Рецензия на книгу Живые книги

Рецензия  на книгу Живые книги

Купить книгу в магазинах:

В данный момент книги нет в продаже.

Когда руководство книжного магазина-кофейни решило провести акцию «Живые книги», никто не ожидал, что столько желающих примут в ней участие. Во время акции каждый человек мог стать Книгой, рассказывая свои истории, или послушать чужие и таким образом стать Читателем. Амалия, Виктор и Женя – главные Читатели. У каждого из них есть свои причины для участия в акции. Кто-то ищет смысл жизни, кто-то – вдохновение, а кто-то – любовь. Но что, если для того, чтобы найти утраченное, надо всего лишь оглянуться вокруг? Ведь вполне возможно, что именно сейчас твоя судьба сидит напротив тебя и рассказывает о своей жизни…

  • "Вальс майской грозы"

    1
    +
    «…Мила Иванцова в новом романе остается верна себе, своим героям и, конечно же, читателям: она наблюдает за типичными героями в нетипичной ситуации. В одной из киевских литературных кофеен проводится необычная акция: "Живые книги". Суть ее заключается в том, что посетителям предлагают рассказать любую свою историю, записавшись в качестве Книги, или выслушать чей-то рассказ, превратившись в Читателя. Незрячий военнослужащий в отставке, загадочная писательница и юная девушка — администратор салона красоты — у каждого из них свои причины назваться Читателями. Кто-то хотел отвлечься, кому-то требовался творческий импульс, кому-то — чужой жизненный опыт, но нашли они…»

    …Мне вспоминались строки из стихотворения Анны Ахматовой: «…А каждый читатель как тайна, Как в землю закопанный клад…» И вспомнилось вдруг, как когда-то давно, в нашем библиотечном техникуме был конкурс на лучший плакат. Я тогда сказала об этом конкурсе своей маме, а она поделилась идей с нашей хорошей знакомой, знакомая рассказала своей дочери. И мы (вчетвером) сделали плакат (жаль, фото нет — у нас тогда не было фотоаппарата…) и на нём были эти стихотворные строчки Ахматовой. Когда жюри спросило, кто автор этого плаката, народ (то ли ребята из моей группы, то ли наша преподавательница по русскому языку (кажется, что всё-таки она) ответили, что это — совместное творчество. И плакат занял второе место!

    Акция, о которой пишет Мила Иванцова, поставила передо мной вопрос — кто же я: Книга или Читатель? Всё думалось мне, как же понять, кто я? Читатель, который будет слушать чей-то рассказ? Или Книга, которая расскажет какую-нибудь историю из своей жизни? А потом, поняла — я нечто среднее между этими двумя понятиями. Мне нравится слушать чужие воспоминания, сохранять их себе в копилку сердца и души, нравится и рассказывать что-то кому-нибудь, мысленно представляя себе книгу, фильм или какое-то место, в котором я побывала.

    И думалось мне, что такая акция не помешала бы и нам на букмиксе. А может быть, даже и в жизни. Живое общение, не обременённое современными технологиями; живое — глаза в глаза, за чашечкой кофе и пирожным. Живое, может ещё под тихую музыку да под солнечную погоду за окном…

    Живое оно и есть живое, когда ты смотришь собеседнику в глаза и видишь его реакцию на твои слова. Когда видишь его манеры, слышишь тембр голоса… Нет, не сравнить с общением в сети. Да даже и обыкновенные письма, ныне почти ушедшие в прошлое, могут многое сказать о человеке, но… Если ты не слышала его/её голоса, как поймёшь, как звучит та или иная написанная фраза?..

