Конференция русистов в Барселоне

0
+
Конференция русистов в Барселоне
Международная конференции русистов в Барселоне, проходившая 20-22 июня, собрала около 250 участников. На пленарных заседаниях и в литературоведческих секциях прозвучали доклады Ж.Нива, А.Житенева, О.Бурениной, И.Анастасьевой, М.Кшондзер и других известных исследователей. Обсуждался широкий круг проблем, связанных с творчеством как классиков русской литературы, так и современных писателей: от Б. Пастернака и М. Цветаевой до П. Вайля и Е. Водолазкина. Большое внимание было уделено творчеству В. Шаламова — ему были посвящены два пленарных доклада в заключительный день конференции. Профессор Барселонского университета и переводчик «Колымских рассказов» на испанский язык Рикардо Сан Висенте назвал свой краткий доклад «Чудо Шаламова». Валерий Есипов, представлявший Вологодский университет, посвятил отпущенные ему 40 минут дискуссионной теме о современном восприятии творчества В. Шаламова и А. Солженицына. Тезисы обоих докладов публикуются ниже.

Кроме того В. Есипов познакомил участников конференции с новой литературой о Шаламове и подарил Барселонскому университету ряд книг — воспоминания И. Сиротинской «Мой друг Варлам Шаламов», биографию Шаламова в серии ЖЗЛ, новое издание «Четвертой Вологды» (Вологда, 2017), сборник «Закон сопротивления распаду...» (Прага – Москва, 2017), пятый «Шаламовский сборник» (М., 2017), а также сборник «Книга, обманувшая мир», посвященный критике «Архипелага ГУЛАГ» А. Солженицына (М., 2018), куда вошли и тексты В. Шаламова.

Чудо Шаламова

Рикардо Сан Висенте

Рикандо Сен-Винсенте в Барселоне (конференция русистов, июнь 2018 г.)

(Тезисы доклада)

Большинство тех, кто на собственном трагическом опыте пережил ужасы XX века, будь то жертвы нацизма, сталинских исправительно-трудовых лагерей или многочисленных войн, бушевавших на протяжении этого столетия, хранило молчание, стремясь забыть о пережитом. Большинство, но не Шаламов. Сам автор убежден в бесплодности, безуспешности и безнадежности попыток передать во всей полноте свои воспоминания о пережитом, свои ощущения, чувства, и даже неоднократно предупреждает читателей, что об этом не стоит ни говорить, ни писать, ни читать. Однако, несмотря на все это, в 1950–70-х годах, сначала в своей каморке в рабочем общежитии в поселке под Москвой, а затем, уже после реабилитации, в маленькой комнате в столичной коммунальной квартире, он один за другим пишет в школьных тетрадях свои короткие, изящные и обладающие потрясающей силой рассказы.

Шаламов называл свою прозу «прозой будущего». Это «будущее» уже наступило, и мы видим, что Шаламов во многом предвосхитил художественные поиски некоторых современных писателей, которые, как и он, превращают лично пережитую, разбитую вдребезги реальность, в своеобразную мозаику из рассказов. Его лаконичные, лишенные пафоса и морализма «Колымские рассказы» предстают перед нами, словно экспонаты музея насилия, в виде самых разных документов: лагерных этнографических заметок, зарисовок, кратких набросков и очерков); с другой стороны, они также могут считаться поэмами в прозе, микроновеллами, приключенческими рассказами, полными символики, и, что важнее всего, подлинными произведениями искусства, которые по чистоте формы напоминают нетронутый колымский снег…

И то, что Шаламов не погиб в лагерях, и то, что он смог написать свои тетради, которые не только не исчезли на чердаках советской эпохи или в архивах КГБ, но и были опубликованы и дошли до нас, — все это нельзя назвать иначе, как настоящим чудом. И ко всему этому прибавляется важнейший факт: если говорить об эстетических качествах «Колымских рассказов», то их формальная безупречность (особенно ощущаемая в работе над переводом) определяет правдивость текста и, словно компас или «поисковый инструмент», указывает путь к истине.

