Рецензия на книгу Колыбель для кошки

Послушайте — когда-то, две жены тому назад, двести пятьдесят тысяч сигарет тому назад, три тысячи литров спиртного назад… Тогда, когда все были молоды… Послушайте — мир вращался, богатые изнывали от глупости и скуки, бедным оставалось одно — быть СВОБОДНЫМИ и УМНЫМИ. Правда была неправдоподобнее всякого вымысла. Женщины были злы и красивы, а мужчины — несчастны и полны глупых надежд. И крутилась, крутилась жизнь, запутывалась все сильнее — как дикая, странная игра под названием «КОЛЫБЕЛЬ ДЛЯ КОШКИ»…

  • Прислушайтесь!.. Ничего не напоминает?..

    5
    +
    Что может заинтересовать читателя сильнее, чем необычное название и крайне туманная аннотация к книге? Именно такая судьба ждала роман Курта Воннегута «Колыбель для кошки», несколько лет пролежавший на книжной полке, молчаливо упрекавший меня за нелюбовь к антиутопической литературе. Но желание отвлечься на классическую литературу, а также небольшой объем романа, прочитанный за считанные дни, возобладали над доводами рассудка.

    Недоумение, любопытство и странное притяжение к повествованию стали первыми эмоциями, поселившимися в мозгу после прочтения первых страниц книги. В легком слогу повествования автора непринужденно смешивались и религиозные, и политические, и нравственные вопросы, сатирически подчеркнутые нарочито-небрежными диалогами, казавшимися бессмысленными на первый взгляд. Но чем дальше читатель проникал в текстуру романа, тем четче прорисовывался «скелет» описываемой проблемы, «кошкина колыбель» для утопических идей человечества!

    Магия слова Курта Воннегута, накапливаясь в памяти читателя в геометрической прогрессии, постепенно стирала грань между повествованием книги и чтением между строк. Нравственный вопрос научного прогресса, изнанка тоталитарного режима, оборотная сторона медали человеческого эгоизма постепенно стали восприниматься не как метафорический полет фантазии прославленного писателя-фантаста, а как притча будущему человечеству. С каждой страницей углубляясь в аналитику человеческих пороков, мрачное предчувствие уже не будущего, а настоящего становилось сильнее, достигая своей высшей точки накала вместе с финальными сценами апокалипсиса. Под ликование горечи, разочарования и гнева, переплетенных словно «кошкина колыбель» в душе читателя, Курт Воннегут искусно ставит многоточие последней фразой основателя религии «вне закона» Боконона:

    «Будь я помоложе, я написал бы историю человеческой глупости, взобрался бы на гору Мэккэйб и лег на спину, положив под голову эту рукопись. И я взял бы с земли сине-белую отраву, превращающую людей в статуи. И я стал бы статуей, и лежал бы на спине, жутко ухмыляясь и показывая длинный нос – Сами знаете Кому!»

    Прислушайтесь!.. Ничего не напоминает?..










Интересные посты

Заметка в блоге

Сильный пол + романтическая литература

16 октября 1961 года родился Марк Леви – французский писатель, автор романтических бестселлеров...

Заметка в блоге

Книжный стрит-арт. Часть девятнадцатая

Лучшее средство от осенней хандры - свежая подборка ярких книжных граффити! Заряд положительных...

Новости книжного мира

В Миссисипи запретили «Убить пересмешника»

Руководство школьного округа города Билокси (Миссисипи) приняло решение исключить из школьной...

Обсуждение в группах

Детективная здача

Кто нибудь из вас читал действительно захватывающий детектив? Может хотелось почувствовать себя на...