Рецензия на книгу Тополь берлинский

Перед нами настоящая скандинавская сага, написанная, впрочем, с не свойственной этому жанру иронией. Действие книги происходит в современной Норвегии. На похороны властной матери семейства по имени Анна съезжаются, чтобы встретиться после долгой разлуки и разрешить вопросы с наследством, три ее сына и внучка. В шкафу у каждого из этих людей спрятан свой скелет, но то, что всю жизнь скрывал отец семейства, тихоня и подкаблучник, не поддается логическому осмыслению.

  • Почему любовь так зависит от многократно повторяемой лжи?

    17
    +
    На самом деле здесь рецензия сразу на две книги Анне Биркефельдт Рагде – «Тополь берлинский» и «Раки-отшельники». Я бы с радостью добавил к ним и третью – «Зеленые пастбища», но, к сожалению, на русский она до сих пор не переведена. Эти истории неразрывно связаны, а границы между частями очень условны. Они, наверное, гораздо лучше смотрелись бы в одном увесистом томе, но понятно, что кушать хочется всем :) Хотя, может все вовсе не так цинично.

    Норвежцам ли не знать что такое сага? А здесь мы имеем дело именно с полномасштабной семейной сагой. Без Хеймдалля и суровых викингов, конечно, хотя масштабные сражения здесь тоже гремят и они совсем нешуточные. Только разворачиваются они внутри человеческих душ и, если бы не безжалостный скальпель автора, то все метастазы так и остались бы за кадром, продолжая исподтишка отравлять жизни совершенно посторонних казалось бы людей. Но Анне Биркефельдт Рагде с лицом дружелюбного патологоанатома вскрыла все гноящиеся язвы семейных недосказанностей, умело препарировала и представила на суд читателей. Впрочем, клиентам патологоанатома вряд ли что-то еще может помочь, здесь же пациенты скорее живы, чем мертвы. Только вот пребывали в глубокой коме, пока доктор не пришел.

    Его всегда поражали люди, добровольно погружавшиеся в ужасные проблемы и видевшие смысл жизни в том, чтобы поведать другим, как плох этот мир. Становилось ли от этого кому-нибудь легче?

    И члены семьи, о которой сложена целая сага, сами по себе как на подбор! Со стороны трудно поверить, что они вообще имеют друг к другу хоть какое-то отношение, не говоря уж о родственных связях. Судите сами – совсем старенькие отец и мать семейства, трое их взрослых сыновей, плюс еще внучка от среднего сына (которую он сам до этого видел лишь пару раз в жизни), причем, даже ей уже далеко за тридцать, что уж говорить обо всех остальных действующих лицах. Потомственные фермеры из которых только один не оставил это хлопотное занятие. Старший сын одинок, имеет собственное похоронное бюро и полностью поглощен этим процессом. Средний тоже одинок. Он как раз тот самый фермер. Всю жизнь выращивает свиней, навсегда впитав их специфический запах. Младший – главный красавец на деревне, в смысле, давно покинул замшелую опостылевшую Норвегию и перебрался в более цивилизованный Копенгаген, где стал крутым гламурным дизайнером и счастливо проживает в роскошной квартире вместе со своим... кхм, мужем... К слову, именно младший брат – Эрленд, является наиболее живым и располагающим к себе человеком. Кроме того он единственный, жизнь которого, можно назвать сложившейся. Хоть и таким специфическим образом. Ах, да, еще внучка – дочь фермера, который в молодости бросил беременную невесту. Работает профессиональным собачьим тренером, личная жизнь также не сложилась. Словом, начало книги очень позитивное и жизнеутверждающее. Возникает закономерный вопрос – что связывает всех этих людей, судьбы которых давно разошлись и вряд ли когда-нибудь вновь пересекутся? Должно произойти какое-то из ряда вон выходящее событие, способное впечатлить таких разных людей одновременно. И оно происходит – болезнь и смерть матери семейства. Не то чтобы ее все очень любили и уж тем более, не то чтобы она любила и привечала всех своих детей, но все же, согласитесь, событие заслуживающее того, чтобы семья раз кои-то веки собралась за одним столом. Сначала, естественно, чисто формально и даже с большой неохотой. Но, неожиданно, смерть сварливой старухи становится новым началом для жизни всей семьи.

    В тех краях ценность человека определяется количеством людей, пришедших на похороны. Забитая до отказа церковь означает, что человека очень любили.

    Сюжет достойный какой-то норвежской Санта-Барбары скажет кто-то, и во многом даже окажется прав. Спасает все эти семейные разборки только норвежский статус, ну и еще, совсем-совсем немного – мастерство автора. Для меня лично до сих пор остается загадкой как человек в таких подробностях и так интересно способен одновременно описать особенности судмедэкспертиз и тонкости подготовки тел к похоронам, специфику и сложности свиноводства, оригинальные решения для дизайнерских витрин и взаимоотношения семейства геев, плюс, на закуску, воспитание домашних собак и даже гонки на собачьих упряжках. Все это настолько правдоподобно написано, что поневоле проникаешься жизнью каждого из действующих героев. Начинаешь мыслить и чувствовать как он, воспринимать жизнь большой семьи с абсолютно разных сторон. А семья, как уже было сказано, та еще. А скелетов в пыльных шкафах огромного, наполовину заброшенного семейного хутора, спрятано столько, что кажется их туда с разбегу запихивали. По мере того как тает застарелый лед испорченных отношений между родственниками эти скелеты начинают понемногу вываливаться. Да, зрелище малоприятное, но необходимое для нормализации атмосферы и выбрасывания никому не нужного хлама обид.