    Живое — Книга и Читатель — и прошлое оживает перед твоими глазами:

    «—… Знаете, чем дольше человек живёт, тем больше у него накапливается в доме вещей, а в душе — воспоминаний. И время от времени перебираешь их, что-то отдаёшь, что-то выбрасываешь, а с чем-то не хочется расставаться никогда. И ты трепетно держишь в руках самое дорогое, рассматриваешь его, вспоминая себя и других в рамке давно прошедших лет… А потом не выставляешь это на виду, а снова прячешь куда-то — то ли на полку книжного шкафа в виде фотоальбома, то ли в ящик письменного стола, как шкатулку со старыми украшениями или пожелтевшими письмами…»

    И думалось, что Читатели, рассказывая свои истории, словно рисуют картины на чистом холсте жизни:

    «…А мороз рисует картины.

    Метелица, как девица, постелет снег,

    Закроет ночь своей рукой и наметёт куплет

    На клавиши моей души

    О севере и о зиме, да о тебе,

    Мне голову вскружила…»

    Думалось и так, и вспоминались эти строчки из песни Жени Любич о зиме. И думалось, что похоже: только в песне картины рисует мороз, а здесь, в книге Милы Иванцовой, — сами люди.

    Расцвечивая серые будни яркими красками то прошлого (оно оживает особенно ярко в главе второй: рассказ Читателя Кристин, пожилой француженки лет 60, ждущей в кафе своего мужа и у которой в запасе час времени (это время для Книги и Читателя определяется работниками кафе), — о своей бабушке «…Марии-Элизе Кабельгвен, скромной, незаметной, трудолюбивой, одной из тех, кто всегда находится неподалёку, но чьего мнения никогда не спрашивают…» Бабушка Кристин… Сколько было в её жизни и хорошего, и плохого. Но всегда оставался в ней некий стержень оптимизма, позволяющей ей выдерживать перипетии судьбы: Первую мировую и Второю мировою войны, воспитала четверых детей. «…Имея мужа и четверых детей. Мой дед тоже был бретонцем. Он, бедный, пострадал на войне (Первой мировой) от газовой атаки… Вы же слышали, как солдат в окопах травили ипритом? Он прожил после войны ещё 15 лет, но был слаб здоровьем и умирал ужасно. Его обожжённые едким газом лёгкие причиняли ему страшные страдания, а антибиотиков тогда ещё не было…

    …И всю жизнь провела, собирая цветы. Со стороны это может показаться романтичным занятием, не так ли? Собирать цветы до самой пенсии! Кстати, о пенсии — в смутные для Европы годы, конец тридцатых — первая половина сороковых (Вторая мировая война), из каждой её зарплаты хозяева вычитали определённый «пенсионный» процент, но… Но не платили его в государственную кассу. И так продолжалось десять лет!

    Это стало известно, когда бабушка в её шестьдесят собралась на пенсию, но оказалось, что она её ещё «не заслужила».

    Хоть я и нередко слышала, что характер у бабушки был нелёгким, но она безропотно смирилась с этим и проработала ещё десять лет в воинской части, выполняя привычную для неё тяжёлую неквалифицированную работу уже в таком возрасте. Вот так просто богатые люди украли у неё десять лет жизни…»

    То настоящего (история девушки лет 20, Женьки), то странно-мистического и загадочного, — причудливо вплетая одну историю в другую, и выделяя новую историю курсивом.

    …Автор рисует картины жизни весеннего, майского Киева, того Киева, которому ещё чужд и бесконечно далёк грохот «оранжевой» революции; того мирного Киева, наполненного светом солнца, запахом сирени и дыханием лета. Эти картины напоминали мне «Белую гвардию» Михаила Булгакова, но в них не было зимы, и зимнего холода, не было ожидания смерти и скорой разлуки.

    А было в них (в картинах Милы Иванцовой) весна, с её цветением, радость и любовь, память о прошлом, настоящее, будущее. То и вовсе наполняет свои картины мистикой и ставит перед читателем вопрос было /не было? Это был только сон? Или реальность, похожая на сказку? И мистику эту рассказывает Юрий, господин лет 50-ти на вид, а по разделению в романе автора Книга, которая рассказывает одну из историй своей жизни.