Квинтэссенция уникального опыта Шаламова заключена в его кратких заметках «Что я видел и понял в лагере» (1961), которые я счел необходимым перевести и включить в VI сборник «Колымских рассказов», изданный в Барселоне в 2017 г. Первый пункт этих заметок — о «чрезвычайной хрупкости человеческой культуры, цивилизации» — сохраняет глубокую актуальность в современном мире.

Шаламов и Солженицын: арьергардные бои за читателя

Валерий Есипов

Тезисы доклада

В последние годы В.Шаламов — один из наиболее переводимых русских писателей за рубежом. Его книги вышли на всех мировых языках, включая испанский, за что мы должны быть благодарны проф. Р. Сан Висенте, а еще раньше —писателю Х.Семпруну, который, собственно, заново привлек внимание к личности Шаламова во всей Европе, назвав в 2007 г. «Колымские рассказы» «важнейшей книгой ХХ века» и поставив ее выше «Архипелага ГУЛАГ» А. Солженицына. Под влиянием Х. Семпруна и в Германии издан 6-томник Шаламова, пользующийся большим успехом. Отстает только, как ни странно (а может быть, закономерно?) англоязычный мир, первым поднявший на щит Солженицына и оставивший Шаламова в его тени. После неполных переводов «Колымских рассказов» в США, сделанных в начале 1980-х Д. Глэдом, прошло почти сорок лет, и только сейчас в Англии вышло три цикла «Колымских рассказов» в переводе Д. Рэйфилда. В свою очередь, «Архипелаг ГУЛАГ» во многих странах не переиздается уже более сорока лет.

Эти метаморфозы, ярко раскрывающие новые общемировые тенденции, требуют большого и серьезного анализа, и я могу взять лишь несколько аспектов, касающихся читательской рецепции, причем, разумеется, в России.

Валерий Есипов выступает в Барселоне (конференция русистов, июнь 2018 г.)

Объективные данные (социологические опросы, изучение данных посещения сайтов, посвященных двум писателям в Интернете, дискуссий о них в социальных сетях и в СМИ) показывают общее охлаждение россиян к творчеству Солженицына, несмотря на поддержку его авторитета государством, официозными СМИ, а также родственниками писателя и солидарной с ними группой деятелей культуры. С другой стороны, те же данные во многих случаях демонстрируют очевидное и явное предпочтение читателей Шаламова Солженицыну[1], однако, в целом не дают картины перевеса значения его творчества в общественном мнении. Речь идет скорее о медленном процессе нарастания интереса к Шаламову, причем, этот интерес отличается глубиной и интенсивностью прежде всего со стороны молодежи.

В докладе проанализированы социальные и психологические причины этой ситуации, а также факторы, проистекающие из художественно-философских особенностей произведений двух писателей-«лагерников». Кроме того учтена полемика, которую они вели между собой при жизни и которая ныне превратилась в «арьергардные», но важные общественные «бои».

Примечания

1. Имеется в виду, например, экспресс-опрос, проводившийся 30 октября 2017 г. на московском радио «Серебряный дождь». См: Есипов В. «За Шаламова — 100 процентов, за Солженицына — 0. О чем это говорит?»

Добавить новость в: Добавить в LiveJournal Добавить в memori.ru Добавить в BobrDobr Добавить в MoeMesto Добавить в Google Bookmarks Добавить в News2 Добавить в Twitter Публиковать ВКонтакте Публиковать в Facebook

Еще новости по теме:

Сегодня, 1 июля, в истории
Историко-литературная выставка «Жить или писать. Варлам Шаламов» откроется в Нижнем Тагиле и Магадане
Сегодня, 17 января, в истории
За Шаламова — 100 процентов, за Солженицына — 0. О чём это говорит?

    Комментариев пока нет. Ваш комментарий может стать первым.

    Ваш комментарий к новости: