Японский хореограф представил в Москве спектакль по рассказу А.Чехова «Черный монах»

1
+
Японский хореограф представил в Москве спектакль по рассказу А.Чехова «Черный монах»
Узнать «Черного монаха» Чехова едва ли возможно. Внешне он стал сильно походить на самурая. Дзе Канамори участвует в Чеховском фестивале не в первый раз. Несколько лет назад он привозил постановку «Нина» по мотивам «Чайки». Теперь снова по приглашению фестиваля и специально для него поставил спектакль, но уже по мотивам рассказа «Черный монах». Канамори работал над постановкой всего 2,5 месяца. Балет уже прошел в Японии, откровенно говоря, с переменным успехом: тонкая философия - не для каждого зрителя. Мы попытаемся как можно понятнее рассказать об удивительном сочетании русского и японского. Кажется, у нас гораздо больше общего, чем мы думаем.

Такого Чехова, наверное, не узнал бы даже сам Антон Павлович: отражение русского классика в зеркале японской культуры выглядит весьма экстравагантно. Московскому зрителю его продемонстрировал хореограф Дзе Канамори. Руководитель труппы «Ноизм» привез спектакль, обратившись к одному из самых загадочных произведений Чехова.

«Я пытался с помощью хореографии передать атмосферу рассказа «Черный монах». Причем, хотел выразить ту боль, которую испытал я, читая произведение, а даже не ту, что излил сам Чехов. Ведь мне неизвестно, о чем он думал, когда писал», - отмечает хореограф.

«Безымянный яд - Черный монах» - спектакль, канву которого он задумал сплести из одного рассказа, в результате возник на основе двух. Канамори объяснил идею лаконично: «У каждого из нас в душе есть свой Черный монах, а все вместе мы живем в Палате№6».

«Людям так сложно понять друг друга! Из-за этого в душах произрастает одиночество. Это чувство и заставляет нас любить кого-то, порождает в нас желание быть рядом с кем-то. И я хочу обратить внимание зрителя на это безумное, всепоглощающее одиночество», - поясняет Дзе Канамори.

Понять, что происходит на сцене, может лишь тот, кто помнит рассказ Чехова. Историю о человеке, который опьянен ощущением собственной гениальности. Эти мысли ему внушает Черный монах - персонаж, живущий лишь в воображении главного героя. Жене удается вылечить безумца, но он вместо благодарности упрекает: он сходил с ума, у него была мания величия, но ведь в этом он был счастлив. Осознав заурядность своей личности, он умирает от тоски. В японском спектакле главного героя зовут «Больной доктор», и его партию танцует Айитиро Миягава.

«Играю, можно сказать, самого себя, но делаю все так, как сказал мне Канамори-сан. У нас очень талантливый хореограф, он Чехова читал много, и эта постановка - его интерпретация. Я всего лишь актер, поэтому смотрю на все глазами режиссера. Я сам этого произведения не читал, да и Чехов мне в принципе не знаком - лишь его имя. Но, насколько мне известно, мой герой - «Больной доктор» - это персонаж произведения «Черный монах», - говорит артист труппы «Ноизм» Аитиро Миягава.

На самом деле, чеховские герои послужили лишь прототипами тех, кто в результате получился у Дзе Канамори. Он в своих психологических изысканиях пошел куда дальше писателя, обнажая самые болезненные противоречия человеческой сущности. Так и возникли персонажи со странными именами - «Робкий тореадор», «Жизель, которая не умеет летать», «Больной доктор» или «Добродетельная проститутка». Эта партия досталась жене хореографа Савако Исеки.

«Ну как можно говорить о добродетелях проститутки? Это же нагромождение противоположных понятий! Так что я начинала играть самую обыкновенную женщину. А потом поняла: в каждой из нас всегда присутствуют оба начала, и в любой женщине уживаются и монашка, и блудница», - рассказывает Исеки.

Ее героиня противостоит иллюзиям любимого. Современный безумец в интерпретации японского балетмейстера тонет в виртуальной реальности. Чтобы оторвать его от компьютера, требуются немалые усилия. Эксцентричный синтез танца и пластики восточных единоборств - над такой хореографией Дзе Канамори работал впервые.

«На этот раз я внедрил в рисунок танца столкновение сил и энергии, которые исходят от людей. В результате рождается гармония. То есть так просто мои герои не могут найти взаимопонимания, но потом, в ходе физического столкновения, приходят к сбалансированности», - подчеркивает Канамори.

Как это ни странно, хореографии Дзе Канамори учился в Европе. Один из последних учеников Мориса Бежара, он работал в Нидерландском театре танца и в Лионском балете, который считается одним из самых авангардных в Старом Свете. Но вернувшись 8 лет назад в Японию, он встретил легендарного театрального режиссера Тадаси Судзуки. И началась совсем другая история.

«Мы с Судзуки во многом похожи, поэтому он и стал моим мастером. Нам обоим интересны разные пограничные состояния - безумия, смерти. Кстати, Судзуки тоже хотел поставить «Палату№6». Японцы склонны видеть красоту в одиночестве. А его так много. В нашем сегодняшнем мире, полном технологий, человек живет, как на необитаемом острове. И это серьезная тема для разговора со зрителем», - уверяет хореограф.

Со зрителем Канамори общается как раз с помощью новейших технологий. Артисты танцуют с наушниками iPod, в которых звучит «Лебединое озеро». Публика в это время слышит нечто совсем иное - от полной тишины в начале спектакля до романса Гаэтано Браги, который упоминается в рассказе «Черный монах». Таким образом, режиссер подчеркивает изначальное существование пропасти между людьми: что происходит в голове каждого из нас - это сокрыто ото всех.

«В нашей культуре много страдания и страсти к самоуничтожению. И меня потрясло, когда все это я нашел и в рассказах Чехова. Его волнует то же самое: что есть безумие, а что - норма, и в какой степени воображение граничит с реальностью. В той жесткости, с какой он ставит эти вопросы, он абсолютный японец», - отмечает Дзе Канамори.

Может быть, поэтому спектакль «Безымянный яд - Черный монах» так органично вписывается в программу Чеховского фестиваля. И если в начале действа зритель теряется в догадках о том, что происходит на сцене, то очень скоро смутные образы обретают поразительно четкие формы. А русская классика в японском переплете становится до боли понятной.

Добавить новость в: Добавить в LiveJournal Добавить в memori.ru Добавить в BobrDobr Добавить в MoeMesto Добавить в Google Bookmarks Добавить в News2 Добавить в Twitter Публиковать ВКонтакте Публиковать в Facebook

Еще новости по теме:

Мастерская Фоменко представит "Короля Лира" в постановке Каменьковича
Сюртук и пистолет: новый проект "Школы современной пьесы"
Театр на Таганке представит премьеру спектакля Богомолова "Теллурия"
Сегодня, 29 января, в истории

    Комментариев пока нет. Ваш комментарий может стать первым.

    Ваш комментарий к новости: