Рецензия на книгу Рига известная и неизвестная

Рецензия  на книгу Рига известная и неизвестная

Купить книгу в магазинах:

В данный момент книги нет в продаже.

Новую книгу «Рига известная и неизвестная» я писал вместе с читателями – рижанами, москвичами, англичанами. Вера Войцеховская, живущая ныне в Англии, рассказала о своем прапрадедушке, крупном царском чиновнике Николае Качалове, благодаря которому Александр Второй выделил Риге миллионы на развитие порта, дочь священника Лариса Шенрок – о храме в Дзинтари, настоятелем которого был ее отец, а московский архитектор Марина подарила уникальные открытки, позволяющие по-новому увидеть известные здания.Узнаете вы о рано ушедшем архитекторе Тизенгаузене – построившем в Межапарке около 50 зданий, о том, чем был знаменит давным-давно Рижский зоосад, которому в 2012-м исполняется сто лет.Никогда прежде я не писал о немецкой оккупации. О Риге того времени рассказывают документы и рижане, с которыми мне удалось встретиться.На этот раз не прошел я мимо знаковых зданий – Домского собора, церквей Екаба, Петра, синагоги на улице Пейтавас. Их прошлое и настоящее приоткрывают реставраторы, архитекторы, настоятели и даже мастера по часам.О том, с кого лепили знаменитый фонтан «Нимфа» – у Оперного театра, и на каком рынке ваяли главный памятник Сталину, вы узнаете в главе о памятниках. Сегодняшняя Рига – это не только современные проекты, супермаркеты и банковские клерки, это и десятки людей, которые стараются сохранить уходящее прошлое. «Чудики» – говорил о таких Шукшин. Среди них продавец блошиного рынка, бывший инженер Слава, реставратор военной техники Андрей Красноперое, краеведы Владимир Якушонок и Артур Рейльян, летчик, создатель авиамузея под открытым небом Виктор Талпа, артист из Москвы, каждый отпуск возвращающийся в отчий дом – на улицу Вецпилсетас, Ян Янович Якобсон…

  • «Brīvības gatve, Rīga, Latvija»

    10
    +
    Посвящаю моей семье: маме; моему дяде, его жене, моей тёте, моим братьям и сестрёнке; а также памяти моих бабушки и дедушки, родителей моей мамы и моего дяди.

    Со словами из всем известной песни («Листья жёлтые над городом кружатся…») я хотела бы начать свою рецензию. Только сначала замечу, что песня эта была написана изначально на латышском языке, а потом переведена на русский:

    «Dzīvoja reiz lapa zarā,

    Dzīvoja tā visiem garām,

    Arī sev, arī sev.

    Alkdama pēc zvaigznēm kāri,

    Dzīvoja tā lapām pāri,

    Arī sev, arī sev».

    Так звучит в оригинале, на латышском языке широко известная песня, слова которой написал Раймонд Паулс. В русском переводе мы эту песню знаем с такими словами:

    «Листья желтые над городом кружатся,

    С тихим шорохом нам под ноги ложатся,

    И от осени не спрятаться, не скрыться,

    Листья желтые, скажите, что вам снится».

    Я прочитала книгу Ильи Дименштейна «Рига известная и неизвестная» в рамках и летних сезонных чтений («Книга, события которой происходят в стране, где вы мечтаете побывать») и в рамках тематических чтений июня («Книги о странами и городами в названиях»).

    Я в раннем детстве была в пригороде Риги, но мечтаю (чтобы я ни говорила, что языка не знаю и делать мне в Риге нечего) побывать в этом городе и стране снова.

    …Когда я набрала в поисковике в одной из электронных библиотек слово «Рига» мне предложили две книги, и одна из них и была «Рига известная и неизвестная». Я начала читать, и знаете, у меня наворачивались на глаза слёзы, но не потому, что мне больно за нынешнюю Латвию с её разрухой, отсутствием промышленности и безработицей среди молодёжи (мои двоюродные братья уехали из страны на заработки в Англию), — нет, а тем, что страницы книги напомнили мне детство. Улица Свободы (Бривибас) — на ней жила моя бабушка… Это была ностальгия по счастливому прошлому, по детству. Но — это лирическое отступление. Перейду же к прочитанной мною книге.

    Я читала об истории Риги, и знаю о том, что «по общепринятому мнению, датой основания города считается 1201 год. Однако археологически раскопки подтверждают существование более ранних поселений…» Знаю (немного) как называются улицы в Старой Риге. Чуть-чуть знакома (по маминым рассказам) с пригородами. И всё наверное, остальное знаю или из новостей, или из семейных рассказов. И потому читала книгу Ильи Дименштейна «Рига…» с особым интересом.

    Книга поразила меня тем, что автор не даёт сухих и чётких фактов, как в справочниках, а рассказывает живо, ярко и необыкновенно увлекательно. Он, автор, пишет об известных, малоизвестных или неизвестных фактах из истории Риги. Главными героями выступают здания, улицы, сады, парки, даже «кофейная ложечка из довоенного кафе «Отто Шварц». Я заглянула в историю домов и познакомилась с их хозяевами; прошлась по дорожкам межапарка и зоосада (я помню наш Рижский зоопарк — каких только зверей в нём не было!.. И это был действительно парк!). Во время чтения небольшой книги я узнала столько, что и не перечислить всего! Заглянула в Домский собор, церкви Екаба и Петра, в «синагоги на улице Пейтавас». Познакомилась с часами на башне Петра, и узнала много нового о часах.

    Знаете, можно было бы записать в рецензии всё то новое, что я узнала, но нужно ли? Стоит ли?

    «Во второй половине 19-го столетия, после открытия железных дорог, в почтовом ведомстве наступает новая эра — ямская почта уступает железнодорожной.

    Конкурент письма

    В это время у письма появляется конкурент — почтовая открытка. Самая первая в России иллюстрированная почтовая открытка была отправлена из нашего города — в 1893 году. Долгое время считалось, что родина ревой российской открытки Москва, а дата отправления — 1895 год. Но недавно коллекционер из Цесиса нашёл рижскую открытку, отправленную отсюда в 1893-м.

    Первые открытки продавали в книжных и нотных магазинх. Их владельцы и заказывали типографиям изготовление этого вида почтовой корреспонденции…

    …Незадолго до Нового года меня удивил сын. Молодой человек, подолгу пропадающий в интернете, вдруг принес с почты открытки и письма и стал надписывать их. "Кому?", — поинтересовался я. "Друзьям по интернету. Одно дело обмениваться сообщениями в обычные дни, другое — на праздник. Тут особое внимание требуется". И нам в почтовый ящик вскоре тоже принесли письма и поздравишки от его ровесников — из Минска, Питера, Лондона, Осло. Нет, рано хоронить письма и открытки. В свое время уже поспешили похоронить кино, книги. В истории все возвращается. Еще вернется время, когда юноши и девушки, подобно героине Пушкина, возьмут в руки конверт, чистый лист бумаги и выведут: "Я к Вам пишу, чего же боле, я вам могу еще сказать"».

    …И это только малая часть того, что я узнала!

    Рига, дорогой моему сердцу город. Город, в котором родилась моя мама; город, в котором похоронены мои родные; город, в котором (правда, не в самой Риге, а в её пригороде) живёт мой дядя и моя сестрёнка.

    Прочитано в рамках летних сезонных чтений «Книга, события которой происходят в стране, где вы мечтаете побывать» и в рамках тематических чтений июня «Книги о странами и городами в названиях»




    В данный момент книги нет в продаже.






    • Очень трогательная рецензия.очень понравилась. Сколько тепла и любви вложено в неё. Спасибо.
      ответить   пожаловаться
    • Это же родина моей мамы! И город моего раннего детства! Я не могла написать иначе.
      Рада, что вы оценили.
      ответить   пожаловаться
    • Мне нравятся книги о городах, если о них рассказывают интересно. Спасибо за рецензию.
      ответить   пожаловаться
    • И мне такие книги о городах нравятся.
      Рада, что ты заглянула.
      ответить   пожаловаться
    • Обязательно приезжайте в Ригу! :) Спасибо за рецензию.
      ответить   пожаловаться
    • Когда-нибудь)) А пока, когда мой нос унюхивает запах топлива дальних поездов, я вспоминаю детство - бабушкина квартира находится рядом с ж/д Рига-Санкт-Петербург-Таллинн.
      ответить   пожаловаться
    • Я была в Риге всего два дня, и она мне очень понравилась.
      ответить   пожаловаться
    • Я там была с мамой в раннем детстве, но почти уже не помню ничего... А то, что помню, очень смутно.
      Рада, что Рига вам понравилась.
      ответить   пожаловаться
    • Душевная и красивая рецензия. Желаю поскорее вновь побывать в Риге!
      Если она немного похожа на Вильнюс, то это, наверное, сказка.
      ответить   пожаловаться
    • Спасибо за тёплые слова! Поскорее не получится - побываю когда-нибудь, но очень не скоро.
      В Литве никогда не была, и не могу сравнить, похожи города или нет.
      ответить   пожаловаться
    • " побываю когда-нибудь, но очень не скоро"
      Жаль, что так. Тем более, когда есть родственники - это куда лучше, чем просто туристом ехать.
      ответить   пожаловаться
    • Конечно, жаль, но против обстоятельств не пойдёшь(( Они такие железные.
      Мои братья уехали из страны на заработки, в Латвии остался только дядя, моя тётя и сестрёнка...
      ответить   пожаловаться
    • На мой взгляд, они не похожи, но прекрасны в своей индивидуальности :)
      ответить   пожаловаться
    • Поверю твоему взгляду :))
      ответить   пожаловаться
    • Четверостишие песни на латышском и русском разные))

      Dzīvoja reiz lapa zarā, - жил как-то лист на дереве

      Dzīvoja tā visiem garām, - жил так по себе

      Arī sev, arī sev. - и себе, и себе

      Alkdama pēc zvaigznēm kāri, - жаждуя, висеть у звезд

      Dzīvoja tā lapām pāri, - жил так выше листьев

      Arī sev, arī sev» - и себе, и себе
      ответить   пожаловаться
    • Спасибо за перевод, Оля)) Надо было у мамы попросить перевод этой песни, а не в интернете искать.
      ответить   пожаловаться



Интересные посты

Новости книжного мира

Появилась новая литературная премия для фантастов

Учредителем новой литературной премии «Будущее время» стал Благотворительный фонд «Система». На...

Заметка в блоге

Про сволочь)))

Все мы привыкли воспринимать «сволочь» как ругательство. На самом деле негативный оттенок лексема...

Интересная рецензия

Нет, нет, книги нам не нужны, нам нужны бесплатные брошюры (с.)

Моё главное книжное сокровище этого года, 384 страницы чистого удовольствия, не омрачённого даже...

Интересная рецензия

Меньше ада: семья Зорза

Благодаря этой книге в мире стало меньше боли. Хотя сама она рождена именно болью — болью...