Рецензия La laviniense на книгу «Сицилия: Сладкий мед, горькие лимоны»

Кто-то любит путешествовать с фотоаппаратом в руке, предпочитает проторенные туристические маршруты. Есть и отчаянные смельчаки, забирающиеся в неизведанные дали. Так они открывают в знакомом совершенно новое.

Мэтью Форт исколесил Сицилию, голодный и жаждущий постичь тайну острова. Увиденное и услышанное сложилось в роман-путешествие, роман – гастрономический дневник, роман-размышление – записки обычного человека в необычно красивом, противоречивом и интригующем месте.

Впервые Мэтью Форт побывал на Сицилии, когда ему было двадцать шесть лет. Он приехал на остров в расчете на ласкающее солнце, нежное море и вкусную еду. И никак не подозревал, что в его сердце навсегда сохранится пронзительная красота этих мест.Став знаменитым журналистом, докой в кулинарных вопросах и написав несколько книг, через тридцать лет он возвращается в благословенный край, чтобы снова окунуться в безмятежность островной жизни.

Путешествуя по Сицилии, Форт исколесил безлюдные дороги и любовался морем, в котором отражается звездное небо; осматривал знаменитые виноградники и, разумеется, лакомился великолепными яствами, запивая их вкуснейшим вином.
Загадочный остров с многовековой историей вновь очаровал Мэтью, вдохнувшего дивные ароматы сицилийской кухни и погрузившегося в тайны столетий. Тот восторг, который вызвало у него путешествие, автор передает и читателю, готовому немедленно отправиться в край горьких лимонов и сладкого меда. Показать

«Сицилия: Сладкий мед, горькие лимоны» Мэтью Форт

Книга Форта посвящена Сицилии, и влюблённый в неё англичанин постигает землю и людей этого острова не совсем стандартным способом: через сицилийскую еду. Как ни странно, гастрономический ракурс помогает удивительно много узнать и понять о людях и истории. Тем более, что автор, путешествующий по Сицилии на "Веспе", интересуется всё же не только кухней. Встречи в пути — пейзажи, не претерпевшие изменений с античных времён, — сельские праздники, на которые приглашают заезжего иностранца, — семейные истории — искусство жить через искусство готовить и есть...

Мэтью Форт пишет о Сицилии, где я никогда не была, но я без труда узнаю в его героях итальянцев вообще — тех итальянцев, которых я знаю. Это стопроцентное попадание. И хотя наши с Фортом кулинарные предпочтения немного разнятся, Италию и её людей мы чувствуем одинаково.

Случилось так, что непосредственно перед чтением Форта я закончила книгу другого англичанина, претендующий на фундаментальность труд Джона Хупера с названием "Итальянцы". Интересно: у Хупера мне хотелось спорить с каждым абзацем. Читая "Сицилию", я киваю, как китайская игрушка. Хупер утверждает, что его взгляд на итальянцев — взгляд знатока. Он не просто прожил, но проработал в Италии много лет. Для Мэтью Форта его Сицилия была прекрасным приключением, и он не претендует на энциклопедичность, а просто наслаждается так, как можно наслаждаться путешествием по Италии. Кто из двух британцев прав? Я выбираю Форта, и не только потому, что узнаю себя в нём: его взгляд на предмет изучения согрет случившейся с первого взгляда любовью, а я предпочитаю того, кто любит, тому, кто препарирует. Первый видит портрет, второй — паспорт или рентгеновский снимок.

Что можно узнать об итальянцах (о сицилийцах), посидев с ними за одним столом, побродив по их рынкам, понаблюдав за ними на кухнях деревенских домов или семейных кондитерских?

Многое.

Например:

— Итальянцы ощущают свою историю как нечто родное и близкое. Прошлое остаётся для них живым, понятным, своим. Говоря о мафии, молодой парень замечает, что однажды она куда-нибудь денется. Куда, когда, как? Он поясняет: делись же куда-то греки, римляне, арабы, норманны, испанцы... Парень, перечисляющий былых властителей Сицилии, — не историк. Но прошлое его земли легко приходит ему на ум, как пример в разговоре, потому что прошлое всегда рядом, живое и тёплое. Прошлого можно коснуться рукой.
Ощущение возможности потрогать вечность больше всего поражает в Италии.
Говоря о рецептах, люди, далёкие от наук, запросто указывают, где деревенское блюдо взяло свои ингредиенты: оливковое масло — от греков, трубочки для канноли — от арабов, рикотта — овечий сыр, который делали местные пастухи еще в начале времён. Есть семьи, которые готовят шоколад по рецепту ацтеков, привезённым испанцами из Нового Света в эпоху, когда был жив Колумб. В Италии даже продукты хранят историю.

