Рецензия на книгу Конец света. Первые итоги

"Книги - это бумажные тигры с картонными зубами, это усталые хищники, которые вот-вот попадут на обед другим зверям. Зачем упираться, продолжая читать эти неудобные штуки? Хрупкие, подверженные возгоранию листы, отпечатанные в типографии и нуждающиеся в переплете, - да еще и без электрических батареек? Ты безнадежно устарела, книжка со стремительно желтеющими страницами, ты - пылесборник, ты - кошмар переезда на новую квартиру... Видя, как при всеобщем равнодушии (или попустительстве) приближается дематериализация литературы, я решил составить еще один список книг ХХ века - МОИХ ЛЮБИМЫХ СТА КНИГ, КОТОРЫЕ НАДО, ПОКА НЕ ПОЗДНО, ПРОЧЕСТЬ НА БУМАГЕ".

Фредерик Бегбедер

  • Рецензия недели

    "Татьяна – редкостная дура, Евгений – редкостный козел. А Пушкин редкостно талантлив. Все я закончил пересказ."

    32
    +
    Слово «козел» в оригинале не звучит, но так как умные люди учат тому, что то самое слово в приличных местах не употребляется (хотя все же я думаю, это не мат), а так как у нас тут приличное место… Ну, в общем, вы поняли.

    Сперва, дорогие гости, проходите, располагайтесь, чувствуйте себя как дома. Courvoisier, Maker’s Mark, Martini, водка? Разносолы, сыры, оливки, грибочки, семга слабосоленая по собственному рецепту. Угощайтесь, расслабляйтесь. Пока горячее готовится, выпьем за число 100. Хорошее число, цельное. За ним – неизведанные горизонты, следующий уровень, даст бог, новое понимание. Эх, хорошо пошло:)

    Почему я выбрала эту книгу в качестве юбилейной рецензии. Это книга о книгах (о 100 книгах:)), это раз. Это плохая книга о книгах, это два. Это книга показывает, что не стоит доверять чужим спискам прочтения, даже если это версия известных людей, а если уже и есть желание, то составлять исключительно свои списки. Это три. Да и вообще, к черту списки прочтения! Они угнетают. Мы все равно никогда не прочитаем всего, чего хотим. С этим нужно смириться.

    В 2001 году Фредерик уже делал попытку комментировать список из 50 книг века, выбранных французскими читателями (опрос проводили газета «Le Monde» и Fnac), в который из русских писателей попал только Солженицын со своим «Архипелагом ГУЛАГом». Тогда у него тоже вышла отдельная книга. Интересно, его просили или он сам вызвался?

    Теперь же Бегбедер составил свой собственный список. Нет, все-таки интересно: он опять сам вызвался?

    Я вам честно скажу, что этот сборник рецензий на 100 хороших по мнению автора книг, которые стоит прочитать непременно в бумажном виде, от начала до конца не читала. Неасилила. Почему именно в бумажном, автор объясняет в предисловии, которое, надо признать, неплохое, быть может, самое интересное, что можно было почерпнуть из этой книги.

    Собственно первую звезду Бегбедер заработал за цитату Сартра из «Слов»: "писательский аппетит пересиливает нежелание жить". Спасибо. Пойду перечитаю Сартра. Но пока надо понять, что предлагает миру в этом сборнике Бегбедер. В предисловии звучит долгая эпитафия бумажной книге, потом утверждается, что роман «умер», а если не умер, то уж точно «выдохся». Открытие! Ага. Двадцатых годов двадцатого века так открытие. Времен Фицджеральда. Ну и что, что умер? Это нормально. Старое уходит, новое приходит. И вообще, давайте для начала прочитаем все хорошие романы, которые уже написаны. Я не говорю про все романы. Речь о хороших романах. Одной жизни не хватит. Не знаю как вы, я отчаянно надеюсь на следующую.

    Далее идут 10 критериев, по котором Фредерик производил отбор своих любимых книг. Среди них:

    Личная жизнь автора (плюс один балл, если он покончил с собой в молодости). Ну понятно, почему в список не попал Лев Николаевич.

    Внешность писателя (как ведет себя, во что одевается). Очень важный критерий для писателя.

