Рецензия на книгу Рождественские стихи

Погрузитесь в мир волшебства и радости вместе с любимыми поэтами, которые в своих стихах передали радостную атмосферу Рождества. В этом сборнике собрана поэзия русских и зарубежных авторов, вселяющая даже в сердца взрослых читателей веру в чудеса.

  • «Крошку-ангела в сочельник Бог на землю посылал..»

    7
    +
    На 1861 год

    «О Господи! Как время-то идёт!» —

    Твердило встарь прабабушкино племя,

    И соглашался с этим весь народ.

    Да полно, так ли? Движется ли время?

    У нас в речах подчас неверен слог,

    Толкуем мы о прошлом, преходящем

    И будущем, а в целом — мир и Бог

    Всегда живут в одном лишь настоящем.

    И нету настоящему конца,

    И нет начала. Люди вздор городят

    О времени, — оно для мудреца

    Всегда стоит, они ж идут, проходят

    Или плывут по жизненной реке

    И к берегам относят то движенье,

    Которое на утлом челноке

    Свершают сами…»

    Бенедиктов Владимир Григорьевич (1807-1873 гг.)

    Оглянешься вот так, а времени и нет… Какое-то странное, загадочное ощущение, что времени нет. Оно идёт, неспешно, плавно…

    Мне внезапно захотелось почитать стихи, погрузиться в романтику и негу слов. Вот только я не знала, что же мне выбрать: Пушкина, Есенина или посмотреть в старом блокноте. Или, может, даже достать с полки томик стихов Сергея Бехтеева.

    А потом вспомнила про Максимилиана Волошина, про его стихи о России и Крыме, вспомнила, что на первом (кажется) курсе института писала реферат об этом поэте. И была очарована волошинским Крымом. Набрала в поиске в одной из электронных библиотек «Волошин» и стала просматривать список книг. И выбрала сборник поэзии «Рождественские стихи». В нём оказались собраны и стихотворения известных мне поэтов (Пушкина, Бунина, Бальмонта, Брюсова, Волошина, Державина, Глинки, Есенина и других, — перечислить всех просто невозможно), так и незнакомых (Балтрушайтиса Юргиса Казимировича, Аполлона Коринфского, Мария Рильке Райнера, Алексея Апухтина и других).

    Начала читать, и когда дошла до стихотворений Бальмонта К.Д. («Одна есть в мире красота…», 18-й псалом, Благовест), то подумала, что первое знакомство с этим поэтом у меня сложилось крайне неудачное: в стареньком детском журнале я прочитала его стихотворение «Благовещенье в Москве» и подумала, — до чего же (не кидайте в меня тапочки!) убого и даже плоско:

    «Благовещенье и свет,

    Вербы забелели.

    Или точно горя нет,

    Право, в самом деле?..»

    И я ещё подумала, что знакомиться дальше с этим человеком я не хочу! И не буду! И даже больше: вспоминать о нём не хочу.

    И вот, читая сборник «Рождественские стихи» и увидев имя Бальмонта, я подумала: «Ну-ну!» Каково же было моё удивление от чтения стихов неприятного мне автора! Бальмонт открылся мне с совершенно неожиданной, светлой стороны:

    «Одна есть в мире красота…»

    Одна есть в мире красота.

    Не красота богов Эллады,

    И не влюблённая мечта,

    Не гор тяжёлые громады,

    И не моря, не водопады,

    Не взровов женских чистота.

    Одна есть в мире красота —

    Любви, печали, отреченья

    И добровольного мученья

    За нас распятого Христа.

    Вот и относись к человеку после этого так, как прежде. И думай о нём, что он — зануда. Странно, не правда ли?

    …Читая же сборник стихотворений дальше, я открывала для новые имена, новый ритм слов, который то завораживал меня и манил своим очарованием, то вызывал досаду и сожаление, а то и вовсе из глаз тихо катились слёзы.

    Александр Блок показался в своём стихотворении «31 декабря 1900 года» чуточку печальным, размышляющим, как ни странно звучит, о смерти:

    «…А я всё тот же гость усталый

    Земли чужой.

    Бреду, как путник запоздалый,

    За красотой.

    Она и блещет и смеётся,

    А мне — одно:

    Боюсь, что в кубке расплеснётся

    Моё вино.

    А между тем — кругом молчанье.

    Мой кубок пуст.

    И смерти раннее призванье

    Не сходит с уст…»

    Непонятным и загадочным показался мне такой Блок. Тот Блок, что дорог своими детскими стихотворениями («А ворона с зимы так и осталась лохматой…»), да глубокими, серьёзными стихотворениями из цикла «Стихи о Прекрасной Даме» («Одинокий, к тебе прихожу…» — это стихотворение я вспоминаю довольно часто) и из книги второй (1904-1908; «В голубой далёкой спаленке…»).

    А здесь… Нет, не узнала я Блока…

    Зато узнала Ивана Бунина, с его стихотворением «На пути из Назарета…»:

    «…В тёмных каменных пещерах

    И на старых кораблях.

    Корабли во мраке, в бурях

    Лишь Тобой одной хранимы.

    Ты — Звезда морей: со скрипом

    Зарываясь в пене их

    И огни свои качая,

    Мачты стойко держат парус,

    Ибо кормчему незримо

    Светит свет очей Твоих…»

    Строчка «Звезда морей» напомнила мне о другом стихотворении Бунина «Звезда морей, Мария» («На диких берегах Бретани Бушуют зимние ветры…»). И эта перекличка разных стихотворений заставила улыбнуться — я будто встретила старого знакомого, с которым приятно помечать, да немного погрустить о родной земле.

