Рецензия Mikle Pro на книгу Похождения бравого солдата Швейка

Самое популярное произведение чешской литературы, роман Ярослава Гашека "Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны", переведено на многие языки мира. Герой романа, маленький человечек, попавший в водоворот европейской бойни, в плохонькой шинели и разваливающихся сапогах, браво несет службу, постоянно попадая в нелепые ситуации. Наивный простак и мудрый острослов, рядовой Швейк лучше всяких политических прокламаций и общественных протестов разоблачает абсурд и хаос, бессмысленность и бездушность войны.

  • Официальный идиот

    26
    +
    Как ни странно, знакомство с главным, но, увы, неоконченным трудом Ярослава Гашека порядком тормозили однотипные мультяшные иллюстрации, красующиеся почти на всех переплетах самых различных книжных издательств. Выяснилось, что вездесущность этих иллюстраций не случайна. Их сделал некий Йозеф Лада, современник Гашека, знавший его лично. Гашеку понравились рисунки Лады, он их одобрил и тем самым – увековечил. Автору, конечно, видней, но меня они раздражают так же, как почти все иллюстрации к юмористической литературе. Кроме того, глядя на эти чрезвычайно незатейливые эскизы, я воображал, что «Похождения Швейка», если не детская, то уж точно подростковая литература, но и здесь я заблуждался. Если это утверждение и справедливо, то лишь отчасти. Швейк это не целомудренные похождения Василия Тёркина, здесь не мало обсценной лексики, грубого солдатского юмора, в том числе – ниже пояса. Гашек грубоват и жаргонен (это не упрек, а констатация факта), но те, кто служил в армии, скажут вам в один голос, что это произведение с невероятно сглаженными углами. В армии накал идиотии и грубости несоразмерно выше. Но дело даже не в этом. А в том, что среднестатистический подросток вряд ли разглядит шикарные авторские обобщения и оценит произведение с точки зрения едкой сатиры, а не юмористической эпопеи об одном неуклюжем простофиле, попадающего в различные передряги.

    Уж насколько роман кажется гротескным и абсурдным, самое ценное в нем то, что многие события и невероятных героев Гашек списал из собственной бурной и такой же комичной жизни. Некоторым героям он даже не менял имена - до того он был прямолинеен. Ни для кого не секрет, что писатель столкнулся лоб в лоб с Первой мировой войной. Поскольку по природе своей Гашек слыл весьма эксцентричной личностью, он неустанно превращал мрачные военные реалии в круглый фарс. Гашек явился в полк в военной форме, но в цилиндре, так же, как и солдат Йозеф Швейк, попадал с сумасшедший дом (с той лишь разницей, что добровольно: путем банального розыгрыша), занимался жульничеством, продавая перекрашенных собак с поддельной родословной, симулировал ревматизм, расцененный как попытку дезертирства, за которую его осудили на три года, так что на фронт он ехал в арестантском вагоне. Помимо этого, работая в журнале "Мир животных", - что перекочевал в произведение с этим же названием - придумывал новые виды животных, выпуская в печать такие фантастические названия, как "домашние серебристо-серые вурдалаки", "табу-табуран" или древний ящер "идиотозавр". Словом, сплошные проекции и никакого высасывания из пальца. Гашек с удивительным задором высмеял то неспокойное военное время, в котором ему пришлось жить, высмеивая даже то, над чем едва ли можно улыбнуться. Здесь, кстати, необходимо подчеркнуть, что как в обманчивой 2-ой части ("На фронте"), так и в остальных частях вплоть до последней неоконченной - Швейк ни разу не участвовал в военных действиях. С одной стороны Швейк не предпринимает попыток к бегству, желая дезертировать, с другой - из-за своих злоключений он никак не доберется до линии огня: он либо теряет свою бравую 11-ую маршевую роту 91-го полка, либо она движется в непонятном направлении, либо задерживается с отправкой из-за расхлябанной организации войск. Кульминацией в цепочке нелепостей становится случай, когда Швейк по собственной глупости попадает в плен к русским. Гашек медленно и методично проходится по такой прекрасной вещи как вышеуказанный армейский идиотизм, обыгрывая знакомую русским фразу: "Кто в армии служил, тот в цирке не смеется".

    - Не прикидывайтесь идиотом.

    - Ничего не поделаешь,- серьезно ответил Швейк.- Меня за идиотизм освободили от военной службы. Особой комиссией я официально признан идиотом. Я - официальный идиот.

    Швейк предстает эдаким неуклюжим и туповатым увальнем с блаженными голубыми глазами, делающего все наперекосяк и уверяющего каждого встречного-поперечного, что он "официальный идиот", но только слепой не увидит, что он не такой дурак, каким кажется. Для стопроцентного идиота он нередко оказывается слишком хитрым и находчивым, парнем себе на уме, каким был и тот, кто его придумал. На одном допросе председатель комиссии говорит о нем скорее правду, чем ложь:

    Этот молодчик думает, что ему поверят, будто он действительно идиот... Вы вовсе не идиот, Швейк, вы хитрая бестия и пройдоха, вы жулик, хулиган, сволочь!.