    Эротизм, чувственность прозы (плюс один бал за эрекцию, плюс два балла за оргазм без помощи рук). Нет, у Льва Николаевича шансов точно не было.

    Снобизм, высокомерие (плюс один балл, если автор – темная лошадка, плюс два балла – если он рассказывает о людях, которых Бегбедер не знает, плюс три балла – если действие разворачивается в местах, проникнуть которые не возможно). Пожалуй, стоит накинуть три балла еще одну звезду, потому как мозг автора - это определенно место, проникнуть в которое мне не удастся.

    Однако, Фредерик надеется, что эти новые революционные критерии произведут переворот в преподавании литературы в средней школе. Ну а че. Я надеюсь на следующую жизнь.

    Итак, перед нами список Бегбедера.

    Список весьма специфический. Многих имен я не знаю (после беглых аннотаций знакомиться, бросив все, желания, надо признать, не возникло). А, постойте. Вот знакомое имя, хоть и немного странно смотрящееся в списке имен профессиональных писателей - номер 66 - Курт Кобейн «Дневник». Зато нет Толстого, Достоевского, Чехова.

    К слову о русских писателях. Их в списке два:

    Номер 98 -Виктор Пелевин «Хрустальный мир» и «Generation «П».

    Номер 56 - Михаил Булгаков. Что бы вы думали? Нет, не «Белая гвардия». Разумеется, «Мастер и Маргарита».

    Что пишет Фредерик в «рецензии» на Пелевина.

    «Да, признаемся честно: русские для нас – это здоровенные дебилы, питающиеся водкой, разгуливающие в шапках и в обнимку со шлюхами, танцующие казачок на виллах Сен-Тропе и проливающие слезы по миллиардам, потерянным в результате последнего банковского кризиса. Образ бывших граждан Советского Союза вызывает у нас улыбку: на что еще они способны, если не продавать нам контрабандную икру или нефть да хрумкать толченое стекло, выдавая себя за бывших князей. При этом мы как-то забываем, что именно они придумали современный роман, следовательно, вполне может оказаться, что у живущих ныне русских писателей найдется пара-другая историй о своей новой империи – империи капитализма. Виктор Пелевин появился как раз вовремя, чтобы опровергнуть предрассудки, оскорбительные в первую очередь для нас самих. Этот истероидный романист служит живым доказательством того, что искусство не имеет границ: возьмите западное смятение, умножьте его на трагедию сталинизма и наступление материализма, и, боюсь, Булгаков покажется вам несколько старомодным. Виктор Пелевин – величайший из ныне живущих русских писателей. Надо отметить, что Солженицын умер, а других я практически не знаю, кроме Сергея Минаева, чей роман «Духless» так и не переведен на французский».

    Блииин, ну о чем можно дальше разговаривать с человеком? Закрывай книгу, закрывай!

    Нет, все таки посмотрим, что там про Булгакова.

    «Благодаря гению Булгакова мы с наслаждением перечитываем новую версию Евангелия…»

    «Булгаков, который был, как Чехов и Селин, врачом, все-таки успел вывернуть наизнанку «Превращение» Кафки (написанное в 1925 году «Собачье сердце» повествует о превращении собаки в человеческое существо)…»

    «Единственным способом освобождения для Булгакова стала смерть (некоторое время он держался на морфии, что его и доконало)…»

    Бл…(а это уже, простите, мат), ну о чем можно разговаривать с человеком? Новая версия Евангелия??? Офкос, Булгаков был наркоманом! Это знают все, кто не изучал биографию писателя. Иногда очень хочется, чтобы определенные люди не дотрагивались своими мерзкими ручонками до великого…

    Не, все. Закрыли книгу.

    Спросите за что все-таки тройка? За Туле «Контррифмы» (61 место). И за Одена «Когда я пишу, я люблю тебя» (27 место). Расстрел заменен на пожизненное изучение мировой литературы. Начать следует, я думаю, с Сервантеса и Шекспира.

    Как раз и горячее поспело.








    • Разгром на редкость удался.
      Читать не буду Бегдебера,
      Пусть сам читает список свой.
      А Пушкин редкостно талантлив,
      Хоть тоже звался он Француз!
      ответить   пожаловаться
    • Дурацкая фамилия, правда? Никак запомнить не могу. Спасибо за стихи!
      ответить   пожаловаться
    • ---И вообще, давайте для начала прочитаем все хорошие романы, которые уже написаны. Я не говорю про все романы. Речь о хороших романах. Одной жизни не хватит. Не знаю как вы, я отчаянно надеюсь на следующую. ---

      Ой дайте три!
      Фантастическая рецензия, спасибо!
      ответить   пожаловаться
    • Браво!
      ответить   пожаловаться
    • «Благодаря гению Булгакова мы с наслаждением перечитываем новую версию Евангелия…»

      Воланд был бы рад...)))

      Отличная рецензия на убожеский список...Не будем читать.
      ответить   пожаловаться
    • Отличная рецензия! Очень повышает настроение.)))
      ответить   пожаловаться
    • P.S. Кстати, комментарии к рецензии тоже отменно хороши.)
      ответить   пожаловаться
    • А чего никто не ест, не пьет? Где тостующие?:)

      ответить   пожаловаться
    • До первой звезды... :)
      ответить   пожаловаться
    • Мы журналисты, где банкет? (с)
      ответить   пожаловаться
    • А я вот никогда Бегбедера не любила. С юбилейной рецензией тебя!
      ответить   пожаловаться
    • Как-то неловко отвечать человеку, написавшему 543 рецензии:)
      Но спасибо!
      ответить   пожаловаться
    • Оооо, прекрасно! :-) Оргазм без помощи рук.
      ответить   пожаловаться
    • С юбилейной рецензией :) Жаль, что Булгаков пострадал)))
      ответить   пожаловаться
    • Спасибо! С этой точки зрения хорошо, что он выбрал из русских писателей только двоих:)
      ответить   пожаловаться
    • Книгу не читал, но сдаётся мне, что сей господин является западным эквивалентом нашей Маруси Климовой с её "Антиисторией русской литературы".
      ответить   пожаловаться
    • Надеюсь Бекбедера когда-нибудь настигнет наказание за сий труд в виде переведенного "романа" Сергея Минаева)))
      Пишете здорово, от души посмеялась))
      ответить   пожаловаться
    • Спасибо за рецензию! Не вздумаю теперь открыть эту книгу с целью чтения)
      ответить   пожаловаться
    • Рецензия замечательная получилась. Вспомнился список Бродского. Сначала подумала, что Бегбереду лавры Иосифа Александровича спать не дают. Потом пробежалась еще раз глазами по рецензии, и решила, что Бегбедер скорее всего не знает, кто такой Бродский. :)
      ответить   пожаловаться
    • Черт его знает,что он знает:) У него проблемы с логикой, его мыли имеют хаотичный характер, так что определить, что он знает весьма проблематично.
      Список Бродского был составлен им специально и по его признанию в интервью - "наспех" для студентов, изучающих литературу (как известно, он преподавал), потому как поэта на первых порах обескуражил уровень базовой подготовки американских студентов. Для обыкновенного читателя этот список вовсе не обязательный и даже странный, кмк. То, что Бродский обозвал его "что бы с вами было о чем поговорить" - не более чем шутка. Я не читала Лукреция, но со мной есть о чем поговорить:)
      А вот как раз список поэзии, рекомендованный Бродским, вещь очень стоящая. Я многое для себя открыла благодаря ему.
      ответить   пожаловаться
    • У Вас еще все впереди :) Возможно Лукреций Вас дождется, правда говорить о нем скорее всего можно будет только с Читалогоанатомом :) Я из списка Бродского выделила самые "попсовые" произведения, как обязательные-приобязательные для чтения :)
      ответить   пожаловаться



Интересные посты

Интересная рецензия

Неестественная книга

В последнее время в магазинах определенный перебор книг в жанре нон-фикшн. Большинство я стараюсь...

Заметка в блоге

Мой приз за участие в КМ 19

А мне книжечки пришли от ОЗОНа! Спасибо Bookmix.ru и ozon.ru!!!

Заметка в блоге

Книжные стены

Что приятно - большинство работ с территории бывшего СССР - Россия, Украина... ...

Заметка в блоге

похоже на самоистязание

Случайно это или нет, что я выбираю себе на км именно те книги, после которых мне плохо?"...