Рецензия Василий Кленин на книгу «Географ глобус пропил»

"Это роман вовсе не о том, что весёлый парень Витька не может в своей жизни обрести опору. И не о том, что молодой учитель географии Служкин влюбляется в собственную ученицу. Это роман о стойкости человека в ситуации, когда нравственные ценности не востребованы обществом. Роман о том, как много человеку требуется мужества и смирения, чтобы сохранить "душу живую", не впасть в озлобление или гордыню, а жить по совести и любви".Алексей Иванов Показать

«Географ глобус пропил» Алексей Иванов

Возьмите 200 граммов Набокова с его «Лолитой», не меньше поллитры Венечки Ерофеева, густо посолите Владиславом Крапивиным – и вы получите книгу «Географ глобус пропил» автора с, пожалуй, самым неподходящим именем для того, чтобы стать известным писателем – Алексея Иванова.

Разумеется, для многих толчком к прочтению провинциального «антипедагогического» романа послужила претенциозная экранизация – и спасибо за это российскому кинематографу! Я добрался до книги с сознанием, незамутнённым просмотром кина, хотя, подтолкнула меня к этому насыщенная реклама фильма.
Начало мне не понравилось. Не то, чтобы совсем, но возникло ощущение картонности. Небрежно обрисованы декорации: провинциальная Пермь, школа, полная юных дебилов, в которую от финансового отчаяния устраивается работать главный герой. Семья, в которой полный разлад. Герои однобокие: злобная жена, король по жизни Будков, мегера завуч. И сразу можно было предсказать роман Нади с Будковым, финальную дружбу ГГ–Служкина с хулиганом Градусовым. А еще меня (почему-то) очень раздражали короткие главы.
В общем, полное ощущение бытового романа, каковые часто пишут графоманы, опираясь на свой жизненный опыт (кстати, правильно делают, что опираются… и что пишут!).
Но я читал дальше. Потому что в книге пугающе точно была описана моя жизнь. В течение пяти лет мне посчастливилось (без кавычек) работать в школе. Правда, историком, но географию тоже довелось вести. И там, были: зондеркоманды, сорванные уроки и голос, и вот это «сесть-встать-сесть-встать». Что уж там – и пил с учениками и бил их… А еще была ненавидящая меня жена и маленькая дочь. И ужасавшая меня тихушечная система взаимоизмен. И постоянное бухло – от безысходности. Только, в силу поправки на маленький райцентр, часто это был просто самогон. А еще – нереальная нищета, ибо работал я чуть позже ГГ, сразу после дефолта, когда зарплату задерживали по 4-5 месяцев, и она ничего не стоила.
В общем, читал я, пугался совпадений, а книга за это время «исправилась»! Язык стал сочнее, главы – длиннее, мир – глубже. Очень понравились главы, описывающие детство Служкина – всегда поражался писателям, понимающим мир детей. Очень здорово было увидеть юные прототипы уже введенных в роман взрослых персонажей – Будкина, Колесникова, Лену, Ветку.
Ну, и кульминация – речной поход со школьниками. Настоящая дружба, настоящая (хоть, и преступная) любовь. Походы, они такие – все расставляют по своим местам. Каждого раскрывают. Кстати, здесь впервые повествование ведется от первого лица главного героя. Наконец, автор начинает раскрывать внутренний мир Служкина, который всю книгу прятался от нас за щитами иронии и глумливости, все время совершал глупые нелогичные поступки. Эту часть я читал уже взахлеб. Знаете, когда с книжкой и в туалет и за кухонный стол. Описание похода вызывало противоречивые чувства. Много очень реалистичных сцен, но местами есть такие непутевости! Наличие пары элементарных фонариков и полиэтиленовых пакетов на ногах – радикально облегчили им жизнь… Хотя, конечно, это неважно.
Концовка книги грустная и пессимистичная – ведь это же русский роман 90-х.
Ясно-понятно, что книга не про сюжет. А вот про что? Тут любой читатель, как рыбак может выудить свое. Для меня это книга про Настоящее. Живущий в кристаллической решетки законов социума, Служкин остро понимает, что они все фальшивы. Фальшива праведность его жены, которая предпочитает страдать с постылым мужем. Постыла похоть Ветки, единственная оставшаяся от настоящей наивной подростковой любви. Постыла школа, где учитель мается между диктатом администрации и цинизмом учеников. Поэтому Служкин делает странное: пьет с учениками, подсовывает трагичную барышню Сашеньку похотливому Колесникову, хотя, та звала его, Служкина… Это не пресловутый бунт против тухлого общества. Это поиски Настоящего.
А еще это книга про то, что такое Учитель. Наставник. Не в смысле «дающий образование», а в смысле «воспитывающий личность», То есть, опять – Настоящий смысл. То есть, я ни в коей мере не утверждаю, что для того, чтобы взрастить личности, надо забросить подростков в глухую тайгу и бухать с ними каждую ночь. Но при этом абсолютно правильно: учить не поучая, учить, не возводя себя в ранг незыблемого идола, учить, не посягая на свободу детей. Вот так можно вырастить Настоящих Людей… А можно и не вырастить – тут никогда не найдешь идеальный рецепт.
Да, книга и не даёт рецептов. Служкин, похоже, сам не осознаёт, что же это такое Настоящее. Какое оно. Но тянет его к нему неудержимо, как бы не засасывала реальная, но ненастоящая жизнь.

