина и религиозное спокойствие. Правда, некоторые курочки всполошились, но потом вспомнили о неподобающем поведении и приняли вновь религиозный вид послушников, причастных истинам. Ах, попался бы мне в студенчестве такой человек, пусть бы стебался, пусть бы стоял на недосягаемой для меня вершине, но не отстал бы я от него, пока все детальки текста не были обсуждены. И тогда его вершина не показалась бы такой далекой, она стала бы ближе, потому что у меня прибавилось знаний, потому что я поднялся на несколько ступеней выше. А здесь, в этом таинственной религиозной секте, царствует интуитивное согласие, которое для непосвященных называется обсуждением. Вот теперь у меня, Ирина, мысли и чувства не сходятся: чем вы тут занимаетесь? Уж если я отвечаю на ваши вопросы, которые надеюсь, не исчерпались так быстро, то вы как один из руководителей этой тайной организации, думаю, не откажете в ответной любезности и посвятите меня в цели и задачи ваших посиделок. Или вы сообща у Розенкранца и Гильденстерна тоже характеры решили найти и их прочувствовать? И мнение написать, чтоб галочку поставить - прочитано, усвоено, потреблено - и забыть. Так это не драмкружок, а клуб чувствительных барышень, для которых что пьеса, что поэма - за все спасибо, кофе был вкусен, поэтому заедали супом.
    ответить
  • Только что прочитала Ваши вопросы. Обязательно Вам отвечу.
    ответить
  • Во-первых, уважаемый gostinnik, Вы снова прибегли к сарказму и гиперболе. Это печально.

    Во-вторых, после того как Вы обзываете нас сектой, верить в искренность Ваших вопросов трудновато. Вы всё прекрасно понимаете, зачем мы тут собираемся, о чём мы тут говорим и с какими целями. В том, что эти цели не совпадают с Вашими мы не виноваты. Поверьте, "курочки" вспомнили не о "неподобающем поведении", а о том, что спорить с Вами бесполезно, бессмысленно.
    Я благодарна Вам за Вашу игру, и я предполагала, что Вы будете недовольны моим "согласна с Вами". Но я не виновата, что не интересуют меня Ваши высоты и не хочется разбирать "все детальки текста". Более того, я тоже испытала дискомфорт от нашей беседы прежде (а может даже и вместо) благодарности. Я в самом деле поняла от и до Ваш последний текст про Пера Гюнта, в некоторых местах подумала: ах, вот оно что! Потом заглянула в себя и ... не нашла больше вопросов, зато поняла, что ... мне не стало лучше. Стало хуже, исчезло какое-то очарование, счастье, которое было со мной во время чтения. У меня прибавилось знаний, но поднялась ли я выше, выражаясь Вашими словами? Если и да, то не по той лестнице, по которой хотелось бы. Это - как говорить о сексе после секса, простите за такое сравнение!
    Более того, про Розенкранца и Гильденштерна: я открыла пьесу, прочла аннотацию и подумала, надо ли "Гамлета" прежде перечитывать? Если до нашей с Вами беседы я сомневалась и не знала ещё, как поступить и что читать, чтобы "подготовить" себя к этой пьесе, то теперь - благодаря нашей с Вами беседе - точно знаю, что "Гамлета" перечитывать не буду и никак к Стоппарду готовиться не буду. А просто нырну в неизвестную воду и прислушаюсь к себе. Вот такой вот обратный эффект получился: я интуитивно бегу от того, к чему Вы пытаетесь меня привести. Мне плевать, что это неумно. Я предполагаю, что так я больше получу от пьесы.
    Про то, что я потребитель - уже наповторялась, не пойму, что тут непонятного. Но вот про "забыть" в предпоследнем Вашем предложении - тут не согласна. Я не "забываю" прочитанное, оно просто переходит на другой уровень, становится частью меня, моего "воспринимательного аппарата" и откликается при восприятии следующих произведений искусства и литературы. Подозреваю, что Вам это не интересно, простите.
    ответить
  • сарказм - да, а вот что до гиперболы - увольте, ее, к сожалению, нет и самодовольства не получится. Ну посудите, как не религиозно-мистический кружок, основанный на интуитивном восприятии магии текста? Именно он. И пофих на смысл, а то очаровашка рассеется. Это же ясно как божий день: над религией не позволено насмешничать, у ее адептов все серьезно, они на насмешки обижаются и поступают ровно наоборот, из чувства противоречия. Прям церковно-приходская школа. У вас здесь все такие?) Судя по молчанию, да, отборное святое воинство.

    Эх, недолго музыка играла, и игру тоже не осилили, Ну, что ж, каждому свое. Я желаю вам удачи в ваших солиптических интуитивных прозрениях на тернистом пути всяких расплодившихся пьесок. Хотя последнее, о чувстве противоречия. Когда нырнете в темные стоппардовские воды, да, конечно, вспоминайте Гамлета, но ни в коем случае ни под каким предлогом не упоминайте имени Рюноскэ, особенно его новеллу "В чаще", и никогда, слышите, никогда не смотрите "Расёмон".
    ответить
  • Спасибо! И Вам всего доброго!
    ответить
  • Про саму пьесу я, наверное, писать не буду, напишу про балет, который я посетила, вдохновленная нашим драмкружком.

