Рецензия Syrinx на книгу Игра престолов

Джордж Мартин.
Писатель, очень рано и легко добившийся огромного успеха.
Начиная с рассказов и повестей, представлявших собой смелую смесь научной фантастики и "ужасов" (за произведения в этом жанре удостоен двух "Хьюго" и двух "Небьюла"), работал и в "классической" научной фантастике, но впоследствии стал подлинным мастером фэнтези, которого критики ставят наравне с Д.Р.Р.Толкином и Р.Джорданом.
Перед вами - знаменитая эпопея "Песнь льда и огня".
Эпическая, чеканная сага о мире Семи Королевств.
О мире суровых земель вечного холода и радостных земель вечного лета.
О мире опасных приключений, тончайших политических интриг и великих деяний.
О мире лордов и героев, драконов, воинов и магов, чернокнижников и убийц - всех, кого свела Судьба во исполнение пророчества...

  • Мартин как предчувствие

    7
    +
    Очень сложно писать рецензию на незавершенный текст. Если б не флэшмоб, ждала бы я, видимо, когда Мартин решит, наконец, дописать весь цикл.

    От первой книги осталось как раз такое ощущение незавершенности. Вернее, даже сплошного многостраничного вступления, «присказки» с обещанием сказки в будущем. А пока сказка не сказана, намек не воспринят и ты только начал блуждать в ее сумрачных лесах, остается лишь оглядываться по сторонам, пытаясь за каким-нибудь чардеревом разглядеть привычную березку. Или хотя бы любимый друидами ясень.

    В художественном мире «Игры престолов» смешиваются разные историко-поэтические пласты.

    Первый пласт - пласт мифический. Здесь мы найдем остатки тотемизма: предки-драконы и тесная связь с волками. Ждем, когда Ланнистеры породнятся со львами. Мифологичен цикл зима-лето, пусть и более растянут во времени, чем привычный нам, и абсолютная зависимость человека от этого цикла. Мифологично ограниченное пространство: стеной для жителей Семи Королевств или морем для кочевников. За привычными границами – стихия, непознанная, неосвоенная, не подчиняющаяся человеку, который в один момент может оказаться с ней один на один.

    Вторым пластом вроде бы должен быть эпический, по крайней мере, его предполагает и жанр, и масштаб описываемых событий. Весь эпос портит позиция повествователя, который буквально ведет репортаж из головы героя, в худшем случае из-за плеча. Откуда здесь взяться эпической дистанции и апсихологизму? И выносить сцены сражения за рамки повествования не очень эпично. Это уже драма. Вот гора трупов – это, да, эпично. И пусть необладающий эпическим сознанием читатель (как и некоторые герои) не кричит: «Ах, этот подлец Мартин всех убил».

    И третий пласт (или уже, если хотите, жанр) - исторический роман, который, как ни странно, присутствует в тексте в большей степени, чем все остальное. Мартин, говорят, современный Толкин. Какой еще Толкин? Дюма или Дрюон, действия романов которых переведены в условные Семь Королевств. Исторический роман, надо сказать, не всегда чуждается элементов фантастики.

    И раз уж зашла речь, пара слов о Толкине. В контексте сравнения с ним Мартина (этого все же трудно избежать) внезапно осознала, что действительно фантастическим, неосвоенным и неизведанным мир делает не наличие эльфов, гномов, единорогов, драконов. А непрозрачность внутренней формы. Например, что Мордор – это Черноземье, не поймешь, пока тебе не объяснят (вспомнив слово «мрак», конечно, можно, но покажите мне того, кто это сделал). А лютоволк… Что? Лютоволк и есть. И так не только на уровне языка.

    Мир «Игры престолов» очевидно антитетичен. Кстати, тоже черта мифологического сознания. В двоичной системе воспринимается практически все: зима – лето, лед – пламя, Старки – Ланнистеры (неожиданно, да?). И самое главное, хаос – космос.

    На протяжении всей книги не покидает ощущение медленно надвигающихся, постепенно проникающих в привычный, устоявшийся уклад элементов хаоса. Так среди лета вдруг становятся заметны признаки зимы. В спокойный сонный мир вторгается хаос междоусобной войны. И первородный хтонический мир, мир за стеной, нарушает границы и проникает в упорядоченную реальность. Смерть проникает в жизнь.

    Но самого хаоса еще нет. Есть только намеки, предвестники, предчувствие. Хаоса. Войны. Зимы. Как тут не вспомнить эту несчастную, постоянно цитируемую фразу, она же девиз Старков, «Зима близко…». С непременным многоточием. Здесь тоже одно лишь предчувствие.

    Правда, предчувствия нередко обманывают. И остаются всего лишь предчувствиями.

    Прочитано, как уже говорилось, в рамках флэшмоба, за траву рекомендацию спасибо sliva_diana.











Интересные посты

Заметка в блоге

Да, это пиво по Достоевскому

Коротаю вечер субботы с этими ребятами...

Интересная рецензия

Человек против сил природы

История, которая напоминает нам о том, как хрупка и тонка человеческая жизнь в сравнении с силами...

Новости книжного мира

В Швейцарии нашли неизвестные иллюстрации Экзюпери к "Маленькому принцу"

Эскизы были обнаружены в старинном цюрихском здании, которое принадлежало умершему в 2018 году...

Интересная рецензия

Постскриптум истории: Йозеф Геббельс

Он был маленьким, нескладным и хромоногим вследствие перенесенного в детстве остеомиелита, объектом...