Рецензия на книгу Голубой человек

Рецензия  на книгу Голубой человек

Купить книгу в магазинах:

В данный момент книги нет в продаже.

Роман Л.Лагина "Голубой человек" построен на фантастической основе: наш современник - молодой рабочий, студент - заочник - неожиданно оказался в Москве 1894 года, где и разворачиваются дальнейшие события романа.

  • Дважды прошлое

    15
    +
    Чтобы не портить друг другу настроение, сразу предупреждаю, что тот, у кого при словах «СССР», «советский человек» или «Ленин» начинаются зубовный скрежет, нервические конвульсии или непроизвольное желчевыделение, пусть не читает ни эту рецензию, ни, тем более, книгу. Для них другие люди пишут другие книги и другие рецензии.

    Итак.

    «Голубой человек» - последняя книга Лазаря Лагина, которого все знают, как автора «Старика Хоттабыча». Сам Лагин считал «Голубого человека» своей лучшей книгой. На мой взгляд, это действительно интересная и сильная вещь. Я очень довольна, что она попала ко мне в руки именно сейчас, а не в студенческом возрасте, например. Попробую объяснить почему.

    Сейчас очень популярны романы о «попаданцах». Люди попадают кто куда: в прошлое, в будущее, на другие планеты, в параллельную вселенную, в компьютерные игры и еще Бог знает куда. Герой Лагина, Юрий-Егор Антошин типичный попаданец, он попадает из своего 1959 года в 1894 год. И вот что интересно, эта книга на самом деле дает не два, а три временных среза. Первый – это 1959 год, «настоящее» для Антошина, второй – 1894 год - «прошлое», а третий – это наши дни, наше время, время, в котором мы читаем эту книгу и смотрим и на 1959, и на 1894 годы как на прошлое. Обычно в книгах наш современник попадает в другое время, а тут человек из прошлого попадает в еще более прошлое. Да, в «Янки при дворе короля Артура» тоже такая сумятица времен, с нашей точки зрения, но то все же юмористическая сказка, и время и место нам чужие, поэтому такого погружения нет, все больше хиханьки и хаханьки.

    Сначала мы видим Антошина в 1959 году, он обычный парень, комсомолец, работает на заводе, собирается поступать в ВУЗ, интересуется историей марксизма. В книге, естественно, есть «пропагандистские» фразы, например, о советском народе, который хозяин своей страны, но я неслучайно взяла слово «пропагандистские» в кавычки. Дело в том, что вся эта «пропаганда» идет не сама по себе, это мысли и рассуждения Антошина, а он предстает перед нами в романе живым человеком, со своими убеждениями, со своими достоинствами и недостатками. Открытый, честный, свято верящий в светлое будущее, считающий революцию великим благом, а Ленина своим кумиром. Ну вот такой он, Антошин. Скажете, что тогда таких людей не было? Были. Иногда мне думается, что Лагин придал Антошину свои черты характера. И вот такой молодой человек попадает в 1894 год. И он теперь не Юрий (это господское имя), а деревенщина Егор и приехал в Москву устраиваться на работу.

    Есть в книге интересный эпизод, когда Антошин гуляет по «прошлой» Москве, смотрит на идущих мимо людей и думает:

    Кто они, эти такие разные русские люди?! Каковы будут их судьбы?.. Всего двадцать четыре года отделяют их от Октябрьской революции. Тем, кто помоложе, тогда будет еще совсем немного лет… Конечно, кое-кто из них умрет молодым, кое-кто погибнет, возможно, во время русско-японской войны, во время первой мировой, но остальные доживут до Октября. С кем они будут? Куда их развеет могучий ветер революции?.. Вот этот, например, парень в лаптях и потертом заячьем треухе с оттопыренными ушами. Здоровый, краснощекий, быстрый. Ему нет еще и шестнадцати лет. В семнадцатом году ему едва исполнится сорок. Кем он будет тогда: солдатом, рабочим-отходником, крепким хозяином, бедняком или выбьется к этому времени в купцы и сын его сложит, голову прапором где-нибудь на Дону, в белых полках генерала Деникина? А может быть, он придет к Октябрю большевиком, прошедшим полный курс тюремных университетов, станет комиссаром, председателем губисполкома, директором завода, редактором газеты, председателем комбеда, полпредом молодой советской державы, народным комиссаром, членом Центрального Комитета, народным полководцем?..

    А я читаю эти строки и думаю: «А что будет через 25-30 лет от 1959 года с тобой, Антошин? Как ты переживешь перестройку и переживешь ли? Не хватит ли тебя инфаркт, когда приватизируют твой любимый завод или растащат по кирпичику НИИ? Как ты воспримешь появление господ, возрождение церкви и визиты якобы царской семьи? А может, ты лет через десять примкнешь к тем, кто тихо говорил о том, как нам обустроить Россию на кухнях и приветствовал ветер перемен? Который потом безжалостно сдует таких как ты в первую очередь. С моей временной точки зрения, ты в таком же положении, как этот парень, о котором ты сейчас думаешь».

    Есть в этом романе двойное дно. За гордыми и правильно-политическими строками нет-нет и промелькнет душевная боль, аккуратно замаскированная, приглаженная, а все равно прорвавшаяся. Возможно, Лагин был разочарован крушением идеалов своей юности, считал, что пошли не тем, не Ленинским путем или еще что-то. Не знаю. В книге есть эпизод смерти революционера Розанова. Перед смертью к нему приходит Антошин, они разговаривают, и Юрий-Егор рассказывает умирающему о победе революции, социализме, о том, как все будет.

