Рецензия на книгу «Голый завтрак»

Одна из величайших книг нонконформистской культуры за всю историю ее существования. Одна из самых значительных книг XX века, изменившая лицо современной прозы. "Голый завтрак" первый роман Уильяма Берроуза, сразу же поставивший автора в ряд живых классиков англоязычной литературы. Странная, жестокая и причудливая книга, сочетающая в себе мотивы натурализма, визионерства, сюрреализма, фантастики и психоделики. "Порвалась дней связующая нить"... и неортодоксальные способы, которыми Уильям Берроуз предлагает соединить ее, даже сейчас могут вызвать шок у среднего человека и вдохновение у искушенного читателя. Показать

«Голый завтрак» Уильям Берроуз


Нас собралось практически поровну мокрощёлок и елдаков, на фоне огромной как опиумная ректальная свеча, которую я раньше таскал из задницы своей бабушки, башни, как пародия на Голдинга или устремившийся под чёрное небо факел фаллического символа свободы, по разбросанным по полу ошмёткам кожи, пятнам крови и сломанным иглам в волокнистом гное и гнилостной лимфе из взрывающихся язв промежностей почуявших приход от играющих жарких пальчиков и язычков мальчиков совсем недавно перебиравших их яи и мудя, проскальзывавших кандирой прямиком в распухающий бутон жопы, массировавших простату с режущим ухо "Уииии!". Теперь, среди всего этого пердежа и испражнений, словно стоило оно того, как закристаллизованный в коконе-куколке огромной чёрной многоножки, мне приходится нести прекрасное в звуки булькающего и задыхающегося от своей блевотины Элвиса Пресли, обволоченный до бесчуствия, как после чекушки увлажнённой из разлатанной хезы, чувствуя себя шмаровозом, ожидающим прихода, но с необратимостью понимающего, что ещё долбанных два часа, которые рассыпающейся на искры вечностью будут впиваться в студень мозга, что я здесь делаю? Что забыл я в сем приличном обществе высокообразованных и трезвых глядящих стёклами глазниц на свои пупки, как тот парень из Индии и думающих, что всё на свете — сплошное чудо под неизменное раздражающее, но заставляющее восставать из недр забытия хуй, как шлагбаум, открывающий перед тобой тайны бытия, "Уиии!" Как я попал сюда?
Чушпаны ломали пальцами свои же пальцы, уходя в небесконечную рекурсию, потому что звонкий чистый хруст сломанных костей прерывался комьями малафьи, летящей на занавесь цвета сгнившего персика и скатывающейся благоухающими морской ламинарией комьями на вышитую маленькими пальчиками азиатских девочек с узенькими дырочками узорчатую тряпку. Её ворсинки прилипли к моему языку, когда я попытался определить плотность и консистенцию окружающей действительности в попытках выбраться из наваждения мыслей, впущенных наружними органами моих чувств как разгорячённого мерина в стойло к пыжикам звуков журчания бессвязной речи одного из не рыба не мясо: "Мне кажется, что нарочитая скандальность Брюкнера является одним из звеньев цепи Уэльбек-Брюкнер-Киньяр" или какой-то похожей мутной субстанции, заменяющей мою собственную эктоплазму, как принесённая мне однажды одним из мальчиков повестка в военкомат в компанию зелёным извивающимся и зловонным червям, главной целью которых было проникновение ко мне в мысли через анус или уретру. Тогда я скрылся. Отрыгнув в платок и посмотрев на ухмылку слизи, бессмысленно тарящейся на меня в ответ, я понял, что собственные органы чувств уже начали подводить меня, сгорев в голубом огне подожённой зелёной жидкости и растворившись в клубах чёрного дыма.
Тем времени тихари всё громче распевали свои сраные мантры, сидя уляпанные в пятнах малафьи и уже начиная просвечивать, как донышко стакана от пива с застывшими на нём разводами засохшей пены. Я видел мелькнувшие машинные насосы, вставленные в набухшие соски, но, думаю, мне показалось, потому что я окопался на вертящемся диске выворачивающей наизнанку правды жизни, поэтому не могу судить трезво.
Потом они погнались на меня со своими мясницкими ножами и вздыбленными членами. "Амба!" Я попытался отвлечь их сахарной попкой, как самый слабый бабуин этой сочащейся тестостероном массы. Но я не педак-бабуин, жаркий голос нашёптывал мне и я нашёл выход, сменив личность. Я говорил им о Ницше, а они скалили свои зубы и вздымали члены.
Но потом наступило время Х и всё встало на свои места. Диск давящей тишины перестал крутиться, а зелёная жидкость прогорела до дна, оставив только пятна гнили и спермы на стенах и счастливых лицах разрумяненных щёчек удовлетворённых лесорубов.
А потом мокрые колёса проехались по розовому туману моих снов, унося всё прочь.
Конец.

ЗЫ: отзыв написан по мотивам прочтения перевода Немцова. Он ужасен. Уже после мной был прочитан перевод Когана. Разница огроменнейшая! К сожалению, ВО ВСЕХ электронных библиотеках только немцовский перевод "Нагой обед". Когановский перевод "Голый завтрак" ТОЛЬКО в бумаге. Однако, если кому надо, могу скинуть pdf-ку именно когановского перевода.

Ваше сообщение по теме:

Интересные посты

Удачный улов среди книжных новиночек в Fix Price в последние дни январских праздников

Зашла за мелочами для уборки, а наткнулась на полную полочку с разнообразными книжками на любой... Читать далее

Холодно и темно. Темно и холодно

Много снега, много холода, много испытаний. Много героев. Много мистики. И целых две любовных... Читать далее

Новичок месяца. Декабрь 2020

Новичок месяца. Декабрь 2020В первых числах декабря будут подведены итоги и вручены призы по итогам... Читать далее

11 января - 17 января 2021 года

11 января - понедельникВсем привет! Это наша первая встреча в Новом году, с чем я вас и поздравляю... Читать далее

Прямой эфир

Реклама на проекте

Рецензия недели

Король, дама, валет

«Король, дама, валет» Владимир Набоков

«Холодная, душистая, прелестная дама». В. НабоковВ «розоватом тумане осеннего утра» отправляется юный Франц искать своё место в столичном... Читать далее

sibirjachka sibirjachka2 дня 7 часов 16 минут назад

Все рецензии

Реклама на проекте