Рецензия Eruselet на книгу «Повести покойного Ивана Петровича Белкина»

А. С. Пушкин написал "Повести покойного Ивана Петровича Белкина" болдинской осенью 1830 года, находясь на трехмесячном холерном карантине. Этот период стал очень плодотворным для него в творческом отношении и по его собственному признанию "он никогда еще так не писал". Именно так: "просто, коротко и ясно", по мнению самого поэта, нужно писать прозу, которая одновременно "требует мыслей и мыслей - без них блестящие выражения ни к чему не служат". Абсолютно новаторский цикл позволил создать широкую картину русской жизни с высочайшей степенью человечности. "Повести Белкина" и в наше время остаются признанной вершиной прозаического наследства А. Пушкина. Показать

«Повести покойного Ивана Петровича Белкина» А. С. Пушкин

Воображение поэтическое – великая вещь. Холодно, дождливо, больная зараза выстраивает карантины в округе, тянется безденежье, угнетает разлука с милой невестой – нет мочи, казалось бы, почувствовать нечто радостное и тёплое. И сукин сын наш берётся за коротенькие записки, которые долженствуют развеять злобные чары судьбы, а заодно и дать сильный посыл друзьям-сентименталистам пересмотреть внимательно понаписанное ими. Это я про незабвенные в веках «Повести Белкина». Безделица, но именно простотой своей и значительна.

Итак, Александр Сергеевич Пушкин, сидя в Болдине долгие месяцы безвыездно, устроил для себя литературные игры. И все удались на славу. Одни «Маленькие трагедии» чего стоят. Но ведь только писать целыми днями невозможно, приходилось и почитывать что-нибудь. А сентиментализм в самом разгаре ещё – это потом мы будем говорить, что он умер до XIX века. Ну да-да, плавно перетекал в романтизм – но весь не перетёк. Душераздирающие истории про встречу с покойниками на заброшенных кладбищах, бесстыдно совращённые барышни, люди-оборотни, наконец, злые случаи, организованные жестоким провидением в наказание за грехи предков… Короче, истории про то, как все умерли. И умерли как-нибудь эдак необыкновенно, чтобы читатели исслезились до печёнок.

У Пушкина всё наоборот. Почтив все счастливы. Не совсем обыкновенные приключения совершенно обыкновенных людей. И рассказаны они тоже человеком совершенно обыкновенным, неким Иваном Петровичем Белкиным. Несколько лет настоящий автор целенаправленно скрывался от читателей, указывая себя лишь инициалами А.П. Про Белкина тоже известно не так много, из письма то ли его приятеля, то ли соседа: «Кроме повестей, о которых в письме вашем упоминать изволите, Иван Петрович оставил множество рукописей, которые частию у меня находятся, частию употреблены его ключницею на разные домашние потребы. Таким образом прошлою зимою все окна ее флигеля заклеены были первою частию романа, которого он не кончил. Вышеупомянутые повести были, кажется, первым его опытом. Они, как сказывал Иван Петрович, большею частию справедливы и слышаны им от разных особ. Однако ж имена в них почти все вымышлены им самим, а названия сел и деревень заимствованы из нашего околодка, отчего и моя деревня где-то упомянута. Сие произошло не от злого какого-либо намерения, но единственно от недостатка воображения». В общем, други, не судите строго: куда нам тягаться с заслуженными литераторами, рукописи наши не имеют никакой ценности, годятся на хозяйственные бумажные нужды. Село, где живёт посыльщик повестей, с названием тоже убогим, зато сентименталистам пригодным – Ненарадово.

Первым делом обратим внимание на то, что Пушкин – как истинный литературный мастер – не торопится напичкать свои игрушки сразу всеми возможными вывертами и фантазиями. В каждой повести избирается лишь одна коллизия. И действующих лиц немного, и описательных деталей – только самое чуть. Поэтому читаются все пять произведений на одном дыхании.

