Рецензия Tatyana_Ma на книгу Пианист. Варшавские дневники 1939-1945

Это воспоминания известного польского музыканта и композитора Владислава Шпильмана о годах жизни в оккупированной немцами Варшаве с 1939 по 1945 год. В качестве приложения к книге опубликованы отрывки из военных записок капитана вермахта Вильма Хозенфельда, спасшего В. Шпильмана в разрушенной Варшаве.

Воспоминания В. Шпильмана написаны сразу после войны и изданы в Польше в 1946 году под названием "Гибель города" в литературной обработке Ежи Вальдорффа. В 1998 году второе издание книги под названием "Пианист" вышло в Германии, на следующий год - в США, и с тех пор она была переведена на восемь языков. Не только в Польше, но и во всем мире - от Испании до Японии - она вызвала лавину откликов и попала в список бестселлеров "The Economist", "The Guardian", "The Sunday Times" и др. Газета "Los Angeles Times" в 1999 году присудила ей титул лучшей книги года в категории "литература факта".

Известный кинорежиссер Роман Полански снял фильм по книге "Пианист", как ранее это хотел сделать Анджей Вайда. К сожалению, действительность гораздо страшнее любого фильма. Это сразу заметит читатель книги. В книге нет заданных идей и национальных стереотипов, лишь люди - немцы, украинцы, поляки или литовцы и их поступки. В. Шпильмана сначала спас еврейский полицейский, сгонявший обитателей гетто для отправки в Треблинку, потом полька Хелена Левицкая и, наконец, капитан вермахта Вильм Хозенфельд. Навсегда врезаются в память не сами сцены расправ и транспорты в Треблинку, но, главным образом, живые лица участников трагедии, намеченные иногда двумя-тремя штрихами, детали быта, подробности человеческих отношений. Газета "The Independent On Sunday" (от 28.03.99) написала, что иногда за всю свою жизнь не узнаешь столько о человеческой природе, сколько из этой тонкой книжки.

В 2002 году фильм по книге "Пианист" был удостоен "Золотой пальмовой ветви" - высшей награды 55 Каннского Международного фестиваля. В 2003-м - трех "Оскаров" за лучшие режиссуру (Роман Полански), сценарий (Рональд Нарвуд) и мужскую роль (Адриен Броди).

  • "Я все время задаю себе вопрос: «Как это могло случиться?»

    21
    +
    Это один из тех единичных случаев, когда я читала книгу после просмотра одноимённого фильма, который произвёл на меня огромное впечатление и, на мой взгляд, является одним из лучших фильмов современного кинематографа о войне. Как правило, после просмотра хорошо снятого фильма чтение уже не приносит истинного удовольствия, а визуальные образы вытесняют словесные. Но с книгой "Пианист" дело обстоит совсем иначе. Слог Владислава Шпильмана оказался таким острым, что прочитанное вытесняет из воображения просмотренное, и ты как будто впервые узнаешь эту историю.

    Иные авторы, пишущие романы о Второй Мировой войне, так упорно стараются влезть в душу читателя и надавить на жалость, что ты сразу чувствуешь фальшь и думаешь: "Не верю". Особенно это характерно для современных писателей, и это связано, бесспорно, с тем, что они свои истории придумывают и что им не довелось на своей шкуре испытать ужасов войны.

    Владислав Шпильман не писатель. Он - пианист. А его книга - это дневник, в котором он описал все то, что ему довелось пережить во время оккупации Варшавы немцами. Здесь все правда: от первой буквы и до последней точки. И когда до твоего сознания доходит, что здесь нет ни грамма художественного вымысла, то волосы встают дыбом и так и хочется воскликнуть: "Господи, если ты есть, то как допустил все это?"

    "Варшавские дневники" Владислава Шпильмана были написаны сразу после окончания Второй Мировой войны, как попытка избавиться от депрессии и забыть весь пережитый им ужасов, оставив его на бумаге. Он нам рассказывает о судьбе польских евреев в Варшаве и о судьбе своей семьи в частности: варшавское гетто, систематические облавы и селекция, вывоз евреев в вагонах в Треблинку (куда была вывезена и где была уничтожена и вся семья Шпильмана), окончательное уничтожение гетто, попытки прятаться то у одних друзей, то у других, жизнь на чердаке сгоревшего дома, неожиданная помощь немецкого офицера и освобождение Варшавы.