    Мир не всегда таков, каким ему следует быть и, скорее всего, он безнадежно далек от наших тщательно оберегаемых воздушных замков. Но это не значит, что он так уж плох и безнадежен. Иногда помощь приходит откуда ее давно уже не ждешь, а решение проблемы оказывается совсем иным, нежели ты представлял. И разве это так плохо?

    Норвежцы обожают подобное дерьмо. Сидят и глазеют на бедность и наслаждаются собственной аскезой, стыдятся громкого смеха, стыдятся получать удовольствие от хорошей еды, стыдятся выпить лишнего, стыдятся радоваться жизни.








    • Спасибо! Как раз пополняю список семейных саг, и "Тополь" был под вопросом.
      ответить   пожаловаться
    • Я считаю, что это достойный образчик. Не Маркес, конечно, но тоже очень даже ничего )
      ответить   пожаловаться
    • Так третью ты совсем не читал?
      ответить   пожаловаться
    • Ну я еще пока не освоил в такой степени норвежский язык ))) А на русском ее нигде нет или, во всяком случае, найти не удалось. Вторая книга традиционно для таких изданий обрывается на самом интересном месте. Буквально на полуслове.
      ответить   пожаловаться
    • а на английском не?
      ответить   пожаловаться
    • Это как-то не приходило мне в голову, если честно ))) Хотя ведь вполне логично!
      ответить   пожаловаться
    • А в чем суть тополя, заявленного в названии книги?
      Спасибо, впервые слышу об этом авторе.
      ответить   пожаловаться
    • Ага, меня тоже терзал этот вопрос. В книге никаких тополей и вообще деревьев нет. Очевидно секрет в том, что "тополь берлинский" – это искусственно выведенный гибрид, который в природе не встречается. Тут намек на всех троих братьев и, одновременно, небольшой спойлер.
      ответить   пожаловаться
    • Очень понравились вкрапления автора рецензии. Как бы темы для размышления. Без ответов. Это классно. Спасибо. Если книга вызывает такие реакции - она уже достойна внимания.
      ответить   пожаловаться
    • Это и правда так. В книге нет каких-то глубоких вопросах бытия, но, тем не менее, на многие темы она позволяет взглянуть по-другому.
      ответить   пожаловаться
    • Классная рецензия, с юмором.)
      Кстати, не в первый раз встречаю такую вот норвежскую самокритику, как та, что приведена в последней цитате. Раньше мне встречалась такая еще постановка вопроса: норвежцы любят есть рыбные палочки; по всей видимости, главным аргументом в их пользу в глазах норвежца служит то, что рыбные палочки - невкусные (точка зрения норвежского писателя).
      В общем, чувствуется, Норвегия - веселая счастливая страна.
      ответить   пожаловаться
    • Норвегия – крайне депрессивная страна и это несмотря на самый высокий уровень жизни. Слова из последней цитаты принадлежат Эрленду – младшему брату, навсегда сбежавшему из промерзшей серости и пытающегося спрятаться от нее за блеском и роскошью. Не слишком успешно правда.
      Забавно, что норвежская тоска, тем не менее, не слишком похожа, скажем, на русскую.
      ответить   пожаловаться
    • Как-то у меня тополь с норвегией слабо ассоциируется)
      ответить   пожаловаться
    • Ну так он и есть берлинский )
      ответить   пожаловаться
    • Скандинавский Маркес?) Любопытно..давно хотела прочитать эту книгу:-)
      Спасибо!)
      ответить   пожаловаться
    • Ну масштаб тут не Маркесовский все-таки, но определенно некоторое сходство в настроении присуствует
      ответить   пожаловаться
    • Отличная рецензия. Только что прочитала книгу, очень понравилась!
      Про тополя там, кстати, упоминается, и даже не раз. Их посадили немцы, которые во время Второй Мировой планировали построить в тех местах самый крупный морской порт. "Тех, кто их сажал, давно выгнали из страны. А деревья все растут и радуются лету"
      ответить   пожаловаться



Интересные посты

Заметка в блоге

Да, это пиво по Достоевскому

Коротаю вечер субботы с этими ребятами...

Интересная рецензия

Походная романтика, суровость гор и перевал Дятлова

В одном придорожном кафе на трассе Екатеринбург-Тюмень установили полку с книгами – что-то вроде...

Новости книжного мира

Сегодня, 17 августа, в истории

В этот день родились: 1798 - Антон Антонович Дельвиг (6 (17) августа 1798, Москва — 14 (26) января...

Интересная рецензия

Постскриптум истории: Йозеф Геббельс

Он был маленьким, нескладным и хромоногим вследствие перенесенного в детстве остеомиелита, объектом...