«Выстрел» представляет нам один из излюбленных сентименталистами типов – человека-загадку. Ну, демон без страха и упрёка. Имя не то, что у всех – Сильвио, говорит мало, прошлое его туманно… Славится тем, что стреляет лучше всех: если муха не стенке – так он её, голубушку, одним махом и уничтожает. «Недостаток смелости менее всего извиняется молодыми людьми, которые в храбрости обыкновенно видят верх человеческих достоинств и извинение всевозможных пороков», – не устарело и теперь, пусть искомый герой будет злодеем, лишь бы не «трусом». Но в итоге выясняется, что злодей не такой уж и злодей, свой замысел против беспечного графа полностью не осуществляет: напугал, да и ретировался.

«Метель» рассказывает о путанице, случившейся из-за тайного венчания. «Марья Гавриловна была воспитана на французских романах и следственно была влюблена. Предмет, избранный ею, был бедный армейский прапорщик, находившийся в отпуску в своей деревне. Само по себе разумеется, что молодой человек пылал равною страстию и что родители его любезной, заметя их взаимную склонность, запретили дочери о нём и думать, а его принимали хуже, нежели отставного заседателя», – слышите усмешку автора? Влюблена девушка не потому, что встретился единственный и неповторимый, а потому как начиталась французских романов. И как в оных романах полагается, в бедного, не подходящего для родителей молодого человека. А уж упоминание о несчастном отставном заседателе… Нынешние читатели, конечно, вряд ли его оценят, но люди позапрошлого столетия не преминули бы горько улыбнуться. И как тут не произойти тайному венчанию, раз столь искусно подбираются обстоятельства. Только вот изобретательный случай подменил жениха… Что, пробрало до слёзных печёнок, отчаянные девы? Однако концовка истории опять удачная: обвенчанные, но никогда не знавшие друг друга, супруги наконец встречаются. Воля автора творит радость.

«Гробовщик» испытывает мистические ожидания сентиментальных страдальцев. Адриан Прохоров, побывав в гостях у знатного сапожника-немца, обиделся за своё трудовое дело. «Гробовщик пришёл домой пьян и сердит. «Что ж это, в самом деле, – рассуждал он вслух, – чем ремесло мое нечестнее прочих? разве гробовщик брат палачу? чему смеются басурмане? разве гробовщик гаер святочный? Хотелось было мне позвать их на новоселье, задать им пир горой: ин не бывать же тому! А созову я тех, на которых работаю: мертвецов православных». И что думаете? Явился сонм покойников в дом Прохорова на этот клич. Натерпелся страху-ужасу. А как проснулся, так кухарка и объяснила, что ничего наяву не было. Так-то, господа мистики, по ночам спать надо, а не дурные рассказки себе внушать.

«Станционный смотритель» опрокидывает мнение о том, что сентименты обязаны быть громкими, вычурными, сотрясающими. Совершенно банальная ситуация: блестящий постоялец увёз дочку бедного станционного смотрителя. Папаша, зная, чем заканчиваются подобные приключения, загоревал, спился и сошёл в могилу. Белкину, случайно посетившему его станцию, успел пожаловаться: «Вот уже третий год, – заключил он, – как живу я без Дуни и как об ней нет ни слуху ни духу. Жива ли, нет ли, бог ее ведает. Всяко случается. Не её первую, не её последнюю сманил проезжий повеса, а там подержал да и бросил. Много их в Петербурге, молоденьких дур, сегодня в атласе да бархате, а завтра, поглядишь, метут улицу вместе с голью кабацкою. Как подумаешь порою, что и Дуня, может быть, тут же пропадает, так поневоле согрешишь да пожелаешь ей могилы…» Но Пушкин опять не унимается: не пропала Дуня. Ну, замуж вышла за баламута своего по закону формальному или нет, о том, ничего не говорится, однако видели её через годы вполне счастливой барыней с детьми, что проездом явилась на станцию и посетила местное кладбище.