    Об ужасах варшавского гетто, где люди с ума сходили от голода, поедаемые болезнями и вшами, читать невыносимо сложно:

    "Из разных закоулков, подвалов, сеней — мест их ночевок — выныривали детские тени в надежде, что, может быть, в этот предвечерний час им удастся пробудить жалость в людских сердцах. Они вставали под уличными фонарями, вдоль тротуаров, на мостовой и, глядя на вас снизу вверх, монотонно стонали, что они голодны. Кто мог, пробовал петь."

    Или случай, когда немцы ворвались в родильный дом в гетто, собрали всех малышей, засунули в мешок и бросили на труповозку, где уже штабелями были сложены тела убитых людей.

    Но были и такие, кто сотрудничал с немцами и жил весьма припеваючи. До поры до времени, ведь в планах Гитлера было полностью избавиться от «паразитов на здоровом теле арийской расы», как называли тогда евреев.

    Мне хотелось бы привести ещё множество примеров той бесчеловечности, что творилась в варшавском гетто, когда жизнь человека не стоила ничего, от которой кровь стынет в жилах и подступает комок к горлу, но я не буду этого делать, чтобы не пересказывать весь текст.

    Я хотела бы порассуждать немного о другом. Сегодня модно переписывать историю так, как это выгодно той или иной стороне. Сегодня некоторые оголтелые ротозеи от политики с пеной у рта кричат об оккупации Польши советскими войсками. Где бы была Польша, да и Европа, если бы советские войска не начали стремительное наступление на своём участке фронта, не освободили бы Варшаву? Давайте вспомним Освенцим и то, чьи войска его освободили! Сегодня об этом принято умалчивать.

    В некоторых странах умопомрачение доходит до того, что вчерашние фашисты, изуверы и предатели сегодня возводятся в ранг национальных героев, их именами называют улицы, им воздвигают памятники.

    Но нам не нужно далеко ходить, чтобы понять, где правда. Вот перед нами дневник человека, который собственными глазами видел, что творилось в мире, который ни в коем разе не был пропагандистом или разжигателем национальной ненависти. Он просто описал события и людей такими, каковы они были:

    "Все становилось только хуже, особенно когда к делу подключились литовцы и украинцы. Эти были столь же продажны, как еврейские полицаи, но на иной манер. Они брали взятки, а после этого сразу убивали тех, от кого получили деньги. Убивали в охотку: ради спорта или удобства в «работе», для практики в стрельбе или просто ради развлечения. Убивали детей на глазах у матерей и забавлялись, видя их отчаяние. Стреляли людям в живот, чтобы наблюдать за их мучениями, или выстраивали свои жертвы в шеренгу и, отойдя на расстояние, бросали в них гранаты, чтобы проверить, кто точнее кидает. Во время каждой войны на поверхность всплывают определенные национальные группы. Слишком трусливые, чтобы бороться в открытую, и слишком ничтожные, чтобы играть какую бы то ни было самостоятельную роль, — зато достаточно растленные, чтобы сделаться платными палачами при одной из воюющих держав. В этой войне такую роль взяли на себя украинские и литовские фашисты."

    Или вот ещё: "К несчастью, он нарвался на тех, кто был хуже немцев, — на украинцев."

    Или найдутся те, кто будет утверждать, что Шпильман был просоветским шпионом? А может быть, пророссийским ясновидящим, который предвидел современную ситуацию вокруг России и других стран, и специально написал все это? Да, в желании подстроить историю под сиюминутные политические нужды нездоровый ум готов изобрести множество безумных фактов.

    В конце книги, после дневника В.Шпильмана приводится отрывок из дневника немецкого офицера Вельма Хозенфельда, спасшего Шпильмана.

    "Спрашиваю себя: откуда в нашем народе столько накипи? Это что, преступники, выпущенные из тюрем, и больные из сумасшедших домов? Нет. Все дело в том воспитании, которое они получили, и виноваты в этом те, кто занимает высокие посты в государстве. В другой ситуации эти люди были бы не опасны. Внутри человека много зла и животных инстинктов. Все это выходит наружу, если не встречает на своем пути препятствий. Да, нужно иметь самые низменные инстинкты, чтобы убивать и уничтожать евреев и поляков."

