Рецензия на книгу Утросклон. Боттичелли из Страны Дураков. Остров странствий, или Как начать новую жизнь (комплект из трех книг)

Утросклон. Название этого романа явилось автору во сне. В то время Сэмюэлю было 25 лет, он только-только начал осознавать себя Странником.
Утросклон - это призрачная страна гармонии и добра, куда многие люди стремились попасть и не попали. Не миновала сия участь и нашего героя. С.Гей нащупал путь в чудесную страну, но быстро понял: чем дольше живешь и выбираешь, тем меньше вероятности попасть в заветный Утросклон. Об этом его рассказ...

Боттичелли из Страны Дураков. Под этим именем Сэмюэль Гей провел несколько лет в пансионате для людей с уставшей психикой. То были счастливые годы гармонии с собой и с окружающим миром. Здесь С.Гей-Боттичелли узнал неброское и редкостное богатство человеческой жизни. Это - Родная Душа. Встретить ее и узнать - великое благо! И в ней же спасение от многоликого зла, которым богата Страна Дураков...

Остров странствий, или Как начать новую жизнь. Сюжет повести отдаленно напоминает бессмертную историю Робинзона Крузо, выброшенного кораблекрушением на необитаемый остров и прожившего том несколько лет.
Герой книги не попадал на безжизненный остров, но испытал на себе непривычный для нас способ существования. Его опыт несет в себе великую силу. Это Сила Больших Перемен, способная преобразить любую, самую забытую или запущенную жизнь.

  • И душа с душою говорит

    0
    +

    БОТТИЧЕЛЛИ ИЗ СТРАНЫ ДУРАКОВ

    Под этим именем герой повести провел несколько лет в пансионате для людей с уставшей психикой. То были счастливые годы гармонии с собой и с окружающим миром. Здесь Боттичелли узнал неброское и редкостное богатство человеческой жизни. Это — Родная Душа. Встретить ее и узнать — великое благо! И в ней же спасение от многоликого зла, которым богата Страна Дураков...

    НЕОБХОДИМЫЕ РАЗЪЯСНЕНИЯ АВТОРА НЕПОДГОТОВЛЕННОМУ ЧИТАТЕЛЮ

    "Даже не знаю с чего начать... Но только учтите — все это очень серьезно и очень по секрету. О том, что я вам расскажу, никто не должен знать. А то, чего доброго, все захотят жить как мы, отыщут наш райский уголок — и тогда прощай благодать Господня — опять будет та же Страна Дураков, в которой так привычно прозябаете вы.

    Не обижайтесь, я знаю что говорю, мне бояться нечего. А вот вы можете пострадать, потому что я не знаю, кто ваш хозяин и каков его нрав.

    Что? У вас нет хозяев? Вы живете в свободной стране? Перестаньте! И никогда больше не говорите о том, иначе я окончательно причислю вас к недоумкам и больше ничего рассказывать не стану.

    И не надо спорить. Я знаю. Сам когда-то жил в "самой свободной стране". Уже будучи школьником первой ступени, в форме военного образца — во фланелевой гимнастерке, перепоясанной широким ремнем с тяжелой медной бляхой, я пел под дирижирование учителя новопридуманные псалмы: "Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек..." А отцы наши в то время на своих торжественных собраниях тоже не молчали, поднявшись со стульев все, как один, выводили во весь дух: "Мы наш, мы новый мир построим, кто был ничем, тот станет всем"... И почему-то стоя всегда пели, будто к ним, строителям, уже приближался Главный Прораб.

    Вот под такую музыку я рос. Ха! Надо было прожить целую жизнь, чтобы запоздало поумнеть, перестать бояться и признать — чушь все это! "Кто был ничем", он таким родился, он не хочет или не может быть "всем".

    И так было во веки веков — все люди разные. Есть таланты и есть бездари, есть творцы и есть лодыри... Ну, ладно, что я вам очевидное доказываю…

    Мне "крупно" повезло: родиться в огромной стране, занимающей одну шестую часть земной суши. Жить здесь — все равно, что поселиться в большом неприютном доме. Народу полно, каждый лопочет что-то свое, кругом грязь, нищета, глупость и хамство, всеобщая тупость, страх и жестокая борьба за кусок хлеба.