    …Знакомым с раннего детства оказался Достоевский, с его стихотворением «Божий дар» («Крошку-ангела в сочельник Бог на землю посылал..»). Знакомым, но совершенно почему я не не помнила, кто же автор этого известного стихотворения… И как же приятно было прочитать «Божий дар» снова» И строго сказать себе: «Всё! Вот теперь я точно постараюсь запомнить автора этого трогающего до слёз, до самой глубины души стихотворения!»

    Из незнакомых, но приятно согревших сердце в этот солнечный, немного ветряный, осенний питерский день отмечу стихотворение Михаила Алексеевича Кузмина (1872-1936 гг.) «Ёлка» :

    «С детства помните Сочельник,

    Этот детский день из дней?

    Пахнет смолкой свежий ельник

    Из незапертых сеней.

    Все звонят из лавок люди,

    Нянька ходит часто вниз,

    А на кухне в плоском блюде

    Разварной миндальный рис.

    Солнце яблоком сгорает

    За узором льдистых лап.

    Мама вещи прибирает,

    Да скрипит заветный шкап.

    В зале всё необычайно,

    Не пускают инкого,

    Ах, условленная тайна!

    Всё — известно, всё ново!

    Тянет новая матроска,

    Морщит в плечиках она.

    В двери светлая полоска

    Так заманчиво видна!

    В парафиновом сияньи

    Скоро ль распахнётся дверь?..»

    Мне эти строки напомнили чудесную новогоднюю сказку «Щелкунчик». Помните, как начинается эта сказка? Дети ждут, когда же откроются двери в залу, в которой родители приготовили им подарки. А на календаре — рождественский Сочельник, 24 декабря. «Скрип шагов вдоль улиц белых…» вспоминается ещё мне и другое стихотворение, другого автора, — Фета.

    Над многими стихотворениями, помещёнными в сборник «Рождественские стихи», хочется подумать, поразмышлять о судьбе России (например, в стихотворениях Зинаиды Гиппиус «Белое» и «Второе Рождество»); задуматься о судьбе человека в этом мире и поразмышлять о любви (Державин, «На Новый год»); подумать, какой глубокий смысл заключён в Библии, в её рассказах о давнем: о Рождестве, о бегстве Святого Семейства из Вифлиема, о поклонении волхвов Младенцу Христу.

    А может быть, и просто насладиться поэзией и приятно провести несколько часов.

    Пишу, и вот о чём ещё задумалась я, когда читала данный сборник: о жизненной пути людей. У некоторых поэтов XX-го века годы смерти 1936, 1937… И невольно думается, что вдруг их жизненный путь перечеркнул расстрел? Или, быть может, это я вижу то, чего нет?..

    …И рассказать обо всех авторах и о каждом стихотворении, вошедшем в сборник, просто невозможно. Это и глубина мысли, и глубина образов, и размышления о жизни, и картины природы. Это мысли о прошлом, о настоящем и будущем.

    «О вещая душа моя!

    О сердце, полное тревоги,

    О, как ты бьёшься на пороге

    Как бы двойного бытия!..

    Так ты — жилица двух миров,

    твой день — болезненный и страстный,

    Твой сон — пророчески-неясный,

    Как откровение духóв…

    Пускай страдальческую грудь

    Волнуют страсти роковые —

    Душа готова, как Мария,

    К ногам Христа навек прильнуть.

    Фёдор Иванович Тютчев, 1855









    • Ох, какой же к вам, видимо хороший сборник попал в руки. Искренне позавидовала. Спасибо за такую атмосферную рецензию. Представляю, как, наверное было трудно с выбором стихотворений для рецензии. Я наверное, бы половину сборника переписала сюда)))
      ответить
    • Очень! ))
      Совсем не трудно - стихи сами просились на бумагу, а я их только фиксировала ))
      Нуу... Половину вряд ли, а вот привести полностью те, из которых я только четверостишия упомянула, - это да. Даже, если они не из этого сборника.
      ответить
    • Люблю Блока)
      ответить
    • Самой он нравится ))
      Особенно часто вспоминаю (и записаны у меня в тетрадях): "Осенний день" (Идём по жнивью, не спеша...), "Одинокий, к тебе прихожу..."
      ответить
    • Хорошее рождественское настроение. У нас много замечательных поэтов, такие непохожие и близкие.
      ответить
    • Согласна. И все такие разные, но стали родными, - хотя бы пару мгновений.
      И, может быть, я и продолжу знакомство с кем-нибудь. Уже давно знаю, с кем - с Надсоном. Давно хотела прочитать его стихи.
      ответить



Интересные посты

Новости книжного мира

Сегодня, 20 ноября, в истории

В этот день родились: 1869 - Зинаида Николаевна Гиппиус (на фото), русская поэтесса и...

Обсуждение в группах

Лучшая рецензия осеннего сезона 2017

Рецензии можно прочитать здесь: Джозеф Кутзее "Осень в Петербурге" (от Tatyana Ma) ...

Интересная рецензия

Кто тебя обидел, Уильям?

Самый известный роман без героя написан самым простым до невозможности языком. Хорошо, что автор не...

Обсуждение в группах

20-26 ноября 2017 года

20 ноября 2017 года - понедельник Итак, продолжаю призывать к возрождению обзоров личным...