    Не правда ли, эти строчки можно отнести и к некоторым современным странам, где, переиначивая историю, оболванивая молодёжь, преследуя свои политические цели, верхушка власти способствует тому, чтобы из людей и вылезала вот эта самая "накипь"?

    И ещё один вопрос возник у меня при чтении "Пианиста", а вернее этот вопрос меня преследует всегда, когда я читаю книги о концлагерях и зверствах фашистами над евреями: почему евреи не сопротивлялись? Один из знакомых Шпильмана тоже восклицает:

    "Это позор для всех! Мы позволяем вести себя на смерть, как стадо овец! Если бы мы все — полмиллиона человек — бросились на немцев, гетто бы рухнуло. Пусть бы мы в крайнем случае погибли, но не остались в истории позорным пятном!"

    И Хозенфельд в своём дневнике тоже вопрошает: "Задаешь себе вопрос почему евреи не защищаются?" Но тут же сам же даёт себе ответ: "Но многие из них — большинство — так измучены голодом и нищетой, что не способны ни к какому сопротивлению".

    Наверное, доля истины в словах Хозенфельда есть, но ведь должны были быть и другие объяснения. Трудно поверить, что евреи Библии, постоянно борющиеся за свои земли, воющие и вытесняющие другие племена (не зря ведь Иосиф Флавий написал "Иудейские войны"), и евреи Второй Мировой, безропотно идущие, словно агнцы на заклание, в газовые камеры и печи крематориев, - это люди одного племени.

    Хозенфельд в своём дневнике пишет: "Я все время задаю себе вопрос: «Как это могло случиться?»

    "Во все это невозможно поверить. Я не хочу в это верить, и не из-за тревоги за будущее нашего народа, которому когда-нибудь все же придется заплатить за это варварство, но потому, что не могу поверить, что Гитлеру это нужно, что есть немцы, которые отдают такие приказы. Существует только одно объяснение: это больные люди, сумасшедшие".

    Трудно и, наверное, невозможно найти однозначный ответ на этот вопрос. Страшно другое: современный мир совершенно забыл историю и те уроки, которые должен был из неё извлечь. Все это весьма прискорбно, ведь история имеет свойство повторяться.

    P.s.

    - Вы немец?

    Он покраснел и чуть ли не крикнул запальчиво, будто я его обидел:

    - Да, к сожалению, я немец. Я хорошо знаю, что творилось здесь, в Польше, и мне стыдно за мой народ.








    • Какая тяжелая тема... Грустно, что все так. И очень грустно видеть в новостях, как воспитывают детей, как фашистов (в Украине, в частности), учат пользоваться оружием и прочее... И как день Победы там не воспринимают, как праздник, и поддерживают, то что делали немцы-фашисты...
      ответить   пожаловаться
    • Да, и страшно становится от того, что творится в Украине и что люди не знаю другой правды, кроме той, которую им постоянно вдалбливают в головы...
      ответить   пожаловаться
    • Понравилась рецензия, я только фильм видела. Действительно, это ещё один плюс, когда книга после фильма производит такое сильное впечатление. Тема тяжёлая, но не понимаю людей, которые говорят, что никогда "такое" читать не будут.
      ответить   пожаловаться
    • P.S. У меня глюк? Коммент написался почему-то курсивом без моего ведома... Причём вижу это в разных браузерах.
      ответить   пожаловаться
    • Такое почему-то только в Таниной рецензии. У меня тоже так.
      ответить   пожаловаться
    • у меня тоже все курсивом)
      ответить   пожаловаться
    • я тоже не понимаю, как можно такие книги не читать, ведь нужно знать историю и понимать, что творилось в мире....а читать все время про ромашки и лютики и жить в розовом мире....нет уж
      ответить   пожаловаться
    • Спасибо за этот голос правды!
      Мне вспомнился сборник воспоминаний врачей о Великой Отечественной войне - "Товарищ военврач". В этой книге столько слёз о войне. Да, в ней не говорится о концлагерях. Но есть другое - тяготы войны и подвиги врачей на Ленинградском фронте.