    Порядка нет. Хозяина в доме нет — мелькают какие-то тени и уходят. Дом разрушается. Общий когда-то народ разделился на племена…

    Ах, да, я забыл представиться. Меня зовут Боттичелли. Неплохо звучит, правда? Вообще-то родители нарекли меня простым русским именем Вася. Но там, где я сейчас живу, можно исправить без особых хлопот любую нелепость. В том числе сменить не очень благозвучное имя. Например, мой сосед по койке не кто иной, а Гарибальди Петрович. Он весь в шишках и шрамах, и глаз у него один вытек, потому что всю жизнь он бился за свободу угнетенного народа. Он и еще собирается биться, но немного устал и вот отдыхает в нашем пансионате. Уже восемнадцать лет отдыхает, но это, впрочем, не важно.

    Я об имени говорил. Вот вы в своем разумном мире попробуйте поменять хотя бы имя свое?! Да вы семь посохов железных сотрете, семь хлебов каменных сжуете, пока дойдете до нужной двери, где вам выпишут бумажку с гербовой печатью, удостоверяющую, что отныне вы не Ермил Сарафанкин, а Вениамин Дворянкин. Это в лучшем случае, если повезет. А если вы захотите называться Ричард Львиное Сердце? Я уверен, этот номер не пройдет в любой вашей свободной-рассвободной стране. А у нас этих Ричардов — два, и оба — Львиное Сердце. И никаких проблем, живут мирно, потому как братья. Один старший, один младший, и меняются через день старшинством, чтобы обидно не было.

    У нас можно не только имя поменять, но и пол. Был, например, юноша Володя Куликов, а стал девицей Виолеттой Самохиной. Потому что полюбил, вернее, полюбила другого нашего парня Юру Самохина, и они поженились, И живут, хорошо живут. Комнату им отдельную выделили. Очень дружная пара: все время ходят под ручку. Виолетта очень следит за собой, не забывает подкрасить губы. И сережки ей к лицу...

    Так что вот так, живем без помех, без глупостей. Хотя, конечно, в семье не без урода. Есть и у нас такой. Величает себя не иначе, как Лаврентий Палыч. Соорудил себе из проволоки пенсне и вечно поправляет его на носу. Этот Лаврентий Палыч очень любит, когда спрашивают его фамилию. Тогда он раскачивается презрительно с пятки на носок, убийственно смотрит на тебя через проволочные колечки на глазах и шипит: "А вы разве не знаете, что меня и без фамилии все отечество знает? Такого имени больше ни у кого нет! Ну, ничего, придет время, я вам напомню...".

    Говорят, он на всех ведет досье. Подглядывает, подслушивает за каждым... Мерзкий тип. Если б не наш Доктор, совсем бы распоясался этот Лаврентий. А так он цыкнет на Лаврентия Палыча с грузинским акцентом: "Ви што товарищ Берия себя распускаете?! Ведите себя прилично, а когда надо, партия вас позовет...". И тот враз тускнеет...

    Мудрейший человек наш Доктор. К каждому у него свой подход. И не притесняет никого. Хотя я на его месте погнал бы вон этого Лаврентия. Сказал как-то об этом Доктору, а он мне ответил: "Уж пусть лучше у нас будет Берия, чем какой-нибудь Добряков, который исподтишка напакостит еще похлеще...".

    Я ничего не смог придумать в пику этому Лаврентию Палычу, как называть себя только по фамилии. Вот Боттичелли я и все! Фамилия красивая. Впрочем, если она мне надоест, я ее поменяю, у нас с этим просто, я же говорил. А пока называйте меня Боттичелли. Можете добавить: из Страны Дураков. Почему? Потому что я там когда-то жил".

    Сейчас вышло новое издание "Боттичелли..." дополненное второй частью. Подробнее об авторе, прочитать отзывы и отрывок можно на сайте издателя: https://ridero.ru/books/bottichelli_iz_strany_durakov/

    Корней






Интересные посты

Заметка в блоге

Интересуюсь...

Сегодня сестра заявила мне, что хочет отдохнуть от художественной литературы. Мол, она устала от...

Заметка в блоге

"Рейчел, мука моя"

"Моя кузина Рейчел" - это мелодрама с детективной составляющей и детектив без развязки...

Заметка в блоге

Книжный стрит-арт. Часть девятнадцатая

Лучшее средство от осенней хандры - свежая подборка ярких книжных граффити! Заряд положительных...

Интересная рецензия

Салат из свёклы, курицы и баранины

Что сказать? Очередная шедевра. Очередная книжка даже не один раз, а один пролист… Очередная вещь...