Рецензия на книгу Осень в Петербурге

"Осень в Петербурге" Джозеф М. Кутзее посвятил одному из величайших писателей в мировой истории культуры - Федору Достоевскому. Но Кутзее не был бы Кутзее, если бы нанисал "простую" биографию: в его романе Достоевский тайно приезжает в Петербург из-за границы и окунается в мир персонажей своих уже написанных и еще не написанных произведений.
Точнейшее воссоздание топонимики и реалий Петербурга того времени, тончайшее понимание причин безумия, охватившего людей и эпоху.

"Кутзее живописует тот ад в душе Достоевского, из которого повыскакивали его "Бесы"; у этого человека в голове не то что банька с пауками - целые Сандуны... Если это и детектив, то детектив петербургский - о муках души, которую писатель вынужден истязать ради литературного заработка. Кутзеевский Достоевский - аморальный Бог Отец, посылающий в мир через свои романы многочисленных страдальцев, за которыми ему и нравится, и мучительно больно наблюдать..."

Лев Данилкин

  • Достоевщина по-кутзеевски

    12
    +
    Кутзее Дж. М. - южноафриканский автор, пишущий так, что после чтения начинает болеть голова от роящихся в ней мыслей.

    Достоевский Ф.М. - гений слова, от которого голова болит в разы сильнее из-за беспросветной мутной серости жизни, выходящей из-под пера.

    А ещё Достоевский - главный герой романа Кутзее "Осень в Петербурге". Нет, это не биография Великого и Ужасного, а всего лишь один вымышленный эпизод из его жизни. Если выкинуть все мастерство слова, все размышления, все рассуждения, то сюжет можно будет описать в двух словах: Достоевский приезжает в Петербург, получив известие о смерти пасынка Павла Исаева; здесь Ф.М. узнает, что Павел был связан с революционером Нечаевым, и его то ли убила петербургская полиция, то ли сам Нечаев. На этом сюжет исчерпан. Если вы знакомы с творчеством Кутзее, то знаете, что динамика, быстрая смена действий, экзальтационное напряжение мощной развязки для него совершенно не характерны. Более того, они не важны. Чего у Кутзее много, так это человеческой грязи, той самой низости и подлости, что выползает из наших душ в критические моменты. "Жизнь без чести, предательство без предела, исповедь без конца". Здесь нет положительных героев. "Осень в Петербурге", может, и ода Достоевскому, но отнюдь не дифирамб. Достоевский предстаёт перед нами в обличии престарелого сластолюбца, чьё сладострастие граничит с пошлостью. Он гениален в своём безумии, он безумен в своей гениальности. Он - обычный человек с его мелкими страстями. Хотя нет, Достоевский - гений, а значит он ещё мельче в своих страстях.

    И пусть раздаются крики типа: русскую душу может понять только русский, не может автор с африканской ментальностью воплотить русский менталитет, что Кутзее покусился на гений великого Достоевского и т.п. Слыша все эти возгласы, так и хочется сказать: "Ах, моська, знать, она сильна, коль лает на слона". Но, как не крути, мы так и останемся моськами, сколько бы не лаяли, а Кутзее - гением, слоном, которому нет дела до надрывающей глотку собачонки.

    Кутзее - неудобный автор. Он вытаскивает наружу всю грязь и пишет о ней без прекрас, но и без преувеличений, которыми современные авторы стремятся завлечь читателя. Для него, описать дно человеческой души, все его мелкие мыслишки, похотливые желания - это, не прибегая к гиперболизации, сухо изложить факты. От такого стиля изложения становится  тошно до чесотки. Можно сколько угодно критиковать Кутзее и говорить, что Достоевский так не писал, что он не опускался до детального описания интимных сцен, похабщины, похоти. Но, как бы ни обнажал и не выставлял на показ человеческую душу Достоевский, он жил в другое время, когда некоторые вещи было просто непозволительно писать. Исходя, хотя бы, из тех же моральных соображений. Кутзее - автор другого времени. Кутзее не Достоевский. А потому может и даже обязан писать по-новому, по-кутзеевски. Лучше уж заслужить упреки в том, что тебе не удалось достоверно передать достоевщину, чем в том, что ты полностью уподобился Достоевскому, не добавив ничего от своего Я.

    Что касается образа Федора Михайловича, по мне, так именно таким и пристало его изображать. Что-то от беса, что-то от сумасшедшего. Быть глубоким психологом человеческих душ, дотошно описывать метания Раскольникова разве не быть от части не только самим Раскольниковым, но и кандидатом в пациенты психиатра?!

    Из всей словесной мути и тягости душевных метаний особенно чётко привлёк внимание следующий пассаж, вложенный в уста Нечаева и обращённый к Достоевскому: "Чем дольше я говорю с вами, Федор Михайлович, тем хуже понимаю, как вам удалось написать о Раскольникове. Раскольников был хотя бы живым человеком, пока его не свалила горячка или чем он там заболел? Знаете, кем вы мне представляетесь ныне? Старым ослепленным конем, ходящим и ходящим по кругу, день за днем разжевывая все одну и ту же историю. Какое право имеете вы говорить мне о переменах обличия? Вы не смогли бы изменить своего даже ради спасения собственной жизни. Вы всего-навсего иссохший старик, старая рабочая кляча, жизнь которой подходит к концу. Не пора ли вам хоть попытаться пожить одной жизнью с угнетенными, вместо того чтобы посиживать дома, да пописывать о них, да пересчитывать денежки? Впрочем, я вижу, вы начинаете нервничать. Вам не терпится воротиться домой и занести в записную книжку этот подвал и этих детей, пока они еще не потускнели в вашей памяти. Смотреть мне на вас тошно!"

    Где здесь Нечаев, а где Кутзее? Что это? Всего лишь одна из ничего незначащих фраз, брошенная литературным персонажем. Или же, вложенное в уста героя, обвинение одного автора другому?

    Не менее интересен внутренний ответ Достоевского самому себе, на вопрос, какие книги он пишет:

    "Книги, в которых извращается истина. Я выбрал кривую дорогу и увожу ею детей в области тьмы. Да и сам я лишь следую за пером, пляшущим предо мною".

    Однажды, комментируя чью-то рецензию на одну из книг Кутзее, я написала, что читать Кутзее сложно, но не читать невозможно. К этому остается только добавить, что Кутзее нельзя не читать.

    Цитаты:

    Ниже хочу привести несколько цитат, лишь подтверждающих гениальность автора.

    "Страдаете вы вместе с ним или втайне восторгаетесь рукой, взмахнувшей топором? Не отвечаете? Ну так я вам скажу: настоящее чтение в том-то и состоит, чтобы становиться и рукой, и топором, и черепом. Читать - значит забывать о себе, а не стоять в сторонке, посмеиваясь."

    "Зачем нам, братцы, старость-то дадена? А затем, чтоб мы умалились, уж до того умалились, что и в игольное ушко смогли бы пролезть".

    "Быть в России нежным цветком непозволительно. В России должно быть лопухом, на худой конец - одуванчиком."

    "До тех пор, пока он ждет лишь того, чего вовсе не ждет, то, чего он не ждет, не объявится."

    "Поплачьте, как вот женщины плачут. Это великий у них секрет, у женщин-то, коим и обретают они власть над такими, как мы. Женщины знают, когда нужно дать себе волю и выплакаться. А мы все в себе закупориваем, точно в бутылке, вот и бродит оно там, и бродит, пока из него не вызреет истинный сатана-с."

    "Нет большего слепца, чем тот, кто не хочет видеть."