      А забывать нельзя!
      ответить   пожаловаться
    • Мне кажется, дневники и воспоминания о войне более проникновенны, чем художественные произведения, потому что в них люди пишут, как они тогда чувствовали и что пережили!
      ответить   пожаловаться
    • Я, когда читала те воспоминания, не могла сдержать слёзы. Люди вспоминали о войне спустя годы, делились тем, что они пережили, видели, чувствовали и думали.
      А ещё - в той книге есть статьи журналистов (на основе интервью) и они выбиваются из общей канвы книги.
      ответить   пожаловаться
    • Мне кажется, читая воспоминания тех, кто пережил войну, всегда очень сложно сдержать слезы, а тем, кто ее пережил, очень трудно о ней говорить. Мой дедушка, который прошёл всю войну от Сталинграда до Берлина, а потом и до Японии, очень мало и скудно рассказывал об этом, потому что было очень тяжело...
      ответить   пожаловаться
    • Мои не воевали. Разве что дедушка, папин отец - он работал всю войну в Ленинграде на заводе. А остальные: кто выжил в блокаду, кто-то был угнан в Германию, а прадед и вообще умер в тюрьме (но это отдельная, очень непонятная история)...

      Согласна с тобой!! О многом и нельзя было говорить... Многое и до сих пор закрыто (в архивах под грифом "секретно").
      ответить   пожаловаться
    • ой, какая у вас трудная и интересная семейная история....
      ответить   пожаловаться
    • И ко мне можно на "ты" ))
      Знаю.
      ответить   пожаловаться
    • Очень животрепещущая рецензия. Смотрела фильм. Тяжело дался. Думаю с книгой будет больнее
      ответить   пожаловаться
    • Мне тоже книги тяжелее даются, им больше веришь! Но фильм прекрасен, я его несколько раз смотрела!
      ответить   пожаловаться
    • Спасибо за +1 книгу в хотелках!) Обязательно прочитаю. Мне очень интересна тема войны, но литературе на эту тему я не доверяю. Согласна с Вами, что и историю любят переписывать и на жалость любят подавить. Зачастую в ущерб правде. Вот дневник "не писателя" - это очень интересно.
      ответить   пожаловаться
    • Кстати, есть еще несколько книг-воспоминаний бывших узников, тоже без приукрас! Например, Примо Леви "Человек ли это"
      ответить   пожаловаться
    • О, и снова спасибо за подсказку!)
      ответить   пожаловаться
    • не за что)
      ответить   пожаловаться
    • Отличная рецензия - размышление. Безусловно такие книги нужно читать, И их обязательно нужно переиздавать. Память должна жить. Фильм не смотрела, даже не знаю, почему, видимо, чтобы сначала прочитать книгу.
      ответить   пожаловаться
    • Тогда сам Бог велел, сначала книгу, она совсем маленькая по объему, а потом фильм!
      ответить   пожаловаться
    • Какая интересная получилась рецензия. Умудряется одновременно клеймить фашизм с его мерзостями и тут же пинать всякие под руку подвернувшиеся в полном составе народы -- украинцы и литовцы (все, видимо) -- полицаи и сволочи, евреи -- овцы. Чудесно. Действительно, как такое могло случиться, что человек считает нормальным публично обвинять целые нации (в трусости, предательстве, жестокости...), не утруждая себя ни историческим анализом, ни изучением фактов, просто накладывая фактуру почти столетней давности на современные идеи, потому что это сегодня хорошо пойдёт, это одобрят.
      Вы скажете, что всё это, мол, цитаты из Шпильмана. Но ведь должно быть у рецензента и критическое отношение к прочитанному тексту, и собственные мысли и знания, например, о том, чем занимался украинский народ во время войны (Шпильману, наверное, простительно не знать о миллионах украинцев, сражавшихся в Красной армии, партизанских отрядах, подполье, укрывавших евреев, коммунистов и раненых красноармейцев, -- нам, родившимся в СССР, как можно этого не знать? -- невозможно не знать, можно только сознательно умалчивать...). И опять же Шпильман может не знать о фактах героического сопротивления евреев во время войны -- например, сам он ведь не участвовал в знаменитом восстании в Варшавском гетто. Но мы-то знаем, каким оно было. Как и о блестящих еврейских разведчиках, о евреях -- участниках Сопротивления во всех оккупированных странах, о евреях-героях Советского Союза, о восстаниях в Освенциме (абсолютно героическом и абсолютно обречённом) и Собиборе (успешном).
      На этом фоне транслировать любезную нацистам идею о еврейском народе-стаде -- простите, как это помещается внутри рецензии, обличающей нацизм? "Как это могло случиться"?