— Итальянцы гостеприимны и щедры. Обнаружив в чужаке родную душу, они впускают его в свою жизнь, в свой дом, со смесью удовольствия и гордости открывают для него тайные двери и дарят ему свои рецепты, помощь, шутки, сердце. История так и не научила их бояться ни извержений Этны, ни незнакомцев.
Немного найдётся на свете других стран, в которых так легко ощутить искреннюю сердечность, обменявшись парой слов. Сто лет назад Муратов писал о том, с какой изумительной лёгкостью чужак в Италии может стать другом. С тех пор мало что изменилось.
Общение — наслаждение сродни наслаждению вкусом, и итальянцы не упускают возможности получить от общения максимум. Конечно, не каждый день так везёт, как повезло Форту: заехав в сельский отель, он обнаруживает там семейное празднество и тут же получает искреннее, не формальное приглашение присоединиться. Узнав, что путешественник-иностранец собирает рецепты, семья сицилийцев приглашает его на завтра домой на семейный обед, и Форт получает возможность увидеть, как готовят местные женщины. Благодаря людям, которых он узнал сутки назад, он проживает один из лучших дней жизни: с божественно вкусным обедом за большим столом на террасе, с весёлой дружеской беседой, с погружением в простое неторопливое счастье деревенского лета. Он проводит сиесту в оливковой роще своих гостеприимных хозяев, думая, чем он заслужил такой подарок — такую щедрость, такое душевное тепло, такое угощение, — и чем он может их отблагодарить. Как всегда с итальянцами, ему ничего не удаётся придумать. Что такого может подарить итальянцу иностранец, кроме своей дружбы в ответ на дружбу?
Ведь именно это тебе так часто говорят в ответ на вопрос: "Чем я могу отблагодарить вас за это?" — "Своей дружбой!"

— Итальянцы, живущие вне столиц, не умеют завидовать столичным жителям. Их деревня или крошечный городок — и есть столица мира, лучший город земли. Лучшая вывеска для продуктового магазина — Prodotti Tipici (Местные продукты); иногда достаточно имени всем известного зеленщика или кондитера, а можно ещё проще: "Мясо". Зачем выдумывать, если в этой лавке уже триста лет одна и та же семья торгует лучшими в мире самодельными сосисками? Можно было бы, в принципе, обойтись вовсе без вывески.
Каждый город имеет свои предания и собственную гордость. Если где-то тут родился знаменитый мафиозо, им тоже гордятся, ведь он — наш. Путешественнику расскажут кучу историй о щедрости и благородстве местного дона. В этом есть много детского аморализма, временами трогательного, временами не очень, но это так. Но какому ребёнку не хотелось бы жить на одной улице со знаменитым разбойником? Ну вот.
Каждый город имеет свои рецепты всем известных блюд, и местные рецепты всегда лучшие. О соседях не обязательно говорить плохо, но о своём говорят почти стихами. Самая крошечная деревушка обладает собственными кулинарными секретами, и если в ней будет ресторан, на нём напишут: "Лучшие блюда n-ской кухни".
Это имеет свою оборотную сторону: человек, самый утончённый и знающий, когда речь идёт об особых местных бобах или методах засола рыбы, совсем не интересуется тем, что существует за пределами его маленького мира. Бесполезно пытаться поговорить о чём-то, что не имеет отношения к его малой родине, будь то искусство, история или рецепты других земель: для него это разговор на китайском.

— Итальянцы старшего поколения старомодны, и это придаёт Италии совершенно особое очарование. Итальянцы в провинции живут так, как жили их деды и отцы, хотя и богаче. Живут, не особо интересуясь тем, что творится в большом мире, защищённые от глобализации могучим местным патриотизмом и глубокой верой в то, что самое лучшее — уже у них, здесь и сейчас. Им нравится деревенский стиль, нравится покупать овощи и рыбу на рынке, у знакомых, нравится готовить дома, жить на земле.
У итальянцев старшего поколения есть проблема: дети всё чаще становятся "просто европейцами". Не умеют выращивать салат и ловить рыбу, не знают точно, чем славится их городок, предпочитают металл и стекло дереву и камню, покупают в супермаркете, не всегда даже понимая, какой сейчас сезон (сезон чего — инжира? Помидоров? Тунца? Надо быть дикарём, чтобы думать, что все эти вещи можно покупать круглый год!). Не знают, где растут лучшие на Сицилии персики: вместо даров природы у них на уме — американские фильмы, а персики родятся на блюдце, принесённом мамой.
Старшее поколение борется с этим, придумывая, например, систему школьных огородов, плоды которых дети азартно продают с прилавков перед школой. У старшего поколения есть миссия: сохранить память рода и земли. Передать в будущее рецепты прабабок.

— Итальянцы замечательно владеют искусством ловить момент и наслаждаться жизнью здесь и сейчас. Им может не хватать денег, но всегда есть время для главного: для общения, для семьи, для любви, для еды и вина. Итальянским служащим не зря даётся три часа на обед: обед — это не бутерброд. Обед — это праздник, который всегда с тобой. Ужин — юбилей, который всегда с тобой. Ужин с друзьями — ну, это уже феерия.
Благодаря всеобщему умению предаваться простым наслаждениям, в Италии многое устроено в свободное от наслаждений время, то есть кое-как. Многое не работает, работает плохо или отсутствует. Но итальянцы не беспокоятся, по крайней мере, пока не грянул гром.

