Рецензия на книгу «Мы расстреляны в сорок втором»

"Мы стоим лицом к лицу со смертью. За нами - голый бульвар. Что ж, посадят новые тополя. Землю, на которой мы стоим, зальют асфальтом. И по нему будут ходить люди. Так пусть они помнят, что эта земля густо обагрена нашей живой кровью... Возможно, что когда-нибудь там, где мы стоим, поставят памятник. Так, чтобы у подножия этого памятника никогда не увядали цветы. И чтобы под ним играли дети...
Мы беремся за руки. Жить остается меньше секунды. " Показать

«Мы расстреляны в сорок втором» Михаил Пархомов

Не хочу оценивать эту книгу, я просто хочу рассказать о ней. Ни она, ни ее автор не входят в категорию знаменитых, но если заливаешься слезами на последних страницах и не можешь с этим бороться - это чего-то стоит, нет?

"Днепр лежит где-то там, за осокорями и верболозом. Молчаливый, замерзший. А за ним на холмистом берегу раскинулся город. Тусклая позолота на колокольне Лавры, силуэты домов…
Это Киев, город моей юности."


Юность героя - походы в кино и цирк, работа на заводе и танцы с девчонками, служба во флоте и участие в военных парадах, первая любовь, друзья, мечты... Не сказать, что абсолютно беззаботная жизнь, но нормальная, мирная, и вообще - ЖИЗНЬ.

"Нам казалось, что у нас много, очень много самолетов, танков и орудий. Сколько именно? А столько, сколько нужно. Ведь не все танки показывают на военных парадах! Мы пели «Нас не трогай, мы не тронем». И еще мы пели о том, что «Своей земли не отдадим ни пяди». Мы были молоды, а значит и слишком покладисты, наивны и доверчивы. Что поделать! Позже я как-то встретил сапера, бывшего студента строительного института, который чистосердечно признался, что перед отправкой на фронт купил двадцать пачек папирос — чудак был уверен, что их ему хватит до конца войны."

Это реакция нормального человека. Нормальный человек не верит в войну и не хочет ее. Отказывается верить, что она возможна, отказывается допускать, что она надолго и всерьез. Вот только даже если ты не веришь в безумное настоящее, порой оно оказывается прямо здесь, у тебя на пороге.

"За двадцать дней немцы прошли свыше пятисот километров от Перемышля до Днепра. А на ближних подступах к Киеву они застряли. [...] Итак, линия фронта проходит по городским окраинам. На передовую ездят запросто, трамваем. За пятнадцать копеек — на фронт."

Чем особенно замечательна эта книга? - Живыми людьми. Настоящими, не черно-белыми. Со слабостями, странностями, убеждениями и их отсутствием. Не "мы - хорошие, они - плохие", не "партия всегда права".

"Вечером читают сводку.
«Вчера наши войска вели ожесточенные бои с противником на всех фронтах. На юго-западном направлении, ведя оборонительные бои с превосходящими силами противника, наши части оставили города…»
Дальше идет подробный рассказ о том, как бойцы подразделения какого-то капитана Скворцова захватили вражеский танк и что заявил на допросе пленный немецкий ефрейтор Лаубе.
— Два города да еще населенные пункты в придачу за один паршивый танк, — говорит кто-то полушепотом. — Называется, обменяли…"


Даже песен безумству храбрых нет, одно только естественное безумие момента, когда проваливаются в черную дыру памяти действия и события. И наряду с войной на первом плане - человеческое в людях, вера в то, что и разгильдяй может одуматься, и трус - преодолеть себя. Пусть на час, пусть только и хватит этого, чтобы умереть без стыда перед собой. А универсальному оправданию не виноватая я "Это жизнь его таким сделала" противопоставляется "Всегда надо оставаться человеком".

"Фотография переходит из рук в руки. Все хвалят. Только Сухарев, когда доходит до него очередь, морщится:
— Знаем, все они слабоваты…— говорит он упрямо и тут же уточняет, в чем, по его мнению, заключается женская слабость.
Перебивает его Сероштан.
Я еще не видел боцмана таким свирепым. Он почти кричит:
— Не трожь! Не трожь, говорю! Нет у тебя такого права, чтобы всех мерить на один аршин. Думаешь, если на суку нарвался, так все такие? Я с жинкой, можно сказать, тридцать годов прожил душа в душу. Она мне троих дочерей родила. Так ты и о ней говоришь?.. Молод ты еще о людях судить."


Перед глазами героя проплывают суровые будни экипажа канонерской лодки "Кремль": налеты вражеских бомбардировщиков и ответный огонь зениток, охрана мостов и переправ (ошеломительно странно в одной из глав читать о "шумном и довольно бойком местечке" - Чернобыле), разведвылазки на берег, гибель одних товарищей и чудесное спасение других. И так хочется, чтобы все это было воспоминаниями человека, окидывающего усталым взглядом пройденный путь спустя много-много лет. Но та будто бы далекая юность принадлежит двадцатипятилетнему парню, согревающемуся картинами прошлого, будучи в плену.