Понравилась рецензия, тем более, что она такая личностная) Но вот Крапивина я в книге совсем не обнаружила...
Есть Крапивин. В детских главах. В распитии вина в день рождения на лестничной площадке... В том, как в конце книги Служкин рванул в школу на последний звонок. Конечно, Крапивинское отношение к Детству в мильон раз мощнее и глобальнее. Поэтому "Географ" крапивиным только посолен
Ну, в своей рецензии я уже сказала всё, что хотела, по поводу этой книги. Но рада, что она нашла вас. :)
Да уж, вы все уже все сказали до меня)) рецензия № 26 - это даже стыдно кому сказать. За рецензию с таким порядковым номером браться можно только с полного отчаяния. Но в свое оправдание хочу заметить, что это не рецензия-самовыражение. Это рецензия-остраянеобходимостьвыговориться. Не мог не написать, душа просила
Да не в чем вам оправдываться! :) Когда душа просит - перечить ей ни-ни...
Ну, это да) когда душа велит - на всех накласть! Но надо людям это объяснить, чтобы поняли не держали зла ;)
Уже не воспроизведу историю собственного чтения, но меня история тоже как-то захватила, хотя некоторые описания меня раздражали, особенно когда доходило до пейзажей. И вот после фильма захотела найти какую-то сцену в романе, сличить, уж не помню. И, пробегая глазами, подумала: "Это точно та книга, которую я читала? Что за диалоги дурацкие?" Картонность - точное слово. Но при всем при этом общее мнение о книге не изменилось. Мне понравилась история, понравился герой. И теперь сама для себя выяснила, что понравились они мне настолько, что увлекшись, я уже не обращала на многое внимания.
герой отличный. Проблема "лишнего человека" в литературе новой России снова стала жутков актуальной! Вы только гляньте - сколько в Служкине Чацкого! А Раскольникова!
Отличная рецензия. Читать было намного интереснее самого романа. Даже на секунду примерещилось, что я что-то там проглядел. Но потом понял, что тут дело в другом. В чем-то иррационально интимном. У вас, право слово, такие совпадения, что букмиксовская нумерология отдыхает.
Да, книга пугающе личная. Правда, моя начальница, которая дала мне почитать "Географа", сказала, что в Служкине все себя узнают... Так низверзся мой ореол исключительности! ))
Я вообще, когда сажусь за рецензию - зарекаюсь, чтобы текст не превышал размер одной страницы Ворда. Ибо кто их читает - длинные рецензии! А тут не вышло. Прут мысли! И даже когда заставил себя поставить точку, хотелось добавить ещё! Поэтому решил я поэксплуатировать комментарии.
Я-то думал, что Иванов - автор из новых, которых вознес на литературный Олимп какой-то спонтанный внезапный успех. Ан нет! Иванов чуть ли не из старых, чуть ли не из совковых авторов. Начинал писать в "Уральском следопыте" (для меня это хороший критерий). Писал все больше что-то близфантастическое (Как вам?!). И, собственно, медными трубами вполне обласкан: издавался немало, рейтинговый фильм "Царь" с Мамоновым по его сценарию снят). И "Географ" - это весьма резкая смена галса уже состоявшегося автора. В этой связи на многие моменты книги смотришь иначе.
У меня, кстати, уже неделю лежит фильм. Но я до сих пор его не смотрел, ждал, пока выношу рецензию, чтобы сохранить чистоту экспериментальной среды))
Посмотреть очень хочется, мне кажется, для Хабенского Служкин может стать искуплением за многие-многие не особо достойные роли.
Игра Хабенского и красивая операторская работа - это единственное, чем может похвастать экранизация. В остальном - сплошной сумбур без внятной мысли. Вы, кстати, отпишитесь здесь, какие впечатления он у вас оставил, раз такая песня пошла. И, кстати, не тревожьтесь по поводу объемов рецензии. Тревожьтесь за качество написанного. А с ним у вас порядок.
Какая хорошая Настоящая рецензия!
Ну и темпы у тебя! Книгу уже купила, стоит на полочке дома, мается без меня, хочет чтоб ее прочли. А я далековато от нее. Но ничего, я обязательно ее прочитаю, оправдаю ее ожидания. А она, возможно оправдает мои.
Главное, продержаться первую треть. Книга, может, и не гениальная, но из тех, что цепляет
Уверен, что это не бунт, а реакция, реакция на кажущуюся безысходность, это бессилие, поскольку для бунта необходимо иметь силы и бунт должен знать свои границы. Он, по сути, ещё очень молодой человек, у него пока только реакции, а не действия.
Думаю, рецепт там есть: «Я закуриваю и не отвечаю. Все-таки Маша - еще девочка, пусть красивая и умная, но еще девочка. Мне не суметь объяснить ей то, до чего сам я добрался с содранной кожей. Я знаю, что научить ничему нельзя. Можно стать примером, и тогда те, кому надо, научатся сами, подражая. Однако подражать лично мне не советую. А можно просто поставить в такие условия, где и без пояснений будет ясно, как чего делать. Конечно, я откачаю, если кто утонет, но вот захлебываться он будет по-настоящему».