    • Мне тяжело далось "Бесчестье", пока читать Кутзее больше не тянет.
      ответить
    • Я до этого читала у автора "В ожидании варваров", долго отходила от книги, но я считаю Кутзее действительно гениальным писателем. "Бесчестье" у меня на очереди)
      ответить
    • Очень заманчиво написали, спасибо за рецензию. Книга давно в планах, но все откладываю ее почему-то. Теперь точно буду читать.
      ответить
    • Почитайте, я думаю, не пожалеете!
      ответить
    • Замечательно. Отличная рецензия!
      Не могу пока сказать, хочется мне читать этого автора или нет...
      ответить
    • Если сразу не возникло желание познакомиться с автором, то лучше не насиловать себя и подождать подходящего времени, иначе ничего, кроме отвращения не испытаете)
      ответить
    • Возможно, что и так.
      ответить
    • Интересная рецензия! Спасибо, Татьяна. Но читать, пока остерегаюсь)
      ответить
    • Спасибо) да, Кутзее нужно читать в соответствующем настроении, иначе не зайдёт)
      ответить
    • Так книгу разложили, как литератор перед читателями. Здорово. Со знанием дела. Я люблю Достоевского. особенно Раскольникова. Достоевский то свой))..а Кутзее....кто он?...вот и лает моська))), но если задуматься, старый человек, он и есть старый человек и со временем ни у каждого взгляд на жизнь меняется... Я все та же моська, по этому поспорить то хочется, но невозможно отрицать
      ответить
    • Спасибо) я, когда бралась за книгу, с одной стороны, была уверена, что это будет сильная вещь, так как с творчеством автора уже знакома, а с другой стороны, тоже хотела "полаять"... ан-нет, Кутзее весьма правдоподобен в отражении достоевской реальности (Достоевского я, кстати, не люблю, но уважаю), а изобразить Ф.М. так, как это сдела Кутзее, он вполне имеет право. Ведь и на Иисуса Христа замахиваются, что уж там Достоевский)
      ответить
    • Это верно). В общем: впечатления получены, выводы сделаны, а значит прочитано не зря...сильно уж, не сильно))) это не так важно))
      ответить
    • Да, может быть, в чтении как раз самое главное - получить впечатление и пищу для размышлений!
      ответить
    • Рецензия очень понравилась) Буду ли читать, не знаю. Пока что перерыв с Достоевским и о Достоевском)
      ответить
    • да, с ним нужно осторожно, как и о нем. Прочитав Кутзее, я еще больше убедилась, что пора читать и самого Достоевского)
      ответить
    • Читать пока скорее всего не буду, но рецензия интересная))
      ответить
    • спасибо) книга гораздо более интересная)
      ответить
    • Сильная рецензия на весьма необычную книгу. Я последнее время всё чаще думаю о том, что не только положительных персонажей в книгах нет, их нет и в реальной жизни тоже....Все мы совершаем или совершим, не да Бог, конечно, гадкий поступок...Нужно только с этим смириться...
      Пока читала рецензию, вспоминала переписку Достоевского и Сниткиной, в письмах Достоевский предстал слабым, вечно сомневающимся, безумным игроманом....
      ответить
    • Смотря что вы имеете в виду под "положительным": если непогрешимость, то да, идеальных людей нет; но я свято верю, что в мире всё-таки хороших людей гораздо больше.
      Достоевский же... мне кажется, ваше представление о нем должно быть недалеко от истины, не верится мне в то, что он был абсолютно адекватным человеком... как ни крути, а книги его тяжелы, депрессивны и мрачны, НО гениальны...
      ответить



Интересные посты

Новости книжного мира

Сегодня, 17 октября, в истории

В этот день родились: 1804 — Николай Иванович Надеждин (на фото), журналист, литературный...

Заметка в блоге

Под небом голубым есть город золотой...

Погода продолжает баловать алматинцев. На улице солнечно и тепло. Хочется гулять, гулять, гулять…...

Новости книжного мира

В Миссисипи запретили «Убить пересмешника»

Руководство школьного округа города Билокси (Миссисипи) приняло решение исключить из школьной...

Заметка в блоге

Сильный пол + романтическая литература

16 октября 1961 года родился Марк Леви – французский писатель, автор романтических бестселлеров...