И так далее...

В конце каждой главы в книге приводится масса рецептов прекрасных блюд. Рецепты вполне подробны и бесполезны: их реализация невозможна без свежайших продуктов Сицилии.

P.S. Это довольно старая рецензия, написанная около года назад и почему-то тогда не выложенная. Теперь я её перечитываю и с грустью отмечаю, что всего за один год она устарела. Сегодня Италия уже другая: она стала менее радушной, сибаритской и беззаботной и более угрюмой. Всесторонний кризис давил-давил итальянцев, и вот добрался до святого -- до национального характера..
Сначала я хотела подредактировать текст, а потом решила оставить -- пусть, мол, будет этаким памятником тому, что совсем недавно жило. Может быть, жило уже отчасти в иллюзиях, но всё же жило.

Tatyana_Ma

Не читала

Мне кажется, сколько людей, столько и мнений. И у каждого из нас будет «своя» Италия или «своя» Россия.
Возьму книгу на заметку. В Италии никогда не была, но очень хочу побывать)
Считается, что Сицилия -- отдельная страна, непохожая на остальную Италию (впрочем, каждая провинция Италии считает себя неповторимой. И в чём-то права). В то же время некоторые черты, подмеченные Фортом, кажутся мне общеитальянскими. И совсем недавно они были самой что ни на есть правдой итальянской жизни.

Надеюсь, что и сегодня, если глубоко не погружаться в итальянскую жизнь, просто приехать туристом, можно будет увидеть именно такую Италию -- душевную и весёлую; вероятность этого особенно возрастает, если общаться с итальянскими стариками: они кризисоустойчивы, и многие по-прежнему готовы без повода шутить с незнакомцами.

Искренне желаю, чтобы ваше желание итальянского путешествия воплотилось, и не раз!
14. — М. — 03.

Не читала

Лара, у вас получилась светлая, солнечная рецензия! ))
Спасибо! Мне хотелось отразить летнее настроение этой книги. Рада, если удалось.)
14. — М. — 03.

Не читала

Лето я и ощутила :)) Тёплое, солнечное!
Anastasiya220590

Не читала

После Вашей рецензии, очень хочется почитать эту книгу! Однозначно в список для прочтения !))
Приятного чтения! )
you

Не читала

У Амфоры эта серия книг вообще замечательная ) во время хочется все бросить, и уехать в описываемую страну )
Я не скажу, что книга замечательная, но она приятная.
А вы в этой серии какие книги могли бы отметить, о каких странах?
Елена Р.

Не читала

Ах! Сижу в холодном Омске, где -20, и мучительно хочу туда, где оливковые рощи, варят свежий сыр и ловят тунца. Спасибо!
Рецензия замечательная, хотя жаль, если действительно "устарела". Может, это временно и пройдёт?
А у них там, поди, дома сейчас где-то плюс 12.) Как и на улице. Такие дома.

Спасибо за добрые слова! И пусть надежда умрёт последней.)
Мне тоже хочется видеть как можно больше счастливых людей. Италия так долго была именно местом концентрированного счастья, что, конечно, ужасно грустно было бы, если бы это куда-то ушло. Но вот беда какая: "настоящими" итальянцами, всегда готовыми пошутить, улыбнуться, обратить неприятность в повод для радости, всё чаще остаются люди среднего, старшего и преклонного возраста, и чем преклоннее возраст — тем искреннее улыбки!
Пока они живы — жива Италия.
Ternigelt

Не читал

Какая хорошая рецензия!
Akallabet

Не читала

Такая теплая рецензия, спасибо!
Взаимно спасибо.)

Ваше сообщение по теме:

Интересные посты

Укротители трехколесных велосипедов

– Чёрт, а чего я ещё не знаю?– Ты всего не знаешь. Готовься удивляться.Велогонки и велогонщики. Не... Читать далее

Славное море, священный Байкал

Хочу поделиться) и прошу администрацию сайта простить меня, так как заметка к книгам отношения не... Читать далее

Калининградский драмтеатр покажет повесть Чингиза Айтматова в старинном форте

   Драму "Материнское поле" по мотивам одноимённой повести Чингиза Айтматова... Читать далее

Все живое (с)

Трудно поверить, что на такую сильную книгу здесь всего одна рецензия, попробую, хотя бы, удвоить... Читать далее

Прямой эфир

Рецензия недели

Укротители велосипедов

«Укротители велосипедов» Стас Иванов

– Чёрт, а чего я ещё не знаю?– Ты всего не знаешь. Готовься удивляться.Велогонки и велогонщики. Не то чтобы я таким увлекалась (или вообще до прочтения книги хоть что-то знала о велоспорте... Читать далее

Leka-splushka Leka-splushka3 дня 15 часов 42 минуты назад

Все рецензии

Реклама на проекте

Поддержка проекта BookMix.ru

Что это такое?