"Да, теперь нас только семнадцать. Одни погибли. Другие, надо думать, все-таки пробились на восток. А некоторые… Что ж, были и такие, которые побросали оружие и разбежались по домам. Нас же судьба уберегла от гибели только для того, чтобы разбросать по лагерям, откуда нас затем выудили поодиночке и согнали под Никольскую слободку. Увидят немцы тельняшку, заметят татуировку на груди — и сразу волокут: матрос, матрос…"

И вопреки истории, вопреки названию книги, вопреки всему продолжаешь надеяться, что эти - выжили. Пусть на страницах книги, пусть не было их на самом деле, но были же другие в точно таких условиях, и почему бы не случиться чуду? Почему бы не удаться побегу? Почему бы толпе не восстать и не отбить тех, кого ведут на расстрел? Зачем герой, чья война и чья жизнь обрываются даже не на середине? Но все уже сказано в названии. И, наверное, самое сильное впечатление производит эта безыскусная, слишком реалистичная данность: вот лагерь, неизвестность, надежда, ожидание... а потом вдруг всё кончено. Просто так, без предупреждений, без логического завершения некого жизненного сюжета, даже без знания о том, чем и когда кончится эта проклятая война.

"Мы знаем, за что идем на смерть. За то, чтобы наша земля была свободна. Но мы умираем не только за это, но и за то…
Чтобы люди не забыли о старенькой одинокой матери Петра Харитонова, которая живет где-то под Курском. Чтобы братья Бориса Бляхера никогда не услышали позорного слова «жид». Чтобы, если выживет майор Подлесный — такие люди живучи! — никто не подал ему руки. И Вале, которую я сегодня видел, — тоже. И чтобы ни одна девушка не причинила парню столько горя, сколько испытал Сухарев…
Люди вернутся с войны. Многие придут с орденами. Другие — без. Вернутся некоторые из тех, кто был с нами в плену. Так вот, пусть их никто не упрекнет за это. Как знать, быть может, иные из этих бывших пленных воевали не хуже тех, у кого грудь в крестах?
И еще нам хочется, чтобы нас не забыли. "

Рецензия написана в рамках участия в «Книжном Марафоне». Присоединяйтесь!

14. — М. — 03.

Не читала

Глубоко и проникновенно, Юля!!
Про книги о войне (настоящие книги о настоящей войне) по-другому и нельзя, наверное.
14. — М. — 03.

Не читала

Полностью согласна.
Lemonstra

Не читала

Страшно все это...
Еще страшнее, когда все те события ничему не учат.
Lemonstra

Не читала

Человечество существует уже несколько тысяч лет. Если бы события чему-нибудь учили у нас уже был бы рай на земле.
Но за быстро забываемые относительно недавние события обиднее всего.
1990vika

Не читала

Сложно было читать вашу рецензию... Вы показали такую глубину чувств,такое сопереживание,такое неравнодушие к судьбам героев книги, что хочется сказать Вам - СПАСИБО!
По первой фразе я уже расстроиться успела) Спасибо за спасибо!
1990vika

Не читала

Прошу прощения что своей фразой ввела вас в заблуждение!
Ничего страшного)) Приятно потом понять ошибку.
Nаtалка

Не читала

Хорошая рецензия, настолько, что захотелось взять книгу и прочитать... Но, я пожалуй поостерегусь. Хотя в памяти отложится и может когда-нибудь...
Она, кстати, очень небольшая, эта книга.
Nаtалка

Не читала

Верю. Но для чтения таких книг нужен особый настрой.
А я обязательно прочитаю. Никогда не слышала ни о книге, ни об авторе. Спасибо за открытие
Надеюсь, не пожалеете! Я все-таки оценивала больше с эмоциональной точки зрения.

Ваше сообщение по теме:

Интересные посты

Я не молчал. Я страдал рядом с тобой (с)

              Эндо Сюсаку – известный у себя на родине... Читать далее

19 - 25 июля 2021 года

19 - 20 июля - Понедельник & ВторникВсем привет. С вами я обзорный начала недели, с чем я вас и... Читать далее

Великолепная книга, как и все, что делает Стивен Фрай!

Научная фантастика, альтернативная история и английский юмор в исполнении Стивена Фрая сплавились в... Читать далее

Что наша жизнь? Игра!

«Five Nights at Freddy’s» – культовая компьютерная игра в жанре хоррор, которая стала одной из... Читать далее

Прямой эфир

Рецензия недели

Белый олеандр

«Белый олеандр» Джанет Фитч

"Время олеандров. Любовники, убивая друг друга, спишут всё на этот ветер."Под окном моей спальни растет белый олеандр. Его острые листья отбрасывают четкие графические тени на пол... Читать далее

JuliaStar JuliaStar3 дня 4 часа 2 минуты назад

Все рецензии

Реклама на проекте