      Черт. какой длинный коммент, но уже просто не могу молчать.
      ответить   пожаловаться
    • Я привела цитаты Шпильмана относительно украинцев и литовцев как раз в связи с тем, что сегодня появилась тенденция об этих вещах забывать и переиначивать факты, делая из вчерашних фашистов национальных героев. Никто не утверждает, что те же украинцы не сражались против фашизма и что сама Украина понесла огромные потери во время войны, но факты остаются фактами, и ни один Шпильман тому свидетель, что целая масса украинцев выполняла для фашистов самую грязную работу. Сейчас об этом не выгодно говорить, а выгодно называть и считать СССР оккупантами на их территориях, а еще лучше вообще умалчивает о роли Советского Союза в победе над фашизмом. Опять же никто не спорит и не отрицает, что и евреи воевали и что были среди них и герои, но разве не было их массого уничтожения, не было Холокоста, разве не шли они безропотно на заклание? Отрицать это значит отрицать историю.
      В своей рецензии я ни в коем разве не "умалчивала сознательно" о героях Советского Союза, украинцам или среди евреев, я ставила своей задачей проанализировать современные политические тенденции по отрицанию, искажению и умалчиванию фактов, что может привести к весьма плачевным последствиям.
      "Как это могло случиться?" - не я одна задаюсь таким вопросом. Сформулирован он тем же Хозенфельдом в его дневниках. А если вы прочитаете интервью или воспоминания бывших узников концлагерей, то увидите, что опять же не я одна задаюсь вопросом, почему евреи не оказывали массового сопротивления. Например, Самуэль Вилленберг, вспоминая восстание в Треблинке (ему удалось бежать во время восстания), говорит, что многие евреи просто не присоединились к восстание, а предпочли дожидаться своей участи, не сопротивляясь.
      Обо всем этом еще можно очень долго и нудно спорить. Может быть, моей ошибкой было не сказать о евреях-героях или украинцах-героях Красной Армии, но книга Шпильмана подняла другие вопросы и проблемы, на которых я посчитала нужным заострить внимание.
      ответить   пожаловаться
    • По поводу, почему евреи не защищались. Конечно, евреи Библии и евреи сегодняшнего мира, особенно израильтяне, -- это в целом совсем другой народ (но это тема отдельного разговора). А насчёт событий войны -- тут было много моментов. Извините, что длинно.

      1) В гетто люди попадали семьями, и любое геройство одного человека ставило под удар не только его самого, но и его детей, жену, стариков-родителей. То же самое, что находиться в заложниках у террористов.
      2) Люди, которых отправляли в гетто и лагеря, были безоружны -- против полиции, армии и СС. Но ещё больше, чем безоружность, евреев деморализовывало отношение окружающих, вчерашних соседей, приятелей и коллег. В той же Польше евреев не просто сдали, а сдали с радостью. Люди делили дома и имущество евреев и никого не ждали обратно. Итак, можно вырваться из гетто, а что потом? Известно немало случаев, когда евреев, бежавших из гетто, сдавало обратно или убивало население оккупированных стран. Были и другие случаи, когда люди сначала отважно соглашались прятать евреев, а потом понимали, что не тянут, -- самим нечего есть, да и слишком опасно.
      3) Конечно, голод, болезни, пытки и избиения сильнее людей не делали. Если почитать воспоминания бывших узников лагерей, то становится понятно, что люди там ходили-то с трудом.
      4) Может быть, самое главное: мы с вами знаем про Холокост. Знаем, что всё заканчивалось в газовых камерах, во рвах и печах. А люди предвоенного мира такого уровня жестокости представить себе не могли. Они до последнего не верили, что будут убивать даже детей, даже героев Первой мировой войны, воевавших в немецкой армии, даже выдающихся врачей и искусных ремесленников. Что убьют всех. Они надеялись выжить, помочь выжить близким. Видимо, когда люди шли в гетто и лагеря, они воспринимали это как трудовой лагерь, как тюрьму: будет трудно, но нужно вытерпеть.
      Мы не спрашиваем себя, почему "позволяли себя арестовать" при Сталине командиры Гражданской войны, которые, кстати, лучше должны были понимать, что их может ожидать после ареста. Мы не спрашиваем себя, почему "позволяют себя арестовать" какие-нибудь отъезжающие на зону крутые уголовники. Потому что все надеются отсидеть и выйти. Просто давайте вспомним культуру европейских 30-х годов: можно ли внутри неё представить себе Дахау или Освенцим? Они этого себе не представляли. И пока они ещё ходили без труда и были вполне бодры и здоровы, люди жили надеждой. Когда надежды уже не оставалось, не оставалось и сил.

