Рецензия Пламенная. на книгу Европейское воспитание

"Европейское воспитание - это когда расстреливают твоего отца или ты сам убиваешь кого-то во имя чего-то важного, когда подыхаешь с голоду или стираешь с лица земли целый город. Говорю тебе, мы с тобой учились в хорошей школе, и нас воспитали как следует".

Один из самых загадочных европейских писателей ХХ века Ромен Гари (1914 - 1980) написал свою первую книгу между боевыми заданиями во время Второй мировой войны, а уже в 1945 году роман "Европейское воспитание" удостоился престижного Приза французской критики. Роман был переведен на 27 языков, и теперь этот маленький шедевр поэтического реализма - впервые на русском.

  • Все это пыль.

    27
    +
    В тысяча девятьсот восьмидесятом году, писатель Ромен Гари покончил с собой. Причины не ясны, но наверное он просто не выдержал давления прошлого. Когда я читаю про писателей самоубийц. Тем более про писателей самоубийц евреев, тем более живших в Европе и воевавших в Германии, тем более выходцев из России, тут выясняется что совпадений слишком много. И хоть Стефан Цвейг мне ближе, с Роменом Гари мы слишком похожи. Хотя бы биографически. Но точно не характером. Что есть «Европейское воспитание», все эти университеты, школы, здания, хваленая эстетика, красивые речи и песни — да ничего — пыль. Потому что все это внешнее. Красивые стены, древние традиции, гербы, семейные древа, интересно, божественно, возвышенно, но совершенно бессмысленно. Об этом и пишет Ромен Гари. Об ошибающихся студентах, о детях очередного поколения попавшего в тиски войны и каких-то традиций, о которых никто уже толком не помнит, но все ими гордятся. Ромен Гари еще раз подтвердил мое убеждение в том, что Германия, да и вся Европа планомерно продвигалась к фашизму, и пришла к нему, логически завершив начатое. В каком-то интервью, старом ли, новом ли, я помню рассказывалось, что фашизм это быстро. Это за идею, за хваленых Идеал, за слова, за мысли, за песни в уши. Это очень быстро.

    Книга более европейская чем можно было бы предполагать, более французская чем ожидалось. И полностью еврейская. Такая какой мне хочется видеть и свое еврейство. Хотя очень больно. Но крайне честно.

    Здесь много музыки, много поэзии, много воздуха и полета. Но много войны, много крови и боли. Пеленою, пеленою скрытой от глаз. Потому что писалось «во время» самих действий и воспринималось изнутри. То есть отстраненно, то есть не совсем как реальность, то есть приглушенно. Но сквозь эту глухоту, отстраненность, музыку и туман, столько боли, что хватит еще не на одно поколение.

    Вот это война, вот это Холокост, фашизм, нацизм, зверское отношение! Между воспитанными, интеллигентными, отучившимися в лучших университетах мира людьми! Людьми начитанными и привыкшими считать себя солью Земли! Читайте. Может быть что-нибудь поймете. Я уже давно поняла. К сожалению. Легче от этого только не становится. Нужно просто один раз понять. Наверное. Наверное это важно. Чтобы быть собой. Хотя бы для этого.

    Простите за излишнюю автобиографичность.











Интересные посты

Интересная рецензия

"В ней много воды"

Книга, подобная небольшой речке, чье течение легко и неспешно поначалу, но, по мере приближения к...

Заметка в блоге

Десять лет спустя

Или 50 оттенков Букмикса Мне кажется, не все люди способны любить. Некоторым это просто не дано...

Новости книжного мира

Названы лучшие отечественные экранизации

Завершился первый фестиваль экранизаций «Читка». На нём награды получили люди, отвечающие за...

Новости книжного мира

Сегодня, 26 июня, в истории

Сегодня в Таиланде отмечается День памяти великого поэта Сунтхон Пху. Обычно он проводится в...