Рецензия на книгу Отверженные

Один из лучших романов классика мировой литературы. Жан Вальжан, Козетта, Гаврош - имена героев романа давно сделались нарица­тельными, число его читателей за полтора столетия с момента выхода книги в свет не становится меньше, роман не теряет популярности. Ка­лейдоскоп лиц из всех слоев французского общества первой половины XIX столетия, яркие, запоминающиеся характеры, гротеск и романтика, сентиментальность и реализм, напряженный, захватывающий сюжет - главные причины успеха книги Гюго и они же главные причины часто­го обращения к ней мирового кинематографа.

  • Человек и закон

    8
    +
    "Никогда не надо бояться ни воров, ни убийц. Это опасность внешняя, она невелика. Бояться надо самих себя. Предрассудки — вот истинные воры; пороки — вот истинные убийцы."

    Мое возмущение от прочтения, от самого факта существования сокращенной версии не отменяет того обстоятельства, что книга мне очень и очень понравилась.

    Да, вероятно, я не прочитала отступления от сюжета, важные размышления - те вещи, которые являются визитной карточкой Гюго, но все же капля его всемогущества досталась и мне.

    Гюго поднимает важнейшую тему справедливости, относительности этой справедливости, бездушности системы, которая как бы должна оберегать людей, правда, от них самих, и бессилие одного человека перед системой. Если на тебе поставили клеймо - его уже не смыть. Справедливо ли отправлять вора на каторгу? Справедливо ли делать каторжника отверженным? С точки зрения того, кого обокрали и того, кому есть за что бояться - вероятно, да. Но справедливо ли не давать шанса на искупление, справедливо ли не верить, что человек может измениться? Гюго показывает систему с другой стороны, на ярком и драматичном примере Жана Вальжана. С точки зрения общества, система справедлива, потому что одинакова для всех, с точки зрения Жана Вальжана - все не так. Потому что если система справедлива, то справедливо ли, что кому-то нечего есть? И ведь действительно, когда мы видим преступление из-за отчаяния наша вера в систему колеблется. Справедливо ли ставить клеймо на том, кто ошибся и вместо того, чтобы дать еще один шанс, постоянно ждать рецидива? У Жана Вальжана появилась возможность пойти другой дорогой, за эту дорогу заплатили добрый епископ и Жан Вальжан - постоянными муками совести. Но ведь это другая дорога - незаконна. Эта дорога против системы. Справедливо ли это? А справедливо ли все то добро, которое совершил Жан Вальжан?

    В этом ключе интересен персонаж Жавера - абсолютный представитель системы, своеобразный антагонист романа. Но вызывает ли Жавер негатив, потому что преследует Жана Вальжана? Лично у меня нет. Он делает свою работу, он действует в рамках системы, личного зла на Жана Вальжана он не держит. И, мне думается, без таких людей как Жавер, общество давно развалилось бы. Весьма интересно, что с Жавером делает Гюго - он дает ему увидеть другую сторону системы, другую сторону справедливости. Как? У системы есть другая сторона? Может существовать другая справедливость? А разве система и справедливость выросли не из морали одного человека, но почему же сделавшись системой они становятся так относительны? Весьма любопытен последний поступок Жавера - он не смог жить, поступив по совести, по своей собственной совести, а не по системе.

    Все то, что Гюго говорит о системе и справедливости, точнее то, о чем он заставляет задуматься плохо только одним - все эти вопросы и ответы на них не дают понимания как решить проблему. Жан Вальжан мог не встретить доброго епископа, на него мог не повлиять его поступок, да и вообще на месте Жана Вальжана мог быть совсем другой человек.

    Жан Вальжан, конечно, удивительно драматичный персонаж, и мне кажется, когда в конце Мариус называет его святым, он в общем-то прав. Ведь свою сознательную жизнь Жан Вальжан посвятил другим, а другой жизни он и не знал. И все это время муки совести, внутренние противоречия раздирали его - Жавер не смог прожить с этим и дня, а Жан Вальжан прожил так пару десятков лет.

    Козетта и Мариус - тоже не совсем счастливые персонажи: на долю Козетты выпало тяжелое детство, а Мариусу, повзрослев, пришлось пережить смену парадигмы и тоже узнать нищету. Но на их примере, как мне кажется, Гюго показывает, что ожесточение и злоба - не единственный путь, что можно остаться светлым, добрым и наивным, влюбиться без памяти и не нарушить очарования платонической любви.