      И при всём этом случаи героического сопротивления всё же были.

      P.S. Я тоже когда-то задавалась этим вопросом -- "Почему не сопротивлялись?". Много читала, думала, сопоставляла. Теперь мне этот вопрос кажется как минимум наивным -- это вопрос из благополучного мира, в котором из тюрьмы всегда есть куда сбежать, и т.д.
      Сегодня я знаю, что геноцид может быть обращён против любого народа. И задаваться вопросом -- почему не защитили себя? -- может быть, просто вообще не стоит. Как-то он звучит -- как обвинение...(
      ответить   пожаловаться
    • Я с вами полностью согласна, и я тоже много об этом думала и читала, я ни в коем случае не пыталась обвинять, упаси тоже, но этот вопрос возникает сам по себе при прочтении книги, впрочем возникает он и среди самих евреев и у того же Хозенфельда. И наверное, действительно, люди просто не знали и до конца не могли поверить в слухи о том, что происходит в лагерях, ведь это трудно представить себе нам, которые знают правду сейчас,, а им, уж и подавно, поверить было невозможно. Главный вопрос, вынесенный в заголовок моей рецензии "Как это могло случится?" относится не к евреям, а к немцам. Ведь страшно, что в стране, родине множества выдающихся композиторов, ученых, философов, произошло, как будто, массовое помешательство, и верх взяли идеи и ценности, которые привели к таким страшным результатам. А еще ужасные, что несмотря на то, что мир пережил эту катастрофу, и вроде бы извлек урок и вроде бы понял, но сегодня, когда и столетия не прошло после окончания войны, мы снова можем столкнуться с повторением истории...
      ответить   пожаловаться
    • На этот раз могу лишь сказать: "Да, вы правы"... Страшно, когда тяга ко злу, к ненависти забивает всё хорошее, даже прекрасное, даже великое, как плесень, вгрызается в самые здоровые с виду куски чудесного свежего хлеба...(
      ответить   пожаловаться
    • Очень интересная рецензия и обсуждение. Спасибо и за то и за другое. Не могла пройти мимо. Книгу постараюсь прочитать.

      Теперь по факту. Во многом согласна с La laviniense, нельзя так обощать. Так как были как те кто помогал фашистам, так и те, кто скрывал у себя евреев и помогал выжить. Так моему дедушке во время войны помогла украинская деревенская семья. Он говорил о них много раз в наших разговорах о войне. Многим не делился, но это помнил. Без них бы он быть может, и не выжил бы. И был благодарен за то, что его у себя прятали всю оставшуюся жизнь.

      Но известны факты сотрудничества и литовцев и поляков и украинцов в сотрудничестве с фашистами. Но и правда, нельзя же обобщать на всю нацию то, что делали отдельные люди-звери.

      Далее - касаемо того, почему не сопротивлялись, тут и правда все верно написано Ларой, надеялись, были бессильны, проигрывали к тому же еще и количественно и в области вооружения. Но с другой стороны, я тоже часто задаю себе вопрос "А что если бы?". Все сразу начали сопротивляться. Все 6 миллионов. Но это уже как-то бессмысленно. Что они по сути могли против такой армии и тех мер, что к ним применялись. Хотя единичные случаи героизма и правда были и о них надо говорить.

      Как и о том, что сегодняшние израилетяне научились на своих ошибках, если вообще можно так выразиться. И обороняются от окружающих их враждебных государств. Причем, дай Б-г, успешно. Во всяком случаю бросают на это много сил.