«Барышня-крестьянка» – последний торжественный аккорд всего гимна естественным чувствам. Признаюсь, из пяти повестей для меня она самая любимая. Совершенно очевидно, что и автор питает к своей героине симпатию основательную. Каково? Нарядилась крестьянкой, только чтобы утолить любопытство, рассмотреть молодого соседа, отцы-то их в ссоре, по-другому встретиться невозможно. И ведь народный говор усвоила, правильные ужимки все выдаёт. Характер самостоятельный и пылкий, размеренная усадебная жизнь сказалась на нём благотворно, ибо потребовала в противовес ощутимых событий. «Для барышни звон колокольчика есть уже приключение, поездка в ближний город полагается эпохою в жизни, и посещение гостя оставляет долгое, иногда и вечное воспоминание. Конечно, всякому вольно смеяться над некоторыми их странностями, но шутки поверхностного наблюдателя не могут уничтожить их существенных достоинств, из коих главное: особенность характера, самобытность (individualit?), без чего, по мнению Жан-Поля, не существует и человеческого величия», – замечает добрый Пушкин. Авантюра и здесь завершается весело, влюблённые соединяются. Но вот вам последняя авторская фраза: «Читатели избавят меня от излишней обязанности описывать развязку». В самом деле, как это муторно, перечислять все ахи и охи по поводу обрушившегося как бы неожиданно счастья!

Современники к пушкинскому циклу отнеслись с некоторым недоумением. Булгарин в «Северной пчеле» излил свой скепсис: «Ни в одной из «Повестей Белкина» нет идеи. Читаешь – мило, гладко, плавно; прочитаешь – всё забыто, в памяти нет ничего, кроме приключений. «Повести Белкина» читаются легко, ибо они не заставляют думать». Белинский тоже побрюзжал: «Правда, эти повести занимательны, их нельзя читать без удовольствия; это происходит от прелестного слога, от искусства рассказывать…; но они не художественные создания». Зато самый первый читатель, друг Баратынский встретил новые забавы, как и полагается: живо, душевно, смешливо. «Написал я прозою пять повестей, от которых Баратынский ржёт и бьётся», – сообщал автор в письме к Плетнёву.

Резюме таково. Развлекательная литература очень даже имеет право быть. Прелестный слог – сам по себе уже нравствен. Хотя буду скучной букой, если не скажу при этом, что в «Повестях Белкина» везде рассыпаны сердечные замечания Александра Сергеевича и о персонажах, и о жизни человеческой в целом – но нигде они не топорщатся колом, убивающим в читателе живость воображения и надежду на свет.

Елена Р.

Не читала

Эк вы нашего! ))) "Повести..." и правда совершенно прелестная безделушка вроде бы, но далеко не пустая при этом.
У умного человека могут быть пустышки, даже если внешне безделицы? :)
Совсем недавно их слушал под рабочий процесс. Шло, как по маслу. Хороший разбор у вас вышел с нежностью к автору. Для меня "Повести Белкина" тоже милая, но очень обаятельная безделушка. :)
Мерси-мерси. :) Не знаю, как на слух, но на "глаз" очень хорошо, язык, действительно, бойкий и живописный.
На слух он точно такой же)
Я последние годы как-то не могу слушать прозу, даже когда неплохие чтецы. Видимо,мешает собственная интонация: я классику хорошо помню. Хотя сама когда-то ученикам читала, им нравилось... ))
Никогда не формулировал для себя отношение к этим повестям больше, чем словом "безделица", но, прочитав вашу работу, нахожу, что это слово требовало именно такого раскрытия :) Очень хорошо :)
Спасибище. :) Когда мне становится не очень весело на душе, перечитываю эти повести.
Вполне себе "художественные создания", по-моему) Очень люблю "Повести" - и как Вы их обаятельно истолковали, очень понравилось!
Спасибо. ) Ну, в начале XIX века были немного другие представления о художественности. Пушкин их изменил. ))
Ой, не знаю, не знаю, про надежду, она как бы есть, но ее как бы и нет.:-)
Есть-есть, просто маскируется. :)
La laviniense