    Да, Швейк попадает в нелепые ситуации не от большого ума, но он лишь часть одного большого Первого мирового идиотизма, поражающего своими масштабами куда больше, чем его частные и попросту банальные глупости. Швейк служит неким передвижным орудием для его вскрытия. Он всегда находится в движении и в каждом пункте своей остановки Гашек разыгрывает точный сатирический пассаж на заданную тему.

    Вот секретные агенты, рыскающие по городу, расставляющие капканы для честных граждан, чтобы засадить их на долгие года за решетку за неосторожно оброненное слово. Вот отчаявшиеся симулянты, готовые принести себя в любую жертву, будь она хуже самой войны, лишь бы не уходить на фронт. Вот фельдкурат Отто Кац, никогда не бывающий трезвым, что пошел в служители господни, лишь бы ему не вручили вместо кадила винтовку, а вместо ризы - военную форму. Вот военный следователь Бернис, который "постоянно забывал обвинительный материал, и это вынуждало его придумывать новый, он путал имена, терял нити обвинения и сучил новые, какие только приходили ему в голову; он судил дезертиров за воровство, а воров - за дезертирство; устраивал политические процессы, высасывая материал из пальца; он прибегал к разнообразнейшим фокусам, чтобы уличить обвиняемых в преступлениях, которые тем никогда и не снились, выдумывал оскорбления его величества и эти им самим сочиненные выражения инкриминировал тем обвиняемым, материалы против которых терялись у него в постоянном хаосе служебных актов и других официальных бумаг". А тщедушный и жалкий подпоручик Дуб, получивший от Швейка прозвище “полупердун”, что вечно пытается унизить и наказать каждого встречного солдата, думая, что таким образом он вселит в подчиненных уважение и священный трепет перед вышестоящим чином. Настоящая находка!

    Уверен, что все это не плод больной фантазии чешского писателя, а самые настоящие срисованные натуры. Примеров можно привести целую массу и все бы хорошо, если б Гашек так мучительно не затягивал повествование, нагромождая его избыточными событиями и повторяющимися приколами с зависающим сустейном. Особенно остро это ощущается в “Торжественной порке”, где мое терпение стало медленно подходить к концу. Когда анекдот становится слишком длинным, он перестает быть таковым. Но самое убийственное заключается в самом Швейке. Он наделен одной примечательной чертой: о чем бы не шла речь, он вечно вкручивает в разговор так называемые "истории по случаю", находящиеся у него в таком бесчисленном количестве, что его хочется застрелить, вторя негодованию героев книги. Черта сама по себе потешная, но Гашек ею непомерно злоупотребляет. Постепенно она становится настолько навязчивой, что швейковские истории хочется пролистать, чтобы не отвлекаться от сюжета. Более того, эта склонность травить байки всплывает и у других героев романа, и вот это уж точно тактическая ошибка писателя. Один прием нельзя "продавать" направо и налево безнаказанно. В результате на одном дыхании читается, дай бог, половина похождений, дальше едешь исключительно на холостом ходу.

    Вот, пожалуй, и все, что я хотел сказать, однако ж не хочется заканчивать рецензию на негативной ноте, чтобы она не перечеркнула все положительные моменты, описанные выше. Поэтому скажу следующее: будьте такими же оптимистами, как пан Гашек, и не забывайте, что с юмором по жизни всегда легче, даже если сидишь в глубокой жо..., э-м-м, глубоком окопе.