    «—…Я работаю здесь неподалёку, увидел на дверях объявление об акции и решил кому-то это (о чудесах, случавшихся в этом [Киеве] вечном городе, о чудесах, свидетелем которых он был, но так и не нашёл им объяснений) рассказать. Может, кто-нибудь меня понял бы, объяснил, что это такое… Собственно… У меня нет друзей… То есть таких друзей, кому можно рассказывать такую ерунду… А эта задумка о Живых книгах мне понравилась. Это похоже на общение с незнакомыми людьми в ночном поезде…»

    …То ли это одиночество и желание от него сбежать, то ли возможность за чашечкой кофе и пирожным получить консультацию (как у психотерапевта). Тут не скажешь сразу, какое из мнений и предположений верное и какое истинное. Оно просто так есть (акция «Живые книги»), как и всё на свете. Но и не просто так происходит общение между Книгой и Читателем, — из разговора вытекает обсуждение, что, согласитесь, похоже на чтение любой книги, бумажной или электронной.

    Может быть, на первый взгляд история, которую написала Мила Иванцова, и покажется наивной и сентиментальной. Но когда начнёшь читать дальше, всё больше уходя от начала, то постепенно начинаешь понимать, что да, — в какой-то степени роман дамский (раз есть любовные линии), и в тоже время — философский, жизненный, и от того, притягательный и глубокий. Когда ты и отдыхаешь, читая, и задумываешься о серьёзных житейских вопросах. По мне — так прекрасно сочетание! Отдых и польза.

    …Когда ты откладываешь книгу и тихонько мычишь в ночи, чтобы не разбудить маму, и думаешь, что осталось ещё так немного, а уже так поздно — второй час ночи. И пора спать… А книгу отложить до завтра. Что я и делаю, откладываю книгу до утра. А мысли, которые так и просятся на бумагу, их до завтра не отложишь, не скажешь им «приходите завтра, когда я не буду такой уставшей и сонной». И я записываю мысли в два часа ночи…

    А утром, дочитав последнюю страницу романа Милы Иванцовой «Живые книги», я подумала: «Неужели это всё?! И дальше начинается у героев счастливая, семейная жизнь? Постойте! Подождите! Я не хочу расставаться с героями этого романа. Хочу вспоминать кошку по кличке Сильва и то, как она сидела в позе «кувшинчика» у пустой миски (после обеда). Хочу! Хочу!..» Но понимаю, что всю жизнь не проведёшь за чтением, и пора вернуться в реальность, в свою собственную жизнь…

    «Роман «Живые книги», замысел которого неожиданно осенил меня и взял в творческий плен, не был бы написан именно таким, если бы не искренность и открытость многих людей, поделившихся со мной своими историями. Я твёрдо убеждена, что книг на свете гораздо больше, чем людей на земле, и большинство из них — не написаны. Ведь каждый человек — это роман, сага ил сборник рассказов, которые ждут своего неравнодушного Читателя.

    К сожалению, не все мои замыслы вошли в книги, которую вы держите в руках, ибо тема Живых книг безгранична…

    …Искренне,

    Мила Иванцова».


    В данный момент книги нет в продаже.






    • Отличная рецензия! Спасибо вам за ваш труд! Особенно за такой плакат. Настоящее народное творение.
      ответить
    • Спасибо за тёплые слова!!
      Знаю. Так и вижу его мысленным взором: на светлой бумаге нежно-голубые (или всё же тёмно-синие?) буквы...
      ответить



Интересные посты

Заметка в блоге

Самые короткие литературные шедевры

«Сегодня утром я убил свою бабушку» — такой фразой Ф. Рузвельт привлекал внимание отвлекшегося...

Заметка в блоге

Конец полувековой истории

День начался с новости о том, что в нашем городе закрывается один из старейших книжных магазинов...

Новости книжного мира

«Наш генерал»

В августе 2017 год, в Москве, при поддержке ФАУ «ИЦ ОКСИОН» вышел в свет роман Людмилы...

Интересная рецензия

Призраки детства

Не хотела я писать рецензию на эту книгу, но увидела, что на БМ всего одна коротенькая...