Рецензия на книгу Зимние призраки

"К сожалению, я не призрак. И ничего не знаю о жизни после смерти. Я никогда не верил в привидения, в существование рая, в бессмертие души и прочие подобные вещи. Не верю и теперь. Конечно же, я не помню, как умер, и знаю об этом событии не больше, чем мой друг Дейл Стюарт. За одиннадцать лег своей жизни я ни разу не покидал Иллинойс. Через сорок один год после моей смерти Дейл приехал на ферму, где я погиб. Зима в тот год была очень суровой..."

  • Дэн Симмонс "Зимние призраки"

    6
    +
    Конечно же- писатель, конечно же- в творческом отпуске, чтобы написать произведение, которое потрясет мир, на заброшенной ферме, принадлежавшей отцу погибшего сорок один год назад друга детства Дуэйна, перед памятью которого он поклялся стать писателем. Конечно же, личная жизнь разлетелась на тысячи осколков: с женой разошелся, детей бросил, любовница бросила его, лишив и грана иллюзий насчет насчет себя и литературных дарований. Это тот стержень, вокруг которого Симмонс потихоньку начал накручивать спирали сюжета- клятва и память о талантливом друге детства Дуэйне Макбрайте, который мог читать “Беовульфа” на староанглийском, отрекся от модных в настоящее время богов, выбрав для поклонения забытое египетское божество, молитвы, ритуалы, для чего выучил древнеегипетские иероглифы, который методично готовился стать писателем, на горьком опыте постигая азы писательского мастерства.. Жизнь загнала в далекий уголок память о нем, но щелчок курка довел его до умопомешательства, выведя на первый план память о детстве. Симмонс неторопливо проводит нас по некоторым эпизодам жизни Дейла Стюарта, по его жизни, по наружней стороне жизни, которая в умопомрачении Дейла оборачивается листом Мебиуса и мы оказываемся на внутренней стороне его личности, отданной ребенку Дуэйну, где все переплетено и неразрывно, от Генри Джеймса, Беовульфа и игры в египетских богов до гениальных всплесков нарождающегося таланта. Девять месяцев, срок сделать из Дуэйна- ребенка Дуэйна- писателя, классический сценарий в неклассическом исполнении родовых потуг.

    Неосуществленная смерть оставило место для жизни, которая в прежнем качестве невозможна, и вызвала жизнь, обращенной вовнутрь, в память об ставшей далекой и невозможной жизни детства, полной возможности осуществления всего того, что ему не удалось осуществить. Вызов воспоминаний о детских годах есть приближение к тому далекому, что осталось в прошлом, желание приблизиться к животворящему источнику детства, сделать из поступательного движения своей жизни петлю листа Мебиуса, по которому можно двигаться в любую сторону, чтобы достичь начало своей жизни, своего детства, и почерпнуть там что то, что он оставил невостребованным, счел неважным, мешающим, ненужным, но без чего ему дальше пребывать в собственной жизни невозможно.

    Патрон с вмятиной от бойка превращается в символ Жизни и Смерти. Жизнь зеркально отражает Смерть, а в Смерти есть отражение Жизни, они образуют круг, игру зеркальных отражений.

    «Я блуждаю между мирами с той ночи, когда ружье дало осечку. Настало время выбрать тот или иной мир»

    В жизни отразятся посланники смерти, которые придут за ним, чтобы увлечь в Ничто, в Небытие, и второй этаж есть место сексуального искушения, возможности убить приближение детства, не дать возможность почерпнуть в нем силы. Скинхеды, недалекие и грубые, просто пытающиеся его убить, с которыми герой борется собственными силами, используя память о детстве.

    Посланник Жизни, ребенок, играя в детские игры тайных посланий, на первый взгляд таких смешных, призывает быть мудрее, уповает на твердость и решимость, отвагу и честь. Ребенок дает ему и средство борьбы и помощников в виде оборотней, пожирателей трупов, в схватке с инфернальными посланниками.

    Когда же буря тлетворным ветром дышит над водами,

    вздымаются волны, мрачнеет воздух, небо плачет.

    И вновь на тебя лишь мы уповаем!

    Подвигнись на поиск, если отважен,

    найди злотворящую в землях неведомых, в краю незнаемом!

    Память о друге детства помогает повернуться спиной к смерти и шагнуть в жизнь. Или, может быть, вместе, главный герой и память детства, сумели перекрутить реальность лентой Мёбиуса?

    Роман сложен, но я все же рекомендую его к прочтению.







    • Спасибо за рецензию, захотелось прочесть книгу!
      ответить   пожаловаться
    • сразу возникла ассоциация с "Тайной Крикли-Холла"
      ответить   пожаловаться
    • Да нет, с "Тайной Крикли- Холла сходства не много. Интересно другое: у Симмонса два романа, "Пятое сердце" и "Зимние призраки", посвященные преодолению творческого кризиса писателя и в обоих присутствует английский писатель американского происхождения Генри Джеймс. Отсюда два вопроса:
      1- смена жанра Симмонсом свидетельствует ли о творческом кризисе?
      2- Чем дорог и ценен для Симмонса Генри Джеймс?
      ответить   пожаловаться
    • Заинтересовался книгой, не знал про такую у Симмонса)
      ответить   пожаловаться



Интересные посты

Интересная рецензия

Нельзя забывать!

"Вот так настал, одетый в кровь и лед, сорок второй необоримый год. О, год ожесточенья и...

Заметка в блоге

Сказочная картинка

Вот такую картинку мне сегодня прислала мама:

Интересная рецензия

Да что же это такое! Я клининговая компания что ли?!

Примерно так можно охарактеризовать первую книгу из одноименной серии "Дом на...

Новости книжного мира

Сегодня, 13 октября, в истории

В этот день родились: 1829 - Петр Иванович Бартенев (на фото), историк, издатель, библиограф...