    Вообще, конечно, сюжет книги прям закручен, говоря современным языком, Гюго драматизирует не щадя никого, персонажи переживают просто нечеловеческие страдания, да еще и сведены все вместе. Никакой реалистичности в этом нет, но картина получается яркая, запоминающаяся и, конечно, пронзительная.

    Про “революционную” часть книги, пожалуй, ничего не могу сказать, ибо у меня ощущения, что здесь ножницы злодеев действовали наиболее обстоятельно. В моей версии получалась довольно короткая цепочка: Ватерлоо - Мариус - 5 июня 1832 года. В общем, если подумать, то тема восстания для меня раскрыта не была, весьма поверхностно обрисованы его (восстания) причины, чуть более подробно само восстание.

    Читать было интересно и сравнительно легко, но учитывая, что мой перевод оказался в два раза короче, наверное, это закономерно. И все-таки хочу купить себе нормальное двухтомное издание, и прочитать, правда, когда-нибудь.









    • Очень захотелось перечитать) Это моя любимая книга, я ее прочитала года 4 назад, и до сих пор лично для меня ее никто другой не затмил.
      ответить
    • Я тоже проникаюсь к Гюго все более горячей симпатией, сначала думала, что на "Отверженных" завершу свой минимум знакомства с автором, а теперь вот хочется что-то еще почитать)
      ответить
    • Стоит все-таки прочитать полный текст, чтобы всей душой и сердцем оценить Гюго))) Хотя я бы не отказалась от сокращенного варианта, может там нет множества столь любимых автором описаний)))
      ответить
    • Да, я бы лучше сама что-нибудь пропустила) Плюс, смотрю на цитаты и кажется, что я какую-то другую книгу читала - ничего такого я там не встретила...
      ответить
    • Очень хочу прочитать "целиком и полностью" этот роман. В детстве рыдала над частями про Козетту и Гавроша, изданными отдельными книжечками для детей. Такой сокращение я приемлю, потому что это отдельные истории. Но вот усеченный вариант для взрослых... Сейчас, по-моему, и "Войну и мир" так издают.
      ответить
    • А я думала на "Войну и мир" рука не поднимется...
      ответить
    • А вот надо бы поинтересоваться вообще-то. Сдается мне, что были такие издания.
      ответить
    • Как же, хочется почитать Гюго...Но попытки мои обоварачиваются неудачей((( Может быть не мой автор...Спасибо, за основательную рецензию!
      ответить
    • Я не сразу распробовала, но Гюго сложный, но заманчивый, и он вознаграждает читателя за все, что приходится с ним пережить)
      ответить
    • "Он делает свою работу, он действует в рамках системы, личного зла на Жана Вальжана он не держит. И, мне думается, без таких людей как Жавер, общество давно развалилось бы".

      " Жавер стал страшен, хотя он и не двинулся с места, не шевельнулся, не приблизился ни на шаг. Ни одно человеческое чувство не способно вселить такой ужас, какой иногда способна вселить радость.
      То было лицо Сатаны, который вновь обрел своего грешника" (В. Гюго. Отверженные).
      Довольно странное описание для положительного персонажа, неправда ли?

      "И, мне думается, без таких людей как Жавер, общество давно развалилось бы".
      А может, стало бы чуточку лучше? Жавер олицетворяет собою то, что называется у юристов "правовым фетишизмом". Правовой фетишизм это когда что законно - то и хорошо. Но это не всегда так. Жавер - из тех людей, кто казнил бы отца, линчевавшего насильников своей малолетней дочери.

      Я не думаю, что такие правовые фетишисты как Жавер - благо для общества.

      ответить
    • Ок, только я не писала, что Жавер положительный персонаж.
      ответить
    • Отличная рецензия! Захотелось, наконец, прочитать.
      У меня "старинный" букинистический двухтомник с очень толстыми томами.)
      ответить
    • Спасибо)
      ответить



Интересные посты

Интересная рецензия

Мураками под двумя лунами

Мураками-мания в своё время обошла меня стороной и хотя роман 1Q84 я начала читать ещё 3,5 года...

Интересная рецензия

Истории всегда ищут способ быть рассказанными

"Истории всегда ищут способ быть рассказанными, ожить в книгах и в чтении. Так они переходят...

Новости книжного мира

В Петербурге откроют мемориальную доску Леониду Пантелееву

Мемориал украсит стену жилого дома, что расположен по адресу Малая Посадкая, д. 8. Доска...

Новости книжного мира

Сегодня, 23 октября, в истории

В этот день родились: 1734 — Никола-Эдм Ретиф де ла Бретон (ум. 1806), французский писатель. ...