    • Вот за это я и не люблю кошек! Т.е. намеренно сатирическую литературу. Сколь бы талантливой она ни была.
      Такой жо..., в смысле, окопной правды нам не надо :)))
      ответить   пожаловаться
    • Я тоже думала, что это детская литература...
      Спасибо за рецензию, теперь точно знаю, что не буду это читать.
      ответить   пожаловаться
    • Твердо считаю, что mustread - это первая часть "В тылу". Она и идет на "ура" и представление о романе дает исчерпывающее.
      ответить   пожаловаться
    • А мне никогда не нравились иллюстрации. Да и армии в моей жизни многовато (про обсценную лексику могу подтвердить твои слова полностью)
      ответить   пожаловаться
    • Армии многовато, говоришь?
      ответить   пожаловаться
    • 8 лет замужества!
      ответить   пожаловаться
    • Что ж, разбор сурьёзный. :) Всё хорошо в меру, это правда. Но, возможно, переборы у Гашека возникают от отчаяния перед абсурдом реальности. И, чтобы на самом деле не скатиться в идиотизм, он поливает себя и окружающих этим нескончаемым юмором.
      ответить   пожаловаться
    • По поводу юмористической сублимации мысль верна, полагаю. Что-то подобное в голову приходило. Гашеку определенно хотелось о многом высказаться.
      ответить   пожаловаться
    • Eruselet +1
      ответить   пожаловаться
    • фельдкурата Отто Каца можно было направить в капелланы, нечего отлынивать)
      ответить   пожаловаться
    • Отто Кац вообще мой любимый персонаж.
      ответить   пожаловаться
    • Я захотела почитать Швейка во время ознакомления с автобиографией Войнича, написавшего "Ивана Чонкина" — своеобразный аналог Швейка. Ни до Войнича с Чонкиным, ни до Гашека со Швейком так и не добралась с тех пор. Как обычно, врочем :)
      ответить   пожаловаться
    • Про Чонкина наслышан, да. Но вот его не читал и в ближайшее время на вряд ли буду.
      ответить   пожаловаться
    • Интересная рецензия, спасибо.
      Мультфильм не смотрели? Он не длинный, мне понравился)))
      ответить   пожаловаться
    • Не смотрел, но слышал про относительно новый, украинского производства. Вы, наверно, его имеете ввиду?
      ответить   пожаловаться
    • Очень похожие впечатления от книги, спасибо!
      ответить   пожаловаться
    • На здоровье)
      ответить   пожаловаться
    • В Москве есть стилистическое кафе "У Швейка". Оно как раз было по пути в Юракадемию и мы группой там частенько сидели. Много позже я задумалась над названием и прочитала "Похождения...". С оценками согласна полностью. К концу уже надоедает:)
      ответить   пожаловаться
    • Ты знаешь, даже не слышал, хотя по московским кафешкам я ориентируюсь и без того скверно. В этом кафе официанты должны начинать каждую свою реплику с "Осмелюсь доложить...". :)
      ответить   пожаловаться
    • Интересней было бы его видение интервенции в России, в которой он принимал непосредственное участие))
      ответить   пожаловаться
    • Думаю, у него все было бы в одном ключе. Ничего кардинально нового.
      ответить   пожаловаться
    • Каппеля жалко.
      ответить   пожаловаться
    • Судя по рецензии, Роман Гашека наполовину полон ))) все никак до него руки у меня не дойдут, лежит на полке, ждет своего часа, но пока не могу поймать нужное настроение ))
      ответить   пожаловаться
    • Более того, роман Гашекв переполнен будучи неоконченным)
      ответить   пожаловаться
    • Когда я спрашиваю, есть ли у нас эта книга, я получаю ответ, что такой гадости мы дома не держим)) и хотя из твоей рецензии ничего такого не следует, все эти перекрашенные собаки, увальни и сумасшедшие дома как-то навевают тоску.
      ответить   пожаловаться
    • Неоднократно встречал если не враждебное, то откровенно брезгливое отношение к этому произведению. Для меня истина, как всегда, посередине. :)
      ответить   пожаловаться
    • Кстати, неприятие к Гашеку проявляют прежде всего дамы, что примечательно. Это явно не женский автор. Здесь нет любви)
      ответить   пожаловаться
    • То есть солдафонство, в котором ещё и любви нет? Ну это правда неинтересно как-то.
      ответить   пожаловаться
    • Очень по-мужски зато)
      ответить   пожаловаться
    • Да ну брось - тебе правда книги без любовных линий нравятся больше?
      ответить   пожаловаться
    • Любовная линия как таковая не является залогом или необходимостью хорошей литературы. Это вообще не критерий. Она может быть, может не быть, как и любая другая линия, но в конечном счете это не играет большой роли. Если б все мерилось по одной шкале, то литература была бы плоской и скучной.
      ответить   пожаловаться
    • Это всё да, но ты уходишь от ответа) много у тебя любимых книг без любовной линии?
      ответить   пожаловаться
    • Их определенно меньше, чем с любовной, но такие тоже есть. Но опять же любовная линия где-то может и быть, но она может быть совершенно схематична и второстепенна по отношению к центральному действию.
      ответить   пожаловаться
    • Тут не поспоришь)
      ответить   пожаловаться
    • Мои мысли насчёт книги во многом схожи с Вашей прекрасной рецензией. Приятно было читать, спасибо!
      Для себя я объясняю такое деление книги на увлекательную и постную части тем, что дописывал её другой писатель, чех Карел Ванек. И из-под его пера уже какие-то петросянистые и унылые в своём повторюшничестве шутки полезли. И да, будучи девушкой, очень люблю эту книгу)
      ответить   пожаловаться
    • Вы - исключение. :) Самодеятельность Ванека принципиально не читал. Концовка должна принадлежать тому, кто написал и начало)
      ответить   пожаловаться
    • Соглашусь с Вами) самый очевидный пример тому - "Унесенные ветром" Маргарет Митчелл и Санта-Барбара, которая появилась в продолжение книги.
      ответить   пожаловаться



Интересные посты

Обсуждение в группах

Опрос "Лучшая рецензия марта 2020" (ФТЧ)

Рецензии здесь: 1. рецензия Демина Карина "Внучка берендеева. Второй семестр" (от...

Новости книжного мира

Лауреаты премий BookMix.ru (Март 2020)

Итоги прошедшего месяца, связанные с вашей активностью, наши дорогие участники, уже готовы и теперь...

Новости книжного мира

А теперь – Конкин!

авний автор и друг «ЛГ», актер, член Союза писателей России (на его счету семь книг! в том числе «У...

Интересная рецензия

Старинную жизнь поведал и чистую душу открыл

Я за хорошую литературу. Я за слово, которое душу трогает… Вот и книга Ивана Сергеевича Шмелева...