    “Пер Гюнт”


    Хореограф-постановщик: Эдвард Клюг, Новосибирский государственный академический театр оперы и балета (именуемый в народе “оперный”)
    современный балет в 2-х действиях


    Современный балет, читай перформанс, даже такому неценителю балета, как я, легко и красочно расскажет даже самую сложную историю. Конечно, без 32 фуэте балет кажется не совсем балетом, разумеется, я не станцую даже так, но есть в этом ощущение халтуры что ли. Впрочем, история все равно рассказана, как я уже сказала, ярко, красочно, местами драматично - до слез.

    Как мне кажется, в балете Клюга акцент сместился с темы “Я всегда был собой” на тему поиска этого самого “быть собой”, и удивительное дело, в этой истории гедонизма, смешанной с муками совести, кажется даже что в центре истории не Пер Гюнт, а то, что вокруг него. Но это только кажется, а как еще балет покажет внутренний мир героя - образами, которые сами станцуют свою партию.

    Образ первый - Белый Олень. Как и в пьесе Ибсена, действие открывает рассказ Пер Гюнта о своей схватке с оленем. Но фантазия Гюнта - это лучшее, что было в нем, поэтому Олень появится, чтобы предупредить о смерти матери, затем в психбольнице сделает попытку спасти Пер Гюнта от местного населения, не преуспев в этом, пройдет мимо опираясь на свои передние ноги, как на костыли - сломалась фантазия, сломалось лучшее, - а потом и завершит историю, повесив свои рога на гвоздь и улегшись на пороге той двери, в которую ушли Пер Гюнт и Сольвейг.
    Итого: Олень - белый, символизирует лучшее, светлое в личности Пер Гюнта, он же помогает обрести истинное спасение.



    В скобках замечу, что я предусмотрительно оставила мужа дома и могла без зазрения совести любоваться прекрасными ногами сего Оленя :), фото, увы, не передает красоту и выразительность артиста.

    Образ второй - Смерть, в черном. Это в пьесе загадочный Пуговичник и другие персонажи из фольклора периодически встречаются Пер Гюнту. Но здесь даже похитрее будет, Смерть, невероятно харизматичная, появляется то и дело, спасая Пер Гюнта, то от топора, то от троллей и нежелательного потомства, то от Анитры, но это спасение неистинное, поэтому помогая, Смерть забирает - то мать Осе, то рассудок Пер Гюнта, да и самого героя в буквальном смысле пытается загнать в гроб.
    Итого: Смерть - черная, символизирует худшее в Пер Гюнте, позволяет уворачиваться от передряг, но забирает главное.









    Образ третий - Сольвейг. Сольвейг - это та жизнь, которая у Пера могла быть. Любимая и любящая женщина. Но впрочем, Сольвейг - это не совсем образ, она ведь живая, настоящая и действует по доброй воли - за Пер Гюнтом последовать она не может, но может ждать его, может не протянуть ему руку, когда она обратится к ней за спасением (она не видит его? или не хочет видеть?), может не открыть ему дверь (которую она долго тащила одна - в постановке именно так хрупкая Сольвейг несет на горбу это тяжеленную дверь, кажется надрываясь) своего жилища, и также может войти с ним в последнюю дверь.
    Итого: образ Сольвейг максимально приближен к оригиналу - любит, ждет и в итоге спасает. Она подытоживает - вот мы любили друг друга и любим до сих пор, но ничего уже не вернуть, не исправить, было ли нужно тебе все остальное, если у тебя была я. Не знаю, разбито ли сердце Сольвейг поведением Пер Гюнта, но сердце зрителя разбивает именно Сольвейг.





    Про массовки - так как я читала, уже зная, что пойду на балет, было ожидание, что на массовых сценах будет акцент - так и оказалось. Почти без декораций нам показывают: свадьбу, которая признаться выглядит блекловато, но уже троллья сцена вполне себе полна антуража, потом Восток, потом психбольница, повторение свадьбы уже в воспоминаниях, с посылом, а не здесь ли жизнь свернула не туда? Массовые сцены делают следующее - размывают в себе главного героя, чтобы потом на контрасте показать его настоящего - в соло или в дуэтах с Сольвейг, Осе, Смертью, на фоне массовки камерные сцены выглядит очень проникновенно. Особенно финал.









    Вот такой он Пер Гюнт в прочтении Эдварда Клюга - ищет вроде бы себя, а в итоге получается, что от себя и отказался; приключений у него было много, на любой вкус, а счастья не было. Посыпав голову мукой пылью времени, он наконец находит, то что нашел давным-давно, но ничего уже не вернуть. Жизнь прожита зря.



    Итак, я осознала, что неправильно жила - не любя балет, я ходила только на Лебединое озеро и раз на Щелкунчика (где впрочем мне было достаточно уже первого действия, а пришлось вытерпеть еще и второе), необоснованно презирая перформансы. А оказалось, что именно на перформансы мне и нужно! Именно их я могу понять и прочувствовать, да и мужа на такое можно привести - плешь за скучность не проест. Ну и конечно, грандиозное здание Оперного и его большой зал настраивают на особый лад и делают тебя немного другим.

    Не могу нормально вставить видео, почему-то, поэтому вот просто ссылка
    ответить
  • Судя по фото, балет бы мне понравился, спасибо.
    ответить
  • Судя по всему шикарный балет. Мне бы тоже понравился. И анализ хорош. С предложения о муже и ногах оленя долго хихикала)))
    ответить
  • Моя коллега с ногами оленя вообще отожгла - в антракте мне объявила, что только в бинокль поняла, что он только в трусах😅
    ответить
  • Хорошее применение для бинокля) Вид наверное был что надо))
    ответить

Ваше сообщение по теме:

Для оформления текста и вставки изображений используйте панель инструментов.