Не читала

Странно, а мне вот никогда не казался безделицей "Станционный смотритель": по-моему, очень трагическая история "маленького человека". Да и "Выстрел" не лишен особой уточненной мудрости...
Вот "Барышня-крестьянка" и "Метель" в самом деле очаровательные анекдоты в старинном значении этого слова.
Тема "маленького человека" несколько раздута литературоведами. Она, конечно, присутствует в нашей прозе, да и поэзии, но "Повести Белкина" как раз цикл более игривый, чем иной. Самсону Вырину, конечно, мы сочувствуем - вместе с автором, но сочувствуем имено естественно, без сентиментального надрыва, над коим Пушкин производит здесь свой суд. Мудрость? Она не может не дать о себе знать, если о человеческих судьбах пишет человек уровня Пушкина.
La laviniense

Не читала

Ну, в некотором смысле мы все люди маленькие, мифов про большинство из нас не сложат.)
А история Самсона Вырина мне всегда просто сердце рвала. И действительно, рассказана она совсем не сентиментально. Потому и трогает.
Леля Вересова

Не читала

"[? ели бы у нас в школе так рассказывали о Пушкине, как вы. Все бы на уроки ходили, наверное!
О, это вы мне бесценный комплимент сделали! :) Спасибо. И перечитайте обязательно сами повести.
Пушкин любит из своих произведений делать шкатулки с двойным дном. Тут оно даже не двойное. Каждя повесть дается сразу в трех восприятиях: рассказчика, который поведал ту или иную историю Белкину (рассказчики указаны в предисловии), фиктивного автора Белкина и таинственного А.П., которого труднее всего уловить. Безделка безделкой, а по большому счету Пушкин в "Повестях Белкина" ставит очень серьезную проблему. Все "несчастные" его герои - это люди следующие стереотипам, как правило, литературным. Сильвио играет байронического героя, Вырин зацикливается на сюжете притчи о блудном сыне, Владимир из "Метели" всерьез играет роль влюбленного страдальца из сентиментальных романов. Только те, кто способен к игре и смене масок, становятся счастливцами, как герои "Барышни-крестьянки" (тема маскарада - уже в эпиграфе: "Во всех ты, душенька, нарядах хороша"). Так что "Повести Белкина" - это еще и противоядие от ограниченности и стереотипности мышления... Но рецензия - хороша! :)
Спасибо. :) Вы знаете, культурный человек, наделённый литературным - то есть языковым - талантом, неизбежно пишет многослойно. Он может даже сам это не делать "специально" - память во время творческого процесса извлекает "инструменты".

Ваше сообщение по теме:

Интересные посты

Народное голосование за лучший детектив

В прошлом году прошёл дебют премии «Русский Детектив» — первой в России премии в области... Читать далее

Начались съемки сериала по повести Наринэ Абгарян «Манюня»

Наконец-то: в Армении начались съемки долгожданной экранизации повести Наринэ Абгарян «Манюня»... Читать далее

Поднявшие перо Виктора Гюго

События романа Карлоса Руиса Сафина «Тень ветра» происходят в послевоенной Барселоне. Автор с... Читать далее

Абсолютно невыносимое бытие

Следует задаться вопросом: о чём эта книга? Без философских отступлений (или с ними), а просто... Читать далее

Прямой эфир

Рецензия недели

Оправдание Острова

«Оправдание Острова» Евгений Водолазкин

Что такое история? Чему она способна научить? И способно ли каждое новое поколение делать выводы из опыта своих предков, или мы так и обречены ходить по кругу, наступая все время на одни... Читать далее

гравицапа гравицапа2 дня 6 часов 10 минут назад

Все рецензии

Реклама на проекте