Финал с синей машиной и бутылкой – грустный, но не пессимистичный. В Служкине, как мне показалось, движение произошло, в отличие от героя Хабенского. В китно вообще никакой динамики персонажа, скукота.

Я себя в Служкине не увидел, если что :) Во всяком случае, не больше, чем в любом другом герое любого другого романа :)
Насчет рецепта, думаю, Служкин сам в нем не уверен. Да и не контролирует он процесс так, как заявлено в вашей цитате "откачаю, если кто утонет". Ведь в самом начале напился, едва не слив все мероприятие. И потом не всегда в адеквате был для "откачивания". В истории с мужиками, которые едва не потопили плот, вообще неправильно себя повел. По-моему, это его подавленное либидо просто выплеснулось.
"откачаю, если кто утонет" - это фраза "от либидо", да, но автор вкладывает ему в уста нужные и правильные слова. Откачаю или нет, другой вопрос, он для сюжетной связки и психологизма. Главное здесь две возможности: пример или испытание. Вот что работает. И это главная мысль этого пассажа.
Это да. И тут я с вами и с автором абсолютно согласен. Это настоящее Учительство.
Леля Вересова

Не читала

Благодаря вашей рецензии я убедилась, что не только я не поняла, о чем же все-таки эта книга. Что-то в ней есть такое.. Настоящее. Но вот что?
Тот самый случай, когда герой уже знает против чего нужно бороться (правда. борется местами странно), но ещё не знает - за что.

Ваше сообщение по теме:

Интересные посты

Действует, сестра

Книгой "Пелагия и чёрный монах" я планировала закончить своё знакомство с творчеством... Читать далее

Эффект бабочки в пространстве и времени

1962 год. Вторая мировая война давно закончена, и теперь весь мир пожинает ее «плоды», ведь... Читать далее

Лауреаты премий BookMix.ru (Ноябрь 2020)

Итоги прошедшего месяца, связанные с вашей активностью, наши дорогие участники, уже готовы и теперь... Читать далее

Голосование за лучшую рецензию 36 сезона Кинорулетки (Байопики)

36-я Кинорулетка, посвященная биографическим фильмам, завершилась. Были фильмы разные, про ученых и... Читать далее

Прямой эфир

Реклама на проекте

Рецензия недели

Черный кофе

«Черный кофе» Агата Кристи

Пьеса Агаты Кристи «Чёрный кофе» (1930) была переиздана в Великобритании и США в виде романа через 22 года после смерти писательницы. Новеллизация произведения была предпринята... Читать далее

6ipovnik 6ipovnik6 дней 10 часов 12 минут назад

Все рецензии

Реклама на проекте