      Евреи Германии в начале 20-го века, как и многие другие, просто не могли себе представить, что такое возможно. Поэтому не все уезжали уже в конце двадцатых-начале тридцатых, так как не могли поверить, что грядет. Надеялись, что это недоразумение, и оставались в стране которую считали своей. Ведь впервые за много столетий, последние десятилетия они могли чувствовать себя полноправными гражданами страны в которой родились. И способствовали развитию культуры и науки в той самой стране. Это тоже надо учитывать. Стефан Цвейг до последнего не верил например, что нужно уезжать. И даже когда появлялись заметки в газетах, то верил, что мол не о нем говорят, а имеют ввиду однофамильца.

      И еще - народ в общем-то не воинственный. А столетия гонений, начиная Египтом и кончая средневековьем и двадцатым веком - закалили привычку не высовываться, чтобы не быть как всегда виноватыми во всем. Может быть и поэтому так безропотно, как это кажется шли на заклание. Но по сути у большинства и правда не было выбора. Хотя и мне хотелось бы чтобы все быно иначе. Но прошлого не воротишь. Шоа уже случилась. И исправить ничего нельзя. Кто мог - спасся. В том числе благодаря помощи других людей, а часто и за счет своей силы воли. Об этом написано много книг. И про обвинение о котором говорила La laviniense, меня это тоже покоробило. Но не сказать, что я об этом не задумывалась. Видимо и правда не могли сопротивляться. Поставили в безвыходное положение. А те кто мог бы помочь, порой разворачивали корабли на пол пути. Вот такая история.

      Остается лишь надеяться, что такое больше не повторится. Очень тяжелая тема, но спасибо, что Вы ее затронули.
      ответить   пожаловаться
    • Спасибо за отклик! Не понимаю, почему вы восприняли мои вопросы и размышления, как обвинение. Может быть, я не чётко сформулировала свои мысли, хотя перечитывая рецензию, не вижу в ней ничего обвинительного. Я, как и многие другие, логично задалась вопросом, на который трудно найти объективный ответ. Как и в комментарии для La laviniesse могу только добавить, что более важным является желание понять, как народ Германии допустил все это, именно об этом заголовок, именно об этом цитаты из дневника Хозенфельда. Относительно украинцев, согласна, нельзя обобщать, но все мы знаем, что среди украинцев были герои, что они жизни клали ради спасения родины в этой войне, что миллионы украинцев погибли в этой войне, эти факты никто не замалчивает, а вот то, что часть их играла весьма отрицательную, жестокую, отвратительную роль, об этом сегодня пытаются не просто умолчать, а переиначить и сделать из таких, как Бандера, настоящих героев. Это же ужас, как людям промывают мозги, как латают историю на свой лад. Ещё ужаснее, что многие современные украинцы, которые поддерживают всю эту гнусность о том, что СССР оккупировали их территории, развязали войну вместе с Германией и т.п., приезжают в Россию, живут здесь годами, получают образование, гражданство, но при этом, не только забывают историю, но и обвиняют Россию в современных событиях на Украине.
      Но никто не отрицает и не обобщает, что абсолютно все такие.
      ответить   пожаловаться
    • Это жестокая страница истории, пока еще не ставшая далеким прошлым, и к сожалению не для всех ставшая уроком. Мне тяжело читать об этой войне, но не читать не могу, так как это боль целых поколений.
      Спасибо за рецензию!
      P.S. Где-то в тексте тег не закрытый, поэтому все, включая управляющие элементы курсивом:)
      ответить   пожаловаться
    • Вот согласна полностью, читать тяжело, но не читать нельзя!
      P.s. Буду аккуратнее с тегами))
      ответить   пожаловаться



Интересные посты

Заметка в блоге

Мемчики

Интересная рецензия

Городские контрасты, стремление к американской мечте и неразгаданные семейные тайны, которые могут сломать всю жизнь

Первая книга Фэнни Флэгг, с которой мои читательские отношения складывались очень тяжело, а оценка...

Интересная рецензия

#MeToo

Когда я был маленьким, меня постоянно насиловали взрослые тетки. Ну, как - насиловали... Восхищаясь...

Новости книжного мира

Сегодня, 20 сентября, в истории

В этот день родились: 1809 — Нестор Васильевич Кукольник (на фото), русский писатель, драматург...