Рецензия Елена Мамонова на книгу Над пропастью во ржи

Писатель-классик, писатель-загадка, на пике своей карьеры объявивший об уходе из литературы и поселившийся в глухой американской провинции вдали от мирских соблазнов. Он ушел от нас совсем недавно – в 2010 году…Единственный роман Сэлинджера – "Над пропастью во ржи" — стал переломной вехой в истории мировой литературы. Название книги и имя главного героя Холдена Колфилда сделались кодовыми для многих поколений молодых бунтарей от битников и хиппи до представителей современных радикальных молодежных движений.Роман представлен в блестящем переводе Риты Райт-Ковале­вой, ставшем классикой переводческого искусства.

  • Бунтарство в пропасти

    4
    +
    Культовый роман «Над пропастью во ржи», давно отнесённый к категории классики, так часто попадался мне в разных списках, что обходить его дальше было просто невозможно. И всё же меня постоянно что-то останавливало. Я брала его, откладывала, снова брала, снова откладывала... Словно чувствовала, что мне тяжело будет его читать. Всё оказалось именно так. Дело в том, что я никогда не смотрела на мир глазами главного героя книги - Холдена Колфилда, даже в его 17 лет. А ведь моя юность пришлась на 90-е, так что причин для ненависти было хоть отбавляй. Наверно поэтому мне так трудно его понять, но я всё же попробую. В конце концов, одним из обвинений, предъявляемых Холденом к окружающим его людям, была их душевная чёрствость.

    «И учатся [сверстники] только для того, чтобы стать какими-нибудь пронырами, заработать на какой-нибудь треклятый кадиллак, да ещё вечно притворяются, что им очень важно, проиграет их футбольная команда или нет. А целые дни только и разговору что про выпивку, девочек и что такое секс, и у всякого своя компания, какая-нибудь гнусная мелкая шайка. Попробуй с кем-нибудь поговорить по-настоящему».

    Холден невероятно придирчив к окружающим его людям, строго судит их за каждый проступок, вынося им жёсткие вердикты и вешая на них ярлыки. Поэтому вначале повествования естественным образом возникает ощущение, будто он ненавидит абсолютно всех. И это почти правда, ведь слово «ненавижу» чаще других звучит в книге.

    «Господи, до чего я всё это ненавижу. И не только школу. Всё ненавижу. Ненавижу жить в Нью-Йорке. Такси ненавижу, автобусы, где кондуктор орёт на тебя, чтоб выходил через заднюю площадку, ненавижу знакомиться с ломаками, которые называют Лантов «ангелами», ненавижу ездить в лифтах, когда просто хочется выйти на улицу, ненавижу мерить без конца костюмы у Брукса…».

    Однако всеобщей ненависти у Холдена к людям всё же нет. Это видно по его отношению к братьям (голливудскому писателю Д.Б. и умершему в детстве Аллену), а также маленькой сестрёнке Фиби. Он гордится ими, он восторгается ими, он искренне любит их… В мыслях о них раскрывается совсем другой человек – тёплый, душевный, мягкий. При этом юноша даже мысли не допускает, что и другие люди тоже могут быть такими. Например, кто-то может по-настоящему любить театр и музыку; актёры и музыканты могут играть от души, а не ради лавров и аплодисментов; учителя могут на самом деле переживать за его будущее, а не просто лезут в душу, дабы прочитать очередное педагогическое наставление.

    Холден всех подозревает в фальши, притворстве и «показухе». Как следствие, он повсюду видит ложь. Девушки врут, франты врут, учителя врут, директора притворно улыбаются богатым родителям учащихся и тоже врут, сутенёры-лифтёры врут, проститутки врут и, даже отец, «обещающий убить за исключение из школы», тоже врёт, ведь на самом деле он никогда не сделает этого.

    Проблема Холдена в том, что он предъявляет к другим высокие критерии «человечности», хотя и сам прекрасно понимает, что они завышены, а потому быстро прощает тех, кого минуту назад ненавидел, и скучает по тем, с кем его пути разошлись. Даже сам он не отвечает собственным критериям. Отсюда его кратковременные вспышки ярости и презрение к себе за трусость и слабохарактерность. Холден делает всё то, за что ненавидит других.

    «Вечно я говорю «очень приятно с вами познакомиться», когда мне ничуть неприятно. Но если хочешь жить с людьми, приходится говорить всякое».

    Его разрывает ощущение личной несвободы, обязанности жить по навязанным правилам.

    «Я чувствую себя чужим в этой жизни. За меня всё решают другие. Я никогда не буду тем, кем хочу. Я просто загнанная тварь. И даже когда я всё вокруг крушу - моей свободы не становится больше».

    В душе Холден мечтает стать «ловцом детских душ», «стеречь ребят над пропастью во ржи», ловить их, чтобы они не сорвались в бездну фальши. При этом сам прекрасно понимает, что «…будь у человека хоть миллион лет в распоряжении, всё равно ему не стереть всю похабщину со всех стен на свете. Невозможное это дело...». А раз мечта невозможна, то в реальном будущем Холден рассматривает для себя всего лишь два варианта:

    • первый – сбежать Массачусетс и жить там «в туристских лагерях и во всяких таких местах, пока деньги не кончатся»;

    • второй – прикинуться глухонемым и «тогда не надо будет ни с кем заводить всякие ненужные глупые разговоры».

    В его будущем нет никаких спасённых детских душ. Он не может спасти даже самого себя, ибо нет такого края света, куда можно было бы сбежать от собственной трусости, и где невозможно было бы слышать собственную фальшь. И в этом трагедия Холдена, а также всех тех, кто в реальной жизни последовал за ним. Та молодёжь, которая вознесла имя Холдена Колфилда над собой, словно знамя, не смогла изменить «прогнивший и лживый мир», не смогла остановить войны, расовую и национальную нетерпимость. Юные американцы выросли в больших американцев, таких же, какие были до них.

    Я убеждена, что Сэлинджер в своём романе «Над пропастью во ржи» попытался показать образ пустого, бесцельного бунтарства и очень жаль, что нашлись те, кто не понял этого. Нельзя разрушая что-то изменить это в лучшую сторону, а потому Холден Колфилд – это всего лишь классический пример «лишнего человека», являющегося продуктом американского общества. Не более того.







    • Я эту книгу, как и вы, долго не решалась взять в руки. А когда взяла и прочитала первые абзацы... Не понравилось совершенно.
      Моё детство пришлось на 90-е годы.
      ответить
    • Согласна с вами в оценке романа.
      ответить



Интересные посты

Новости книжного мира

Запущен проект «Книжная полка Льва Толстого»

По сообщению музея-усадьбы Л.Н. Толстого «Ясная Поляна», запущен мультимедийный проект «Книжная...

Интересная рецензия

Глас вопиющего в пустыне

«Повесть о двух городах» — бестселлер бестселлеров всех времён и народов, разошедшийся в более чем...

Интересная рецензия

Фанфик от Акунина

Знаете, часто читатель, закрыв последнюю страницу хорошей книги, никак не может успокоиться. Ему...

Новости книжного мира

Создана детская литературная карта Европы

Школьники со всей Европы назвали свои любимые книги. Так получилась замечательная карта...