Рецензия на книгу Север и Юг

Элизабет Гаскелл — знаменитая писательница Викторианской эпохи, причисляемая, наряду с Чарльзом Диккенсом, Уильямом Мейкписом Теккереем и Шарлоттой Бронте, к блестящей плеяде английских романистов XIX века. Произведения Гаскелл, повествующие о сложных судьбах людей, о власти любви и духовных исканиях, высоко оценивал уже упомянутый Диккенс, печатавший их в своем журнале. К сожалению, в России творчество писательницы получило не столь широкое распространение, как во всем мире. До сих пор из ее наследия на русский язык было переведено только два романа: «Мэри Бартон» и «Крэнфорд». В настоящем издании впервые на русском языке публикуется роман Элизабет Гаскелл «Север и Юг» — история любви, рассказанная в лучших традициях викторианской литературы. До сих пор почитатели творчества Элизабет Гаскелл в России имели возможность познакомиться с этим романом только по прекрасной экранизации BBC 2004 года. Главная героиня, уроженка Южной Англии Маргарет Хейл, вынуждена переехать в северные промышленные районы. Впечатлительная девушка глубоко возмущена ужасными условиями, в которых живут рабочие, однако ее негодование против владельца фабрики Джона Торнтона невольно перерастает в нежное чувство. Героям на протяжении романа приходится преодолевать множество предрассудков, учиться более широко и полно видеть мир, не деля его на черное и белое, на север и юг, учиться доброте и человечности.

  • Викторианская Пересмешница середины 19го века

    20
    +
    Вступление 1. Статистика.

    А давайте я начну с цифр! А то дальше придется говорить много и не всегда понятно :)

    Книга написана в 1855 году, т.е. это несомненно аутентичный памятник девичьих фантазий 45-летней викторианской бабушки. Времена были жуткие, в 45 лет барышни считались (и были по факту) бабушками. Так вот: плачут герои этого романа около ста раз. Кроме этого, около ста раз у них на лице слезы, причем такие, чтобы раздражало кожу и свисало с ресниц. Это отдельно от «плачут». Но и это не все. Еще раз двадцать-тридцать героев душат рыдания. Это когда слез с нашего ракурса не видно, но они есть. Отдельно стоят болезни – все кашляют, все бледные, все голодные и полуобморочные.

    Вступление 2. Что за название такое странное?

    В середине 19 века Англия была еще в начале индустриализации. Она по нашим меркам оставалсь пасторальной сельскохозяйственной страной, в которой кто-то зачем-то построил парочку мастерских. Но тогдашними людьми все это воспринималось по-другому. Был Юг, где все оставалось так мило английскому сельскохозяйственному сердцу, и задымленный Север, в котором куда ни глянь одни фабрики да заводы. Отсюда «Север и Юг». Другими словами, милая правильность и уродливая неправильность.

    Вступление 3. А как же экранизация?

    В 2004 году ВВС сняла сериал, который британские зрители признали лучшим сериалом того года. Сериал «вытащил» на себе Ричард Армитидж, секс-символ острова тех лет. К книге этот сериал имеет весьма не прямое отношение. Главное отличие – сериал не является книгой, в нем нет текста, а значит, нет описаний и диалогов в том виде (и объеме), как это написала мадам Гаскелл. В нем вместо этого видеоряд. Отличия в сюжете, прочтении героев и акцентах на этом фоне кажутся уже не настолько важными (а они огромны).

    Итак, мои впечатления.

    Книга не плохая. Не из тех, которые порекомендуешь друзьям, но в приличном обществе вполне можно получить свою минуту славы, заявив, что ты не из зашоренного большинства, которое читает классику вроде «Джейн Эйр», «Гордость и Предубеждение» или «Домби и сын», ты – из меньшинства, которое читает, прошу прощения, канувшие в Лету «Север и Юг»! Если правильно подобрать момент для такого заявления, то можно заработать пару очков в глазах мамы твоего молодого человека. И резко упасть в глазах его папы. Так что нужно быть осторожной. Не ровен час, мужская часть коллектива посчитает тебя синим чулком, тайно носящим по ночам толстые очки в роговой оправе.

    Какие еще впечатления?

    Читать эту книгу не просто. А читать многочисленные позитивные рецензии на нее не просто вдвойне, плохо резонирует с реальным текстом. Но терпение, труд и обилие свободного времени все перетрут. На время прочтения «Севера и Юга» можно поругаться с МЧ – и ему полезно, и у тебя появятся неделька-другая, чтобы домучить этот полузабытый памятник викторианской литературы.

    Не мной замечено, что в учебнике «Как написать нового Дивергента», о «Севере и Юге» будет отдельная глава. Как раз в разделе «История вопроса». Берем девочку-подростка (которой в романе почему-то 19 лет – вроде, уже должна была повзрослеть, особенно в те времена). Деовчка непременно должна быть неуклюжей и некрасивой. Это мы напишем в начале, а потом на каждой странице будем опровергать эту некрасивость всякими детальками, что главная героиня – не просто святой единорог в душе, но и во внешности Кристина Хендрикс впополаме с Эммой Ватсон в одном бокале. Добавляем жизненных неприятностей, вроде того, что подружка вышла замуж, а тебя никто не зовет. Душа у героини, как я уже сказала, сияет первозданной чистотой, поэтому у героини дикое количество друзей. А потом… Потом появляется мужчина. В стиле сериалов последних лет, брутальный и мрачный, но с нежной, ранимой душой ребенка. И еще, несмотря на обилие друзей, героиню никто не понимает. Она понимает всех, а ее – никто. Ну, так бывает. В книгах. И в кино. Девочка же не такая как все. А еще она Пересмешница, Маргарет Хейл. Естественно, все поражены ее умом, многочисленными талантами, душевной щедростью и красотой (которая, как нам сказали, является уродской внешностью). Остальные персонажи нам понадобятся только для того, чтобы вовремя рыдать и невовремя восторгаться Маргарет.

    Скажете, вы это уже видели на экране? Скажете, вы это уже читали в книгах? Ан нет, все, что вы видели и читали, появилось потом. А первой была Гаскелл со своей мечтой о Маргарет, мечтой, столь неуместной в мужском викторианском обществе середины 19 века! Эмансипация с чего-то ведь начиналась, с чего-то она должна была начинаться! У истоков эмансипации как раз и стояла, среди всех остальных, мадам Гаскелл. Вот только у Гаскелл Пересмешница есть, а соответствующих проблем с обществом вокруг нет. И стремительного сюжета нет. Зависшая в воздухе у нее Пересмешница!

    При том, что автор воспринимает (и описывает) свою героиню как гения чистой душевной красоты, современный читатель так Маргарет не воспримет. Наружу лезут высокомерие, чванство и неадекватность. Ей признаются в любви, а она оскорбляется! А остальные на ее оскоробления – нет, не оскоробляются! Они ведь, второстепенные персонажи, нужны не потому, что они там живут, не потому, что они люди, а потому, что должны же быть функции, которые главной героиней восхищаются, что бы она ни говорила. И, кстати, функции ни на что другое, кроме восхищения Ею, не способны, даже непонятно, как они управлялись со своими имениями и фабриками до появления Ее. Не будь Ее, они бы даже вещи сложить не смогли бы.

    Роман не о любви, хотя все романы той эпохи именно о ней. Любовь в книге есть, но социальных язв больше. Аристократы противопоставляются промышленникам, хозяева – рабочим, индустриалисты – аграриям. Фу, примышленники, гадость! И промышленность, раковая опухоль на теле нашей милой Англии! И Маргарет такая: я ничего в этих ваших делах не понимаю, но вы все неправы! В общем, перед нами гимн ретроградов, застрявших в 18 веке. Так в наше время старушки со старичками ворчат по поводу молодежи, уткнувшейся в свои телефоны. А ведь так хорошо было в семидесятые! Ни iPhones, ни компьютеров, ни интернета – они сплошные милые сердцу библиотеки!

    Литературный вкус то ли автора, то ли мой подводит – читать все это ну никак не хочется! Не текст, а потоки воды в решето. Описания длинные, повторяющиеся, очень детализированные, не интересные. Есть проблемы и с самим текстом. Отличить автора от переводчиков мне сложно, поэтому говорю о том, что прочитала. Слог скучен, формален, вымучен. Описания унылые, серые (в буквальном и переносном смысле). Диалоги зачастую пустые, лишние, но при этом о-очень длинные. И бесконечные восклицания! И рыдания! И полные страдания глаза... Изложение социалистической литературы тех лет воспринимается едва ли не как самое интересное и стилистически выдержанное.

    Концовка не получилась. В наше время ее бы назвали открытой. Основное содержание книги отдельно, финал отдельно. Наверное, автор, когда отвозила рукопись издателю, схватила последние несколько десятков страниц из другой стопки, не посмотрев.

    Ну что, пойду поражать маму своего молодого ч. А вам советую найти более интересное занятие, чем чтение "Севера и Юга".









    • В 45 барышни, если они не переходили в разряд замужних дам, давно и прочно относились к старым девам, а не к бабушкам.

      Юг Англии Гаскелл описывает идиллически - так, как его видит Маргарет, но в конце писательница все-таки указывает на то, что красота Юга неизбежно сопряжена с трудностями крестьянского быта. Ровно так же на промышленность мы смотрим глазами Маргарет, и Маргарет же свой взгляд меняет. Гаскелл, конечно, хотела написать о том, как все непросто в мире, где есть промышленники и нищие рабочие, и Шарлотта Бронте предпринимала такую попытку, но это писали женщины, так что все получилось вполне логично: не манифест, но острые проблемы через призму истории главной героини. Это роман, и притом роман, характерный для своего времени.

      Те, кто с удовольствием читают Гаскелловский "Север и Юг", читают (а чаще - уже прочли) также и сестер Бронте, и Остен, и прочих английских авторов. силу симпатии, которую питают к этому литературному пласту.

      Финал экранизации, разумеется, куда эффектнее, но он хорош для современного зрителя, потому что такое в середине 19 века было бы недопустимо. Так что книга завершается очень славно и вполне логически.
      ответить   пожаловаться
    • Элизабет Гаскелл вышла замуж в 22 года и родила четырех дочерей и сына. Так что все-таки бабушка
      ответить   пожаловаться
    • Но никак не барышня.
      ответить   пожаловаться
    • Кто барышня? Я потеряла нить разговора. На всякий случай - в полемическом приеме, необходимом, чтобы подчеркнуть несоответствие восприятия этой книги с реальными фактами, я назвала Гаскелл бабушкой. Почему мы обсуждаем барышню?
      ответить   пожаловаться
    • "в 45 лет барышни считались (и были по факту) бабушками". См. первый комментарий в ветке.
      ответить   пожаловаться
    • Я посмотрела. Тут "барышни" во множественном числе, напрямую к автору романа не относится, слово применено вместо "женщины".
      ответить   пожаловаться
    • Вы молодец, что посмотрели, но докопаться до сути Вы не удосужились. Барышня женщиной не является (разве что чисто физиологически, поскольку не является человеком мужского пола, но это не имеет отношения к исключительно социальной категории "барышня"). Это или еще девочка/девушка на выданье, или уже старая дева.
      ответить   пожаловаться
    • Именно так, спасибо. "Барышни" - замена слова "женщины".
      ответить   пожаловаться
    • Кстати, по поводу сравнения с "Голодными играми", которое в общем и целом здесь неуместно: Маргарет совершенно не схожа с Китнис, но если уж искать кого-то потенциально близкого по характеру, то это с большой натяжкой будет Мадж.
      ответить   пожаловаться
    • С поправкой на эпоху - и с Китнис, и с Беатрис Прайор, и с Терезой и со всеми остальными инкарнациями одного и того же нереалистичного персонажа - девочка-всезнайка и всеумейка, прекрасная "не родись красивой", предмет всеобщего поклонения, потрясательница и снивергательница. Для романа о соцциальных язвах это, правда, не очень важно. И первенство Гаскелл тоже несомненно
      ответить   пожаловаться
    • "Низвергательница". Хотя Маргарет ничем из перечисленного не является, как не является она и бунтаркой. "Она понимает всех" - и это тоже не о ней. Напротив, героиня всего лишь желает такого понимания, как желал бы его любой хороший человек.

      Кстати, почему вдруг "Север и юг" назван канувшим в Лету?
      ответить   пожаловаться
    • Постоянное недовольство, критиканство, несогласие со всеми - я назвала это "Низвергательница"
      ответить   пожаловаться
    • В середине того века писали сестры Бронте. Джейн Остин уже была классиком
      ответить   пожаловаться
    • Ну да. А в чем вопрос или комментарий?
      ответить   пожаловаться
    • Теоретически, бабушкой в 45 может стать и вы, а может даже и в 40, поэтому вся ваше казуистика по поводу 45-тилетних бабушек в 19 веке просто смешна и неуместна, как и неуместны ваши размышления по поводу степени индустриализации в Англии в то время. Вот, например, слова Энгельса: «Шестьдесят-восемьдесят лет тому назад Англия была страной, похожей на всякую другую, с маленькими городами, с незначительной и мало развитой промышленностью, с редким, преимущественно земледельческим населением. Теперь это — страна, непохожая ни на какую другую, со столицей в 2,5 миллиона жителей, с огромными фабричными городами, с индустрией, снабжающей своими изделиями весь мир и производящей почти всё при помощи чрезвычайно сложных машин, с трудолюбивым, интеллигентным, густым населением, две трети которого заняты в промышленности и которое состоит из совершенно других классов, мало того — составляет совершенно другую нацию с другими нравами и с другими потребностями, чем раньше. Промышленная революция имеет такое же значение для Англии, как политическая революция — для Франции, как философская революция — для Германии». Это было написано в 1845 году, за 10 лет до выхода книги «Север и юг». Хотя, судя по всему, ни Энгельс, ни Гаскелл, жившие в то время, для вас не авторитеты, вам виднее, как там обстояли дела «с парочкой мастерских».
      Ждать от романа 19 века, тем более от романа написаного женщиной, какой-то невероятной интриги, захлёстывающих повествование событий, по крайней мере, глупо.
      Судя по всему, вам ещё рано пытаться анализировать произведения тех времён, раз вы их сравниваете со всевозможными Дивергентами и ждёте от них того же стиля изложения.
      Боюсь, как бы вы не сели в лужу при попытке похвалиться перед мамой м.ч., что читали этот роман, а вдруг мама окажется дамой не просто читающей, но и отлично разбирающейся в той эпохе?
      ответить   пожаловаться
    • Не села. Мама отлично разбирается в классической литературе
      ответить   пожаловаться
    • Думаю, проведение любых аналогий просто по стране и времени написания неуместно. Авторитет классиков не распространяется на книги, написанные тогда же приблизительно в том же месте.
      ответить   пожаловаться
    • Очень убедительно, спасибо
      ответить   пожаловаться
    • Спасибо
      ответить   пожаловаться
    • Обстоятельная рецензия с юмором, ценю
      ответить   пожаловаться
    • Спасибо
      ответить   пожаловаться
    • Отличная рецензия, остроумная, интересная. Мне понравилось:)
      ответить   пожаловаться
    • Спасибо
      ответить   пожаловаться



Интересные посты

Заметка в блоге

Сладости для книголюбов

Трудно найти людей, равнодушных к сладостям. Торты, пирожные, конфеты, шоколад, леденцы...

Интересная рецензия

Меньше ада: семья Зорза

Благодаря этой книге в мире стало меньше боли. Хотя сама она рождена именно болью — болью...

Новости книжного мира

Появилась новая литературная премия для фантастов

Учредителем новой литературной премии «Будущее время» стал Благотворительный фонд «Система». На...

Новости книжного мира

Известен лонг-лист премии "Ясная поляна"

19 июня был объявлен лонг-лист премии "Ясная поляна". В длинный список вошли 43...