Рецензия на книгу Гора искушений

Юнас Гардель один из самых популярных шведских писателей "новой волны". Его романы становятся крупными литературными событиями, переводятся на иностранные языки. Нервной остросовременной стилистике его прозы органичны тонкая психологичность и беспощадный вуайеризм, повествовательность и самоанализ. Травмирующие и несчастливые отношения с близкими людьми, напрасные жертвы, опустошающая беспомощность и непроходящая обида, - вот "тернии" сквозь которые пробираются герои романа, обретая надежду.

  • Сразу за Иерихоном стоит гора...

    2
    +
    "В своих снах он всегда был в пути и никогда не мог добраться до конца,

    пересаживался из машины в автобус, из автобуса - на поезд,

    и нигде нельзя было остановиться.

    Желтые или синие указатели с названиями населенных пунктов, все они говорили о доме, но дом был не его.

    Кого-то другого.

    Кого-то, имеющего право передохнуть, остановиться, расположиться.

    Кого-то, кто не спешит пугливо дальше.

    Во сне он часто находился в чужом месте, называя его домом, но всегда объявлялись законные владельцы..."

    "Каждый сам себе самый ближний." - мысль, красной линией проходящая через все творчество Гарделя.

    Невозможность людей понять друг друга, словно врожденный порок, затягивающая их в пучину одиночества;

    трагизм и абсурдность бессмысленного существования, которое каждый влачит не ради чего - либо, но вопреки - все это давно избитое фрейдовское "die Absicht, dass der Mensch glücklich sei, ist im Plan der Schöpfung nicht enthalten." (цель сделать человека счастливым, не включена в план сотворения мира), но поданное не с желанием докопаться до истины, найти причины или решения, отнюдь! Гардель всего лишь предлагает своему читателю посмотреть в зеркало и убедиться в том, что жизнь такова, какова она есть. Везде и у всех одинаковая.

    И ничего не изменится, сколько бы песка ни ускользнуло сквозь пальцы и сколько бы слез ни пролилось от горя, счастья или ненависти.

    Развивая библейскую историю о горе искушений на протяжении всей книги, он сравнивает выбор Христа с выбором человека между рыбной запеканкой и пропастью.

    Здоровая ирония.

    Именно за нее я так и люблю то, что делает этот эксцентричный швед, обожающий Дэвида Боуи, непьющий кофе и клеймящий позором, обмотавшее свою шею, словно удавкой, шаблонами и ложными ценностями, общество.

    "Сразу за Иерихоном стоит гора, на которую Иисус был возведен для искушения дьяволом.

    Гора искушений.

    На горе есть монастырь, в нем до сих пор живут несколько монахов, живут в маленьких грязных кельях, между небом и землей.

    В каждое мгновенье своей жизни у них есть выбор.

    Нет ничего проще для них, чем положить конец страданиям: перегнуться через перильца - чуть-чуть подальше - и все будет позади.

    Все равно они продолжают.

    Жить.

    Вопреки."







Интересные посты

Новости книжного мира

Независимые книгоиздатели просят помощи у государства

«Альянс независимых издателей и книго-распространителей» создал адресованную правительству РФ...

Новости книжного мира

Помощь из Китая прибыла с цитатой Пушкина

Благотворительный фонд одной из крупнейших китайских компаний Alibaba (владеет магазином...

Новости книжного мира

Известный писатель Борис Акунин болен COVID-19

По сообщению, опубликованному на официальной странице известного писателя и литературоведа в...

Интересная рецензия

Имя Розы ультра-лайт

Да простят меня поклонники Умберто Эко, что я сравнила его роман с «Монашьим капюшоном». Сравнивать...