    А он лежал под убогим одеялом на убогой деревянной кровати, со спокойным, гордым и счастливым лицом человека, который точно знал, что не напрасно прожил свою короткую жизнь…

    Автор этих строк желал бы себе такой же счастливой смерти.

    На последней строке я просто споткнулась, словно об стену ударилась. Значит, мои догадки о разочаровании верны?

    А еще в книге есть любовные перипетии, приключения, интрига, необычное переплетение судеб.

    А еще в книге есть яркие, живые, реальные персонажи. Отвратительно-омерзительный Сашка Терентьев, рыжая егоза Шурка или несчастная, глупенькая Дуся Грибунина.

    А еще в книге прекрасно показана Москва, старая, дореволюционная, ее улицы, ее жители, ее атмосфера.

    В комнату хлынул солнечный свет и бодрящий, совсем по-весеннему сыроватый свежий воздух. И вместе с воздухом и солнцем со двора и Большой Бронной ворвались в затхлые Зойкины меблирашки вешние городские шумы.

    Восторженно визжали ребятишки, игравшие в казаков-разбойников. Вовсю чирикали воробьи. У деревянной коновязи возле извозчичьего трактира глухо ржали в торбы с овсом извозчичьи клячи. Звенел невообразимо высокий тенор точильщика: «Точить ножи-ножницы, бритвы править!» «Старье би-ре-ом!» – вопил захожий татарин с мешком на спине. На соседнем дворе шарманка, задыхаясь и ухая, играла марш лейб-гвардии Преображенского полка. Под самым окном какая-то, судя по свежему голосу нестарая женщина рыдающим голосом попрекала кого-то невидимого и неслышного:

    – Я тебе что? Я тебе, деспот, приказывала огурцы купить! А это что? Это разве огурцы?.. Огурцы, говоришь?! А где ихняя хрусткость, если это огурцы?. Да тебя за такие огурцы убить мало, Мазепа проклятая!.. Молчишь! Я тебе, ирод, помолчу! Где огурцы?!. Три копейки корове под хвост!..

    Я не москвичка, к тому же у меня топографический кретинизм в последней неизлечимой стадии, но людям, знающим и любящим Москву, должно быть интересно прочитать описания улиц из прошлого, прошлого-препрошлого и сравнить с нынешними.

    А еще книга удивительно кинематографична на мой взгляд, и мне с одной стороны жаль, что она не экранизирована, а с другой стороны, наверное и к лучшему, что не экранизирована. А то наснимают опять Аксиний, гуляющих по селу с пустыми ведрами и распущенными волосами или немецких летчиков, гадящих из самолета... Нет, лучше не надо.

    А еще книга написана прекрасным языком.

    Читайте книгу.




    В данный момент книги нет в продаже.






    • Мое чтиво. Спасибо огромное. Прямо хочу-хочу почитать....
      ответить   пожаловаться
    • Читайте, в бумаге найти, наверное, сложно, но онлайн -версия точно есть в инете.
      ответить   пожаловаться
    • Обязательно найду.
      ответить   пожаловаться
    • Удачи )))
      ответить   пожаловаться
    • Очень интересно, спасибо за рецензию. Я из тех, кто Лагина только по "Хоттабычу" и знает. Даже не подозревала, что у него есть фантастика для взрослых.
      ответить   пожаловаться
    • Для меня Лагин тоже всегда был писателем одной книги.
      ответить   пожаловаться
    • Как интересно и здорово написано! Большое спасибо за рецензию, хочется почитать книгу.)
      И так понятны мысли о судьбе парня, чья молодость с ее идеалами приходится на 1959 год. Ведь заранее известно, что его ожидает в относительной, но преждевременной старости.
      Один нюанс: на кухнях у нас все-таки крайне редко говорят "тихо". Особенно если о политике... ой, всё.)
      ответить   пожаловаться
    • э... ну насчет "тихо" я имела ввиду, что это кухонный разговор, а не призывы на площадях. )
      ответить   пожаловаться
    • Какая интересная рецензия! А почему книга носит такое название?
      ответить   пожаловаться
    • Там в одном эпизоде говорится о том, что есть в театральной сфере такой термин "голубой человек", то есть такой положительный-положительный персонаж, что просто нереальный, что весь бессребреник, что думает только о других, а не о себе и все такое. И Лагин называет первых революционеров, тех, кто начинал в конце позапрошлого века революционное движение, такими "голубыми людьми". Благ они от своего революционерства не имели никаких, а каторгу или ссылку вполне могли получить.
      ответить   пожаловаться
    • Замечательная, атмосферная рецензия! Спасибо! Обязательно прочитаю книгу.
      ответить   пожаловаться
    • Читайте обязательно!
      ответить   пожаловаться



Интересные посты

Обсуждение в группах

Опрос "Лучшая рецензия сентября 2018" (Тематические чтения)

Рецензии читаем здесь: 1. Данияр Сугралинов "Level up. Рестарт" рецензия (от Леля...

Интересная рецензия

Дон Кихот на престоле =0)

Оговорка для тех, кого смутит издание монографии о Павле I в дурацкой серии "тайны истории...

Новости книжного мира

Сегодня, 24 сентября, в истории

В этот день родились: 1717 - Хорас (Гораций) Уолпол (на фото), английский писатель, основатель...

Заметка в блоге

Александр Дюма

Сегодня решила собрать факты об Александре Дюма) Александра Дюма